«Конечно, глобальная катастрофа». Алексей Дзермант о влиянии распада СССР на весь мир

01.11.2021 - 20:17

Новости Беларуси. Праздник 7 ноября. Как к нему относятся спустя более чем век и в чем неоднозначность октябрьского витка истории? Трактование и современное прочтение даты. Все это обсуждают гости ток-шоу «По существу».  

Кирилл Казаков, генеральный директор СТВ:
Развал Советского Союза – это глобальная катастрофа для нашего общества и в принципе для мира?  

Алексей Дзермант, политолог:
Конечно, глобальная катастрофа, потому что мир потерял ту самую альтернативу капитализму и либеральной демократии так называемой, которые Запад продвигает как единственный эталон организации общества и государства. Монополия Запада не привела к лучшей жизни, история не остановилась, мы видим войны и разруху.  

Кирилл Казаков:
Август 2020-го показал нам это.  

Алексей Дзермант:
Сотни тысяч убитых во время гражданских конфликтов на руинах Советского Союза. А сколько людей погибло от социальной депрессии, наркомании, пьянства, бандитизма? Эти цифры сопоставимые и, может, даже больше, чем пресловутые сталинские репрессии. Кто ответит за миллионы и сотни тысяч погибших людей в результате распада Советского Союза? Это, конечно, катастрофа, но другое дело, что мы не можем войти в одну и ту же реку дважды. Советский Союз в том виде уже не восстановить, это очевидно, но другое дело, что идеи, которые возникли, кстати, в том числе на нашей земле (напомню, что первый съезд РСДРП тоже прошел у нас, это наш бренд – и этот съезд, и 7 ноября) – мы единственная страна на постсоветском пространстве, которая этот праздник имеет.

Например, для Китая это очень серьезный символ, а Китай – серьезное государство, которое признает ошибки маоизма, в том числе и репрессии, но тем не менее семимильными шагами двигается в будущее. Это серьезная держава. Мы этот бренд должны сохранять. Во-первых, потому что он наш национальный и дал импульс национальной государственности. Во-вторых, в глобальном масштабе мы хранители «красных смыслов», мы свое государство построили на этом и сохраняем социальный характер государства. Я уверен, что в будущем такая позиция – с одной стороны, признавать ошибки, очевидные просчеты, а с другой стороны, говорить, что сама идея, как и в христианстве, там же много было версий, много было всего – эта идея была и будет жить.  

Читайте также:

Вадим Гигин: «Давайте прямо скажем, что было не так при советской власти и почему мы ведем эти споры до сих пор»

Когда перестали праздновать 7 ноября в СССР и как этот день повлиял на Беларусь? Ответил Вадим Гигин

Гайдукевич: Ленин книги читал и писал тома литературы, а Тихановская не читала «Муму». Латушко, может, только «Муму» и прочитал

Loading...


«У нас два мема: «Британские учёные заявили» и «В Америке провели опрос». Знают ли в белорусском обществе историю?



Новости Беларуси. Кто раскручивает политический спиннер на постсоветском пространстве? Как связана международная повестка с предпосылками из прошлого? События в Казахстане стали поводом для теледискуссии 10 января в ток-шоу «По существу».  

Кирилл Казаков, генеральный директор СТВ:  
Вадим Францевич, вопрос немножко в другую тему. Мы говорим об исторической памяти, а по-вашему, каков уровень знания истории в обществе? Насколько эта вся история интересна, во-первых. Во вторых, насколько она востребована в школах, в вузах, в институтах и просто среди людей?  

Вадим Гигин, политолог, председатель правления Республиканского государственно-общественного объединения «Белорусское общество «Знание»:  
На самом деле, у нас часто проводят опрос и начинают по американскому типу, в Америке очень любят это. У нас два мема: «Британские ученые заявили» и «В Америке провели опрос – они не знают столицу Мексики». И у нас начинаются такие опросы. Всегда общество будет по-разному реагировать на те или иные исторические события. Что-то знать, что-то не знать – это нормально. Давайте проведем остаточные знания по физике, по математике. Но в целом сейчас, и мы докладывали это Президенту, в мире настоящие бумы интереса к истории. Почему? Мы говорим: «складывается новый миропорядок». А никаких ценностных, философских оснований для него нет. Люди не понимают, куда двигается мир, и поэтому мы летим вперед с головой, обернутой назад, и в прошлом ищем ориентиры, героев, образцы для подражания. И это нормально.  

Алена Сырова, СТВ:  
Но кто-то читает историю, написанную американцами, а кто-то изучает наши исторические моменты.  

Вадим Гигин:  
Для нас историю точно не американцы пишут. Альтернативную историю для Беларуси писали, может быть, в Америке, но бывшие коллаборационисты. А бывших не бывает. Именно история Второй мировой войны самая востребованная по запросам в поисковых системах. Например, тем, кто говорит, что мы слишком много внимания обращаем, не только мы – весь мир. Это очень интересно до сих пор.  

Алена Сырова:  
А какие источники правильно выбирать, чтобы не ошибиться?  

Вадим Гигин:  
Ну, не пойдет обычный человек в архивы. Для этого мы и предлагаем Президенту целую систему исторической политики. Надо ли нам институт? Категорически нет. Никаких институтов национальной памяти не надо создавать. И Президент об этом сказал. Во-первых, это признак тоталитарного государства, мягкого тоталитаризма, но тем не менее. Во-вторых, мы видим неэффективность: деньги затрачены огромные, но сказать, что в Польше, Украине, Прибалтике они достигают своих целей – нет. И мы так не пойдем. У нас все есть. Мы просто эти пазлы должны собрать воедино: это отделение гуманитарных наук и искусства (Академия наук), это вузы и университеты, это общественные организации, это СМИ. И мы должны их объединить в единую систему трансляции исторических знаний. Задача нашего объединения: переводить с академического языка, потому что ученые всегда все равно пишут на своем, научном языке, на общепонятный, тезисный язык – то, что людям интересно, нашу историю, увлекательную, переполненную героями, рассказывать так, чтобы всем это было интересно, и доводить подлинных героев. А то у нас какого-нибудь поднимут кровавого деятеля средневековья, типа Радзивилла. Говорят: «Но если он не герой, так у нас других и нет». Вы врете. Кроме тех, кого придумали наши националисты, а вместе с ними и западные хозяева, у нас есть Евфросиния Полоцкая, Кирилл Туровский, Франциск Скорина, Якуб Колас, Янка Купала, Максим Богданович. Я могу перечислять бесконечно этот список. Это наши герои. А вы заметьте, как о многих из них мы стали меньше говорить. У нас какой-нибудь князь, Сапега или Радзивилл, которые, как Президент сказал, мужиков меняли на собак. И почитайте наших классиков: его возвеличивают, он великий. У нас приедьте в любую деревню – этой деревней сначала владел шляхтич такой-то. Это что такое? Вы представляете, это что, изучение истории? Нам пытались привить холопскую идеологию: кто нами владел и нашими предками. Этому будет положен конец. Мы будем рассказывать народную историю белорусов – великого народа с великой историей.  

Николай Щекин, политолог, кандидат философских наук:  
Благодаря Году исторической памяти у нас создается свой новый пантеон героев независимой Беларуси. Достаточно вспомнить: 12-го числа исполнится ровно год, как не стало сына белорусской земли, героя Беларуси, Филарета Вахромеева. Разве это не герой? Я провожу связь между Евфросинией Полоцкой и Филаретом. Можно проводить между Франциском Скориной и Якубом Коласом. Вот она, связь времен. Просто не надо вытаскивать искусственных и внеисторических для белорусского народа химических героев. Достаточно вспомнить за последние годы независимости. У нас, к сожалению, мало знают даже героев Беларуси, которые есть, а разве в прошлом году не было героизма? Сколько сделал Владыка Филарет, чтобы Белорусская православная церковь стала звучать в мире, не нарушая при этом баланса с Русской православной церковью? Сколько он принес новой культуры. Разве это не героизм?  

Александр Ивановский, эксперт в сфере безопасности:  
Я бы хотел отметить, что у нас не только герои, о которых говорил предыдущий товарищ. У нас первая женщина член-корреспондент Академии наук, математик, великий человек, который целую теорию разработал. Мы об этом практически не знаем. На Могилевской земле она родилась. И я хочу сказать, что таких у нас людей огромное количество. Тех, с которых можно действительно достойный брать пример и подражать.  

Читайте также:  

Гигин: то, что полыхнуло в Казахстане, может иметь далекоидущие последствия. Там уже заложены идеологические бомбы  

Александр Ивановский: Запад придумал концепцию постправды и сам же на нее наступил, на эти грабли  

Нужен ли институт национальной памяти в Беларуси? Мнения экспертов