Лечить головную боль палочками, а маслобойку превратить в музыкальный инструмент: рассказываем про умельца из Волконосово

19.07.2018 - 15:58

Создавать народные музыкальные инструменты из дерева Александру Антоновичу подсказала сама природа. Деревня Волконосово в окружении леса и родной дом с запахом свежего хлеба – источники вдохновения.

За его плечами – автомеханический техникум и институт физкультуры, а вот профессионального музыкального образования нет.

Любовь к музыке передалась по наследству и оказалась сильнее всего.

Концертов от двоюродного дедушки ждала вся деревня.

Уже в 7-ом классе мальчик сделал свой первый бубен и проникся силой ударных инструментов.

Александр Харкевич, мастер по изготовлению народных музыкальных инструментов:
Я играл на балалайке и пел песни волочёбные.

За что меня потом, как комсомольца, исключили из школы на неделю.

А массовое изготовление началось, когда вышла передача «Играй, гармонь». А я вспоминал, что я помню от своих предков об этих инструментах – вот и сейчас они претворяются в жизнь.

Из бузины – свистки, из крушины – дудки.

Мастер чувствует дерево и творит чудеса. Его фавориты – дуб, ясень, орешник и яблоня.

Трещотки Александра Антоновича играют на две стороны. Ложки превращаются в трио.

И даже из маслобойки ему удалось сделать оригинальный ударник!

Традиции на новый лад.

Александр Харкевич:
Ложки сразу были – кладёшь между пальцев, и тут мозоли у меня ложки – моей конструкции, пружинки ставлю.

Я играю в 2 руки и 2 пары ложек.

Александр Антонович не расстаётся с народным творчеством Круглянщины с 1957 года, когда вышел на сцену районного Дома культуры. Работал в школе, и более 30 лет выступал в ансамбле со своими коллегами-учителями. Так слава о самородке пошла по всем деревням.

И сегодня мастер – визитная карточка «Дожинок».

Но для трудоголика это – не главное.

Александр Харкевич:
Меня деньги не интересуют, когда я делаю кому-то что-то. Если он берёт, я чувствую, что он меня душой благодарит – мне радость!

Сердечно-сосудистая моя система укрепляется.  

Я всегда этот чемодан вожу, потому что я с ансамблем «Вереснянка» выступаю вместе.

Играю и им даю.

Их 13 человек, я и им набираю. Все играют на инструментах – девчата, женщины и я.

А можно собрать оркестр из 40 человек. Народный ассортимент у мастера богатый: клещоты, барабаны, трещотки, свирели, клекоты и многое другое. Импровизировать на них одно удовольствие.

Александр Харкевич:
Это – маракас свадебный, два кольца. Я его не продаю, давно б уже забрали.

В Александрии как только увидели: «Давай быстрей!» 

Гостям Александр Антонович всегда рад.

Готов и мастер-класс провести и концерт устроить.

Правда, признаётся, что обучать современное поколение непросто.

Александр Харкевич:
Я взял 5-ый класс. Прибежали мальчики, и им так хочется – сразу, раз-раз и готово! Я посмотрел, что такой режущий инструмент, какое всё острое.

Думаю: будут травмы и я пропал.

Говорю: «Мальчики, вы не приходите больше работать, а приходите смотреть».

По всему миру разъезжаются не только дудки мастера, но и его посуда и сельскохозяйственные инструменты.

Александр Антонович может даже лечить при помощи дерева.

Александр Харкевич:
Если болит голова, надо это – из божественного дерева, надо их 3 штуки сюда поставить и держать до тех пор, пока не почувствуешь, что хорошо.

Лишнее нельзя.

Потому что осина лишнее не выдерживает.

Многие удивляются – откуда столько сил и вдохновения в 83 года? Секрет прост – оставаться человеком.

Александр Харкевич:
Я стараюсь делать только добро людям и всем – даже птицам.

Вот вокруг 40 домиков.

Люди в материале: Александр Харкевич
Loading...


«Раньше в таких стульях золотые монеты прятали». Уникальный музей в белорусской деревне: сюда даже водитель лунохода приезжал



Леонид Гапанович, коллекционер:
Платок, которому не менее 150 лет. Раньше в таких стульях золотые монеты прятали.

В музее у Леонида Гапановича разбегаются глаза. Буквально за час здесь можно совершить турне по разным эпохам. Соткать полотно на кроснах, послушать Вертинского и даже ощутить дух стахановцев не без чувства юмора. 1.000 раритетов уютно разместились в деревне Безверховичи. Все с родной Случчины.

Леонид Гапанович:
Я все время что-то собирал, коллекционировал. Сделал ремонт на веранде и мне говорят: «О, мини-музей». Тут я задался целью. Много кто помог, спасибо большое коллекционеру Бойко Владимиру Владимировичу!

В сенцах ярко представлен быт крестьян XVIII-XX веков. Посреди маслобоек и чугунных утюгов можно найти немало эксклюзива!

Анна Гапанович, местный житель:
Меня больше всего удивила деревянная коляска, я ее никогда не видела! Я думаю, она всех удивила.

Самый старый экспонат – вот эта Богородица.

Самый дорогой сердцу дедовский уголок. За 5 лет у дяди Лени побывало больше 1000 гостей!

Леонид Гапанович:
У меня был водитель советского лунохода.

У харизматичного подполковника все четко! Старшее поколение ностальгирует, молодежь развлекается, дети примеряют фуражки и береты.

Леонид Гапанович:
Есть здесь и музыкальный уголок. Началось все с того, что две трубы хотели сдать на металл, а я их вовремя забрал.

Этим летом Леонид Александрович снова порадовал своих земляков и открыл библиотеку. От Гоголя до Лондона. От мистики до приключений. На полках сейчас 2.300 книг и еще полтысячи в багажнике. На летних каникулах здесь выстраиваются в очередь!

Татьяна Есьман, местный житель:
Тема сочинения была в школе и старшая внучка написала, что посещала библиотеку. Наш библиотекарь то печеньем, то конфетами угощает постоянно. Это у них хороший стимул.

Хозяюшки разбирают женские журналы с рецептами, призывники – военную прессу. К слову, библиотеку Леонид Гапанович назвал в честь внучки Софии, а самобытный музей – в честь внучки Елизаветы.

Анастасия Макеева, корреспондент:
Пожалуй, это единственная библиотека в стране, в которой не ведут записи и нет формуляров, а если книга очень понравилась, можно воспользоваться правилами кроссбукинга: забрать себе, обменяв на какую-нибудь из своих.

Сохранять прошлое, думать о будущем и, конечно, расширять коллекцию.

Леонид Гапанович:
Мне приятно то, что люди приходят, спасибо говорят даже, а больше мне ничего не надо.