«Кормление – это не выход как решение проблемы». Как помочь бездомным животным?

01.03.2018 - 11:55

Наверняка, если вы у родных или друзей спросите, с кем или чем у них ассоциируется март, в ответ чаще всего услышите: «С кошками». Именно мартовские коты стали притчей во языцех. О них все говорят по поводу и без, ими восхищаются и вдохновляются.

Гость программы «Утро. Студия хорошего настроения» на  СТВ – председатель ООЗЖ «Кот в окошке», руководитель волонтерского приюта «О'Кош&Ко» – Наталья Зайцева.

Как вы думаете, изменилось отношение белорусов к брошенным собачкам и котам?

Наталья Зайцева, председатель ООЗЖ «Кот в окошке»:
К сожалению, для того, чтобы изменить отношение, нужны годы и, возможно, смена поколений. Таких сердобольных кормильцев много, но это никоим образом не меняет положение дел в целом и не судьбы животных в частности, потому что кормление бездомных животных – это не выход, как решение проблемы. Выходом в данной ситуации может быть – предотвращение в принципе появления на улице бездомных животных.

Появление бездомных животных на улицах имеет несколько путей. Первое – это бездомное животное, которое выбрасывается людьми, к сожалению, этот факт есть, и пока это ненаказуемо и неотслеживаемо. И второе – это просто рождение на улице бездомных животных.

Как помочь бездомным животным? Что нужно сделать? Нужно позвонить к вам в организацию?

Наталья Зайцева:

Идеальный вариант – это взять к себе домой, как минимум, хотя бы на некоторое время приютить, обогреть, обработать от блох и глистов, попытаться найти новых хозяев, дать объявление и т.д. Это не всегда возможно. Если животное родилось на улице и боится людей, то таких животных отловить и пристроить практически нереально.

Какие вы организовывается ещё проекты?

Наталья Зайцева:
На базе нашего миниприюта существует и программа стерилизации уличных кошек. Абсолютно любой человек может приехать со своим котом. Мы организуем стерилизации, передерживаем послеоперационный период, потом животное выпускается обратно либо в тот подвал, где он жил раньше.

Как стать волонтёром в вашей организации? Кто обращался в волонтёрский приют «Кот в окошке»? Куда обратиться? Узнаете, посмотрев видеоматериал. 

Люди в материале: Наталья Зайцева
Loading...


У волонтёра украли кошку-инвалида?



Коту под хвост! Именно так спецоперацию по спасению Кисы сейчас называют зоозащитники. А всего 2 месяца назад на лечение зверька с перебитыми лапами и сломанным позвоночником деньги собирала вся страна!

Этот детектив начался ещё в январе. Тогда Светлана нашла полуживую кошку в сугробе. Женщина сразу бросила клич в Интернете, выходить покалеченное животное вызвались 2 добровольца – волонтёр Таиса и частный приют. 

Светлана:
Изначально, ещё в переписке с «Эгидой» я отдавала предпочтение каким-то одним заботливым ручкам. Потому что все мы понимаем, что такое приют, какое количество животных там содержится, и, при всём желании волонтёров, оказать более индивидуальный подход нереально. 

Женщина передала кошку в приют, специализирующийся на спасении травмированных животных. Для покалеченной кошки Кисы каждая минута была на счету, а потому Светлана не на миг не спускала с неё глаз. 

Светлана:
Я отдала кошку в «Суперкот», и так как за два дня там ничего не было сделано абсолютно, никаких анализов, я приехала в «Суперкот», мне отдали кошку в переноске. И я повезла её на обследование: ей были сделаны снимки, поставлен диагноз. В тот день я передала кошку Таисе Шульгевич. Ужасная, вообще, творилась ситуация: звонили, угрожали – верните кошку в «Суперкот». 

Несмотря на требования сотрудников приюта, женщина твёрдо решила – о судьбе несчастного животного куда лучше позаботится волонтёр. Передав кошку в руки Таисы, Светлана выдохнула. Женщина практически вернула кошку с того света. И Киса пошла на поправку. 

Таиса Шульгевич:
Она была в отличной форме, на лапках уже не было этих ранок. Врач сказал – и в одной клинике, и в другой – что она вес хорошо набирает, шёрстка блестит. Говорит: «Ну, Вы – молодец». Я говорю: «Я ж не одна – молодец, люди помогали».   

Неясно – разводили руками медики – только одно: сможет ли кошка заново научиться ходить. Чтобы поставить точный диагноз, необходима МРТ. Но такого обследование в белорусских ветклиниках не делают. Таиса обратилась в московскую лечебницу. Женщина спешно отвезла Кису на обследование и стала ждать. А через пару дней её огорошили – кошка умерла! 

Таиса:
Пишет, что сделали седацию, пошла аллергическая реакция и кошечка умерла. Мол, кремация завтра. Я ей пишу: «Марина, категорично требую кремацию без меня не делать, я завтра выезжаю». Она пишет: «Раз так, тогда сегодня кремируем». 

Таиса никак не могла смириться с тем, что любимицы больше нет в живых, и сама поехала в МосквуДойдя до руководства учреждения, женщина узнала шокирующую правду – Киса, всё-таки, жива! А камеры видеонаблюдения зафиксировали, как неизвестный мужчина похищает животное из клиники.  

Таиса:
Все данные мои там есть – карточка пустая. Когда спросила про кардиолога, невролога – они посмотрели и говорят: «Эти врачи в этот день не работали». То есть, обследования не было. 

Вопрос, кто и зачем украл кошку, сводил Таису с ума! Отчаявшись найти питомца, женщина  обратилась на «горячую» линию СТВ. А в это время в группе в Интернете появилось любопытное признание: врач ветклиники подтвердила сговор с представителем приюта «Суперкот». Его сотрудники, якобы, и организовали таинственное похищение. 

Дарина Стригельская, адвокат:
С точки зрения лиц, которые, предположительно, забрали этого кота из московской клиники, то здесь, конечно, есть возможные варианты развития событий. Потому что, не зная позицию той стороны, мы на сегодняшний день не можем понять, чем они руководствовались, данного кота забирая. Животное, согласно нашему законодательству, приравнивается к имуществу. И поэтому, если мы говорим, что кота забрали, и сделали это неправомерно – то есть было какое-то хищение данного имущества, как говорит наш законодатель, то это может быть либо административная, либо уголовная ответственность. Нужно понимать, что хищение – это всегда корыстное преступление, то есть, лицо должно совершать эти действия с какой-то определённой корыстной целью.  

Чтобы понять, знают ли в приюте хоть что-нибудь о судьбе Кисы, съёмочная группа СТВ отправляется туда. Попав в заведение, корреспонденты нашей программы пытаются во что бы то ни стало увидеться с руководством. Те ставят журналистов на место прямо с порога  и наотрез отказываются от любых комментариев. 

Екатерина Кузнецова, председатель МООЛЖ «Суперкот»:
Вы врываетесь в приют, мы вас тут не ждали, мы вас не звали. И что вы хотите? Какие комментарии? Таиса Шульгевич, если она продолжает клеветать, если она уверена, что у неё там кто-то что-то украл – она обращается в милицию, а не на телевидение.

После прямого вопроса про кошку сотрудник приюта белеет от злости! И тотчас вызывает наряд милиции! Выслушав обе стороны, правоохранители приняли заявления. Но на этом игра в кошки-мышки только началась! На следующее утро обвинения в адрес корреспондентов программы посыпались одно за другим. Публичные угрозы и бесконечные жалобы не давали покоя. 

Дарина Стригельская:
Очевидно, что эти сведения умаляют деловую репутацию репортёра телеканала СТВ, и, можно говорить о том, что они её порочат таким образом. По законодательству Республики Беларусь данные сведения априори считаются ложными. То есть существует презумпция добропорядочности. Помимо гражданско-правового способа защиты чести и достоинства и деловой репутации, существует также возможность защищать данные нематериальные блага в административном или уголовном порядке.

Среди многочисленных попыток оклеветать сотрудников редакции руководство приюта так и не удосужилось ответить на главный вопрос – что стало с Кисой. После проверки в милиции подтвердили: журналисты действовали в рамках закона.

Тимур Кессель, исполняющий обязанности по должности заместителя начальника РУВД Советского района г. Минска:
По результатам проведения проверки участковым инспектором Советского РУВД принято решение, что в действиях сотрудников ЗАО «Столичное телевидение» отсутствует состав или даже событие какого-либо противоправного деяния. 

Выставив инцидент с приездом съёмочной группы на всеобщее обозрение, руководство приюта отчаянно пыталось порочить наших коллег. А в итоге обрушило бездну негодования на себя – даже те, кто внимательно следил за судьбой кошки и верил в благовидную репутацию питомника, стали открыто протестовать против его действий.

Виктор:
Сразу, ни с Таисой, ни с «Суперкотом» я никак не связывался. Но, учитывая, что во всех практически группах очень однобоко всё это представлялось: много людей и все на стороне «Суперкота». Складывалось впечатление, что «Суперкот» занимает более правильную позицию, а Таиса нет. Шла даже речь, что Таиса украла этого кота. Потом, значит, я потихонечку разобрался. На самом деле, это совершенно не так.

Так и не найдя концов, владелица кошки Таиса уже написала заявление о пропаже в милицию. Кто и зачем украл кошку, жива ли она сейчас – вопрос, который пока без ответа. Мы будем следить за развитием событий!