«Листопад-2016» в Минске: кто из звезд приехал на кинофестиваль и почему там не представлены белорусские картины

06.11.2016 - 19:48

Новости Беларуси. Свой кинофестиваль «Листопад» в Беларуси пока еще гораздо скромнее, чем каннский. Но, как говорится, дайте срок. Белорусские тракторы тоже не сразу разъехались по всему миру.

На 23-й «Листопад» привезли полторы сотни фильмов из 45 стран. Прямо в эти минуты проходит презентация польской документальной программы «Кино перемен». В столичном кинотеатре «Мир» на вопросы зрителей отвечает номинированный несколько лет назад Оскар режиссер Бартош Конопка.

И снова он. 23-й по счету – без пафоса, но завораживающий. Джазовый оркестр, красная дорожка, свет софитов. На «Листопаде» – элита кинематографа.

Время, когда все было куда скромнее, помнит Александр Федорович. Директор «Октября» – кинотеатра, где впервые прошел фестиваль, – рассказывает: в 1994 году на открытие пришло 400 человек. Это треть зала. Народную любовь «Листопад» получил уже потом, спустя годы.

Александр Власенко, директор кинотеатра «Октябрь»:
Давали каждому зрителю программку. И в конце программки ставили цифры. Счетная комиссия подсчитывала голоса и все это вывешивалось в фойе на большом плакате, выставлялись оценки. И все зрители сразу подходили к этому плакату и спорили, кто победит.

Фестиваль «Листопад» вот уже 23 года вместо голливудских новинок, которых в белорусской афише очень много, предлагает кино другое. В поле зрения зрителей попадают фильмы, над которыми стоит думать и размышлять. И которые в то же время подходят белорусам по отношению к жизни и по менталитету.

Это и есть концепт фестиваля. И он неизменный с первого «Листопада». Хотя география фильмов обширная (есть кино из Японии, Филиппин или Китая), нам их темы близки. У стран бывшего коммунистического блока сейчас свои дороги, на которых, впрочем, и теперь хватает места прошлому.

Рафик Алиев, народный артист Азербайджана:
У нас биография одинаковая. Мы жили долгое время в одной стране, мы были очень близки, понимали, у нас была одна школа. Мы все учились во ВГИКе. В Ленинграде, в Минске. И теперь, несмотря на то, что мы качественно перешли на новый уровень, мы разбежались по своим квартирам, но история осталась.

Каждый год фестиваль получает около сотни фильмов. В игровой конкурс попадает с десяток. Они созвучны зрителю на разных уровнях: социальном, политическом, личном. Герои думают и действуют, что называется, по-нашему.

Игорь Сукманов, директор программ игрового кино XXIII Минского международного кинофестиваля «Лістапад»:
Сейчас Европа озабочена проблемой выхода Британии из ЕС, проблемой беженцев. Если мы возьмем это и попробуем переложить на наши плечи, мы увидим, что эти проблемы важны, но они находятся в дымке, вдалеке.

В Минск на «Листопад» приезжали Дени Дюран, Эмир Кустурица, Брийанте Мендоса. В этом году состав гостей не такой внушительный. Но, пожалуй, не это главное. Киноведов волнует, скорее, вопрос другой.

Павел Иванов, декан факультета экранных искусств Белорусской государственной академии искусств:
Печально, что в главном конкурсе нет белорусских фильмов.

И, действительно, со времен «В тумане» Сергея Лозницы прошло четыре года. Конечно, до него была и «Анастасия Слуцкая», и «Я помню», и «На спине у черного кота». Но эти ленты знает разве что киноман. У Павла Иванова – именитого белорусского режиссера – на эту проблему своя точка зрения.

Павел Иванов, декан факультета экранных искусств Белорусской государственной академии искусств:
Вот мы в следующем году выпускаем 8 кинорежиссеров. Дайте по 100 тысяч долларов, и государство сразу получит 8 полнометражных фильмов. И я уверен, что из них получатся хорошие фильмы. 3-4, но это будет прорыв.

Свои фильмы (если хорошие) – это, как ни крути, еще и реклама страны. Вот на чемпионат по хоккею к нам приехало 20 тысяч туристов. И это за две недели. Отсюда, соответственно, в плюсе и экономика. А чем кинофестиваль хуже? Например, Дени Коте – знаменитый канадский режиссер – о Беларуси узнал благодаря «Листопаду».

Дени Коте, председатель жюри конкурса игрового кино «Молодость на марше» XXIII Минского международного кинофестиваля «Лістапад» (Канада):
Я очень хотел сюда приехать. Беларусь для меня – это пока тайна. Ваш режиссер Сергей Лозница – мой друг. И он рассказывал мне о «Листопаде». На нем можно найти фильмы, которые сняты так, как никто в мире еще не снимал. А для меня важна оригинальность. Это главный критерий.

Вот уж где у нас как в кино, так это в анимации. И количество (только «Беларусьфильм» делает по мультфильму в месяц), и качество. «Весна осенью» по Короткевичу недавно стала лучшей на планете. А мультипликационная история о Шагале (ее подготовила национальная киностудия) – уже достояние мирового искусства.

Марина Карпова, режиссер анимационных фильмов:
Анимационное кино в Беларуси снимается, и довольно много. Растет новое поколение, осваиваются новые технологии.

Грузин, а точнее грузинский кинематограф, способен действительно на многое. Это как пример стране нашей. В Грузии на кинопроизводство выделяют вдвое меньше средств, чем в Беларуси. При этом их кино номинируют на «Оскар». Свою картину «Мандарины» (одну из таких) Заза Урушадзе привез на «Листопад», сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Заза Урушадзе, председатель жюри основного конкурса игрового кино XXIII Минского международного кинофестиваля «Лістапад» (Грузия):
Так случилось, что когда мы делаем, 90% проектов – экопродукция. Это спасает нас. «Мандарины» – тоже экопродукция. Это очень хорошее направление.

Как бы там ни было, кино снимают, когда этого хочет зритель. И он – главный адресат каждой картины. Но судя по тому, какие очереди выстраиваются за билетами на фестивальные фильмы, тот самый зритель уже должен теряться от разнообразия отечественных картин. Так что, подождем?

Люди в материале: Игорь Сукманов


«Всегда нужно верить». Что думает директор «Лістапада» об оскаровских шансах «Хрусталя»



Почему белорусский фильм «Хрусталь» выдвинут на «Оскар», но при этом лента не участвовала в «Лістападзе», спросили в программе «Большой город» директора кинофестиваля.

Анжелика Крашевская, директор кинофестиваля «Лістапад»:
По правилам, на конкурс может попасть картина, которая не выходила в широкий прокат на территории РБ. Это такие правила, которые мы тоже не хотим нарушать. А по правилам оскаровского комитета она должна была быть показана в сентябре. Поэтому для продюсера, для Дарьи было важно провести кампанию для оскаровского комитета.

Нужно учитывать интересы, потому что прецедент для Беларуси уникальный, когда игровая картина выдвигается.

Илона Волынец, СТВ:
Какие шансы есть у этой картины?

Анжелика Крашевская:
Там конкуренция. Это как лотерея, и трудно в кино иногда предположить, но всегда нужно верить.

«Вопрос законодательный и открытости чиновников». Что нужно для развития белорусского кино, спросили директора «Лістапада»