Лечить головную боль палочками, а маслобойку превратить в музыкальный инструмент: рассказываем про умельца из Волконосово

19.07.2018 - 15:58

Создавать народные музыкальные инструменты из дерева Александру Антоновичу подсказала сама природа. Деревня Волконосово в окружении леса и родной дом с запахом свежего хлеба – источники вдохновения.

За его плечами – автомеханический техникум и институт физкультуры, а вот профессионального музыкального образования нет.

Любовь к музыке передалась по наследству и оказалась сильнее всего.

Концертов от двоюродного дедушки ждала вся деревня.

Уже в 7-ом классе мальчик сделал свой первый бубен и проникся силой ударных инструментов.

Александр Харкевич, мастер по изготовлению народных музыкальных инструментов:
Я играл на балалайке и пел песни волочёбные.

За что меня потом, как комсомольца, исключили из школы на неделю.

А массовое изготовление началось, когда вышла передача «Играй, гармонь». А я вспоминал, что я помню от своих предков об этих инструментах – вот и сейчас они претворяются в жизнь.

Из бузины – свистки, из крушины – дудки.

Мастер чувствует дерево и творит чудеса. Его фавориты – дуб, ясень, орешник и яблоня.

Трещотки Александра Антоновича играют на две стороны. Ложки превращаются в трио.

И даже из маслобойки ему удалось сделать оригинальный ударник!

Традиции на новый лад.

Александр Харкевич:
Ложки сразу были – кладёшь между пальцев, и тут мозоли у меня ложки – моей конструкции, пружинки ставлю.

Я играю в 2 руки и 2 пары ложек.

Александр Антонович не расстаётся с народным творчеством Круглянщины с 1957 года, когда вышел на сцену районного Дома культуры. Работал в школе, и более 30 лет выступал в ансамбле со своими коллегами-учителями. Так слава о самородке пошла по всем деревням.

И сегодня мастер – визитная карточка «Дожинок».

Но для трудоголика это – не главное.

Александр Харкевич:
Меня деньги не интересуют, когда я делаю кому-то что-то. Если он берёт, я чувствую, что он меня душой благодарит – мне радость!

Сердечно-сосудистая моя система укрепляется.  

Я всегда этот чемодан вожу, потому что я с ансамблем «Вереснянка» выступаю вместе.

Играю и им даю.

Их 13 человек, я и им набираю. Все играют на инструментах – девчата, женщины и я.

А можно собрать оркестр из 40 человек. Народный ассортимент у мастера богатый: клещоты, барабаны, трещотки, свирели, клекоты и многое другое. Импровизировать на них одно удовольствие.

Александр Харкевич:
Это – маракас свадебный, два кольца. Я его не продаю, давно б уже забрали.

В Александрии как только увидели: «Давай быстрей!» 

Гостям Александр Антонович всегда рад.

Готов и мастер-класс провести и концерт устроить.

Правда, признаётся, что обучать современное поколение непросто.

Александр Харкевич:
Я взял 5-ый класс. Прибежали мальчики, и им так хочется – сразу, раз-раз и готово! Я посмотрел, что такой режущий инструмент, какое всё острое.

Думаю: будут травмы и я пропал.

Говорю: «Мальчики, вы не приходите больше работать, а приходите смотреть».

По всему миру разъезжаются не только дудки мастера, но и его посуда и сельскохозяйственные инструменты.

Александр Антонович может даже лечить при помощи дерева.

Александр Харкевич:
Если болит голова, надо это – из божественного дерева, надо их 3 штуки сюда поставить и держать до тех пор, пока не почувствуешь, что хорошо.

Лишнее нельзя.

Потому что осина лишнее не выдерживает.

Многие удивляются – откуда столько сил и вдохновения в 83 года? Секрет прост – оставаться человеком.

Александр Харкевич:
Я стараюсь делать только добро людям и всем – даже птицам.

Вот вокруг 40 домиков.

Люди в материале: Александр Харкевич
Loading...


Посреди соснового леса – типи, юрты, шаманские танцы. Необычная усадьба в Борисове, где живут сибирские хаски



Анастасия Макеева, корреспондент:
90 км от Минска и вы в гостях у кочевых племен и хаски.

Посреди соснового леса типи, юрты, шаманские танцы. Как на Борисовской земле прописался караван традиций? 

Виктор Ларин, владелец усадьбы:
Этот подарок судьбы в свое время уничтожил 500 сортов фиалок, после чего мы передумали заниматься цветами и начали заниматься собаками.

Юлия Красная, владелица усадьбы:
Завели старшему сыну хаски. Она съела действительно весь дом, наш мозг начал работать. Мы создали вот такой проект дом кочевника. И теперь у нас не только одна хаски, теперь у нас уже десять. Связались с нашими родственниками в Средней Азии, они помогли связаться с коллегами из Монголии. И вот потихоньку мы стали собирать экспонаты.

Так и вырос экзотический город. Отправляемся в гости к монголам. Испокон веков этот народ занимался животноводством. И даже несмотря на то, что они входят в тройку лучших наездников мира, в шахматах вместо фигурки коня любимый верблюд. Как только у него заканчивался подножный корм, переезжали на новые молочные места. Разобрали юрту и вперед.

Джамбул:
Если детей в юрте станет больше, что будут делать взрослые, ставить вторую юрту? Нет. Они будут расширять вот эту юрту. Здесь все связано только веревками, поэтому очень легко развязать и немножко изменить конструкцию. В современных юртах стоят печки, а в старину вместо печек в центре было место для костра.

В XXI веке в юртах есть все гаджеты, но традициям не изменяют. Не дай бог, вам наступить на порог. Оскорбление ниже плинтуса. Юрта строго делится на мужскую и женскую половину. И пока юноша не построит жилище сам, о женитьбе может не мечтать.

Джамбул:
В каждой юрте есть солнечные часы. Это 12 символов восточного календаря змея, дракон. Как они работают до сих пор? Первые лучи попадают на овцу, когда раньше не было часового измерения, был час овцы.

Внутри все расписано яркими красками, в степи по ним жажда. Светло-оранжевый поклон солнцу, дань буддизму. 

Джамбул:
На вас я сейчас надел праздничный головной убор моей жены. У монголов более 100 головных уборов, они не имеют названия, но каждый головной убор предназначен для определенных дел.

Путешествие вокруг света продолжаем в индейском типи. Кстати, в Северной Америке это не диковинка, племена там кочуют по сей день. Раньше пирамиды из деревянных шестов были покрыты шкурами оленей и бизонов. Передвигались в типи только по часовой стрелке. Женщинам отведена южная сторона, мужчинам северная. А в 7 лет мальчики уже считались взрослыми и ходили с отцами на охоту. За каждый подвиг вождь вручал по перу, так что по венцу можно было судить о храбрости.

Апони:
Огонь в типи горит всегда: и днем, и ночью. Ночью за огнем следила самая пожилая женщина в семье: это бабушка или прабабушка. Она играла вот на таком музыкальном инструменте это калимба.

Не юрта, а арктическое царство. По легенде, могучий Чысхаан явился из Северного Ледовитого океана и принес с собой жуткий холод. Однажды его очаровала девушка. Искры от любви залетали в каждый дом и дарили тепло. Но с первыми лучами солнца Чисхан растаял. Так красавица превратилась в северную звезду, которая каждый новый год ждет встречи с любимым.

Чысхаан:
Дети приходят и спрашивают, как меня зовут. Сразу начинается «чизкейк». Вообще Чысхаан это полубык, получеловек, считается, что вся сила Чысхаана заключается в рогах. Чем больше у Чысхаана рога, тем крепче морозы.

Пованговать на будущее поможет и друг камней шаман. В его тюркской юрте ритуальные танцы не соскучишься. Аутентичный алтайский бубен из дерева и кожи оленихи защитит от всего плохого.

Лелекай:
Обратите внимание на саму ручку, на что похоже? На человека. Данный человечек правильно называется тотем. Он признан защищать шаманов от злых духов.

Каждому шаман дарит ленточку. Повяжите ее на волшебном дереве, задобрите наступающий. Если повезет с погодой, можно устроить покатушки на нартах. В свое время на Аляске северные друзья поставили рекорд в 18 км без остановки. 

Виктор Ларин:
Ни для какой охраны, службы они не способны. Кто угодно, зайдя на территорию, собаки его оближут с ног до головы, помогут еще вынести все имущество и будут служить верой и правдой новому хозяину.

Чукчи, эскимосы брали их с собой на ночлег для того, чтобы согреваться в лютые морозы.

Вперед за приключениями!