«Лоукосты» в Беларуси и модернизация аэропорта «Минск». Интервью генерального директора Дмитрия Меликяна

26.03.2017 - 21:31

Вторую взлетно-посадочную полосу построят в Национальном аэропорту к 2018 году. Сейчас в минской воздушной гавани идет модернизация. Вскоре там появятся телескопические трапы и новые панорамные лифты. Придут ли в Беларусь «лоукосты», зачем грузчикам видеорегистраторы и за что пассажирам так полюбились капсулы сна. Об этом и не только – в интервью директора аэропорта Дмитрия Меликяна в программе «Неделя» на СТВ.

3,5 миллиона пассажиров уже принял Национальный аэропорт. За счет «безвиза» почувствовали увеличение пассажиропотока?

Дмитрий Меликян, генеральный директор РУП «Национальный аэропорт Минск»:
Мы промониторили ровно месяц. Взяли 30 дней этой работы. У нас получилось 4442 человека, которые влетели сюда по безвизовому режиму. Германия, Польша, Италия, Великобритания, США, в том числе Литва, Латвия, Нидерланды. И есть экзотические страны, в том числе 22 человека из Австралии, которые прилетели сюда. Это и Мозамбик, и Малайзия. Всего 60 стран.

Вильнюс, казалось бы, небольшой городок, но аэропорт там – настоящий крупный узел пересадочный. Стоит ли нам задуматься, чтобы тоже подтягиваться под этот уровень, что нужно сделать? Может, «лоукосты» пустить, например?

Дмитрий Меликян:
Если у нас приблизительно 3,5 млн, то у них 3800, то есть на 300 тысяч больше. Но темпы развития у нас быстрее, чем у них. Я объясню ситуацию в отношении «лоукоста», компании. В Вильнюсе нет своей базовой компании. Они вынуждены привлекать все компании, которые лишь бы летали. У них нет транзита, у них «лоукост»-компании, которые вывозят граждан, да, это дешевый тур, это, с одной стороны, все очень хорошо, но «лоукост»-компании зарабатывают на другом. Они зарабатывают на багаже, на услугах, которые оказывают не бесплатно на борту самолета. Мы ставим задачу у себя создать хаб, то есть транзитный узел, при котором очень благоприятная атмосфера для того, чтобы не просто посетить наш аэропорт, а при помощи нашего аэропорта быть доставленным в ту необходимую точку, в которую они стремятся попасть.

А много таких авиакомпаний, которые просятся прийти к нам? Это же лакомый кусок.

Дмитрий Меликян:
Они просятся. Мы им предлагаем услуги, как оказываем мы другим авиакомпаниям. Они: «Нет, давайте мы будем зарабатывать на багаже. Давайте». Я говорю, что нет. Наш стандарт, что у человека, прибывающего в аэропорт, в стоимости билета уже забито то, что он свои 20 кг в багаже и 8 в ручной клади спокойно провозит. И не надо его мучить, не надо из него делать какого-то изгоя. Я считаю, что наш народ должен получать высококачественную услугу.

Преображается же наш аэровокзал на глазах?

Дмитрий Меликян:
Идет модернизация, при которой меняются телескопические трапы, так называемые рукава, которые соединяют с воздушными судами. Они принципиально новые, они с кондиционерами. И возможность постановки возле терминала широкофюзеляжных воздушных судов, использование телескопических трапов. Кроме этого еще устанавливаются три панорамных лифта со стороны перрона. Это в первую очередь для малоподвижных групп создается. И создается для того, чтобы можно было пассажиру прямо с земли поднять в зал вылета либо наоборот. Завершаем еще установку нескольких платформ, которые будут давать возможность перемещаться малоподвижным группам между этажами. На сегодняшний день пассажир из малоподвижной группы может попасть куда угодно, самостоятельно, без помощи.
На сегодняшний день идет строительство второй взлетно-посадочной полосы, которая и дает возможность нам приема любых типов воздушных судов. Строительство должно завершиться в 2018 году.

Если сравнивать еще с Европой, то в нашей воздушной гавани царит в хорошем смысле штиль. Во Франции арестовали несколько лет назад группу сотрудников за кражу багажа. Чего стоит такое спокойствие?

Дмитрий Меликян:
Вы знаете, наверное, в первую очередь менталитет тех людей, которые работают здесь. И они на самом деле работают качественно. Я вам скажу, что много приходится разбираться с такими вопросами, как хищение чего-то из багажа. Мы можем доказать, для этого сделали все. У нас каждый грузчик ходит с видеорегистратором, то есть вся его работа фиксируется, потом мониторится и так далее. Нет смысла заниматься, потому что он под контролем. Но, с другой стороны, он не столько под контролем, сколько у нас есть реальная возможность доказательства, что это не мы, что не у нас.

Меры безопасности – тоже же такой серьезный аспект, где-то даже, может, в крайности, пожалуй, бросаются. В Дубае, я читала, и сетчатку глаза сканируют. Насколько они у нас серьезные?

Дмитрий Меликян:
Это оборудование, которое мы привезли из Великобритании, в автоматическом режиме обеспечивает при прохождении чемодана, допустим, по ленте, он автоматически выбрасывает этот багаж, если почувствует взрывчатое вещество, находящееся в нем. Выбрасывает, выталкивает в определенное место, и в этом определенном месте уже идет разбирательство.

Аэропорт – это же такой целый город в городе. При желании жить, наверное, можно.

Дмитрий Меликян:
Я вам хочу сказать честно и откровенно: мы можем месяц автономно существовать. У нас свои скважины с водой, запасы питания находятся здесь. У нас бомбоубежище. То есть все, все, все. И количество людей у нас – три тысячи человек работающих. Такой небольшой районный центр.

А как относитесь, когда стойки регистрации – вместо людей автоматы?

Дмитрий Меликян:
Прекрасно. Мы уже необходимое количество стоек саморегистрации установили здесь. Теперь вопрос в авиакомпаниях, которые подключат свою программу для того, чтобы человек пришел, паспорт приложил, потому что электронный билет. Все, он прочитал мою фамилию внимательно и выдал мне посадочный талон.

Эти капсулы, слип-боксы так называемые, востребованы?

Дмитрий Меликян:
Да, еще как. Хотите правду? Еще дозакупаем. Скажу, что у нас в международном секторе мы одну зону сделали с такой искусственной травой, там такие лежаки стоят. Сейчас у нас новая фишка. Посмотрел, думаю, мы приятно удивим потом: мы хотим еще зеленые стены сделать.

На какие направления еще засматриваетесь? Откуда к нам еще полетят в перспективе?

Дмитрий Меликян:
Мы очень хотим, чтобы у нас появилась все-таки Северная Америка, чтобы у нас появилась Индия. И рассматриваем в том числе и Японию.

Насколько вы сами прикипели к этой атмосфере, вот этот муравейник, вечно движущийся? Люди собираются в путешествия.

Дмитрий Меликян:
Я живу здесь, понимаете. Семья меня меньше видит дома, близкие люди, родные. Я к родителям раз или два раза в год только могу съездить, хотя 150 км, казалось бы, рядом.

Прямо как в романе «Аэропорт».

Дмитрий Меликян:
Вы знаете, это как настольная книга. Можно ее использовать.

Новых вам успехов и поменьше турбулентности в такой ответственной работе.

Дмитрий Меликян:
Спасибо.

Люди в материале: Дмитрий Меликян
Loading...


Национальный аэропорт «Минск» станет частью столицы: Президент подписал Указ



Новости Беларуси. В целях комплексного развития Национального аэропорта «Минск» границы столицы и Смолевичского района будут изменены, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. Это предусмотрено Указом Президента Беларуси.

Согласно документу, в черту столицы будут включены земельные участки общей площадью более 320 гектаров, расположенные в Смолевичском районе. Это касается 14 юридических лиц. Уже с 2020 года эти территории будут относиться к Октябрьскому району Минска. Столичную прописку получит также Смолевичский лесхоз.