новости СТВ в твиттере

Максим Рыженков: В 2015 году НОК Беларуси, как штаб-квартира, принял участие в проведении 186 мероприятий

29.03.2016 - 12:11

На минувшей неделе Национальный олимпийский комитет Беларуси праздновал юбилей. Главному спортивному ведомству нашей страны исполнилось 25 лет.

За четверть века Беларусь добилась на олимпийском пути серьезного прогресса. Общее количество медалей, завоеванных нашими атлетами на пяти летних и шести зимних Олимпиадах, близко к сотне. Спортивные журналисты из других стран уже не шерстят географические карты в поисках Беларуси, а высокопоставленные спортивные функционеры не боятся доверять нам проведение ответственных международных стартов.

О том, какими были для белорусского олимпийского движения эти 25 лет, и о том, какими будут следующие годы, мы поговорим с первым вице-президентом НОК Максимом Рыженковым.

Максим Владимирович, 25 лет – солидный срок, много всего было. А какие события самые значимые?

Максим Рыженков:
Наверное, если этапно разделить историю олимпийского движения в Беларуси, современной страны уже, то самым главным событием, конечно, было учреждение Олимпийского комитета. Сегодня этот факт – один из элементов независимости, суверенитета. Ибо только суверенное государство имеет право учреждать НОК. Второй, наверное, этапный серьезнейший вопрос – это избрание на пост Президента Национального олимпийского комитета главы нашего государства Александра Григорьевича Лукашенко, после чего совершенно другой отчет времени в олимпийском движении и в работе Олимпийского комитета наступил. И последнее, наверное, это тот успех по продвижению ряда международных спортивных инициатив, которые доверили проводить нашему Олимпийскому комитету. Прежде всего речь идет о получении права провести Европейский олимпийский фестиваль молодежи в 2019 году. И второе – это Генеральная ассамблея европейских олимпийских комитетов уже в этом году. Вот это, наверное, самые такие запоминающиеся, эпохальные вещи за эту небольшую, 25-летнюю историю нашего Олимпийского комитета.

Максим Владимирович, все-таки болельщики и обыватели просто постоянно слышат про НОК. О нем пишут, говорят, но, может быть, не все знают, чем конкретно занимается. Какими-то организационными вопросами или каким-то другими?

Максим Рыженков:
Конечно, работа Олимпийского комитета многогранна. И те результаты на соревнованиях, в том числе которые проходят по эгидой Международного олимпийского комитета, это только внешний показатель результативности работы именно только в спорте высших достижений. На самом деле мы очень много внимания в своей работе уделяем пропаганде олимпийских ценностей и принципов. Эта работа проводится через широкие разные мероприятия со школами, спортивными классами, с училищами олимпийского резерва. Мы идем даже в самые простые, отдаленные, обыкновенные школы не только с пропагандой идеи, но и с предоставлением спортивной экипировки, с предоставлением широких контактов с нашими заслуженными олимпийскими чемпионами, которые, в общем-то, в ходе таких встреч тоже призывают к здоровому образу жизни. У нас в числе подопечных, например, спецПТУ женское в Петрикове, которое мы не только снабдили какой-то спортивной экипировкой, чтобы они могли каким-то образом ближе стать к социальной нормальной жизни через спорт, но и с ними постоянно встречаются наши атлеты. Известная наша велогонщица Цилинская этих девчонок чуть ли не за шкирку берет и говорит, что пора браться за жизнь нормально, смотреть вперед, потому что ничего не потеряно, много в жизни и других горизонтов есть. Кроме того, одно из наших направлений – это широкое сотрудничество с международными структурами: Международным олимпийским комитетом, международными федерациями, различными департаментами МОК, которые позволяют нам привлекать в год 500-600 тысяч долларов международной помощи на реализацию различных проектов, которые мы, как правило, отправляем на различные федерации. Это и подготовка тренерских кадров, это и выдача стипендий для молодежи, участвующей в каких-то олимпийских программах такого среднего звена, это и поддержка спортсменов высокого уровня, которые участвуют в Олимпийских играх. Например, гранд в 100 тысяч – женской команде по баскетболу, которая сейчас готовится к международной квалификации, чтобы попасть в Рио-де-Жанейро. Большая часть нашей работы состоит также в оказании содействия (и методического, и консультативного, и ресурсного) в работе нашим федерациям. И, кроме того, в ходе всех своих каких-то общений с международными структурами мы помогаем выстраивать отношения по продвижению определенных видов спорта. Так, например, из последнего, чтобы было понятно, была конкретная договоренность нашего Олимпийского комитета по привлечению к подготовке нашей сборной, дуэта по синхронному плаванию пятикратной олимпийской чемпионки, которая генеральный секретарь сегодня в Олимпийском комитете России, Анастасии Давыдовой, к подготовке к Олимпийским играм. И я скажу, чтобы мы были успешны, попали на Олимпийские игры. Только частичный такой вопрос, чтобы было вам понятно: везде, где есть возможность помочь, везде, где есть возможность ресурсно обеспечить что-то, мы везде к услугам тех или иных спортивных организаций Беларуси. И, естественно, участвуем в международном спортивном движении тоже.

Так и хотелось сказать: «Будьте добры, помедленнее, я записываю». Просто какое-то необъятное количество дел включает в себя Национальный олимпийский комитет.

Максим Рыженков:
По прошлому году, я вам скажу, у нас Олимпийский комитет, как штаб-квартира, принял участие в проведении 186 мероприятий. Если вы разделите на количество дней в году, отнимите, может быть, праздничные дни, окажется, что чуть ли не каждый день у нас какое-то мероприятие было либо мы помогали в его организации.

Максим Владимирович, Олимпиада в Рио все ближе и ближе, мы к ней активно готовимся, о ней говорим. А спортсмены что говорят? Может, какие-то нарекания уже есть?

Максим Рыженков:
Знаете, мы специально в последнее время провели несколько заседаний оргкомитета и заседаний рабочей группы, которую возглавляет Александр Славиевич Гагиев, первый заместитель министра спорта, который поедет шефом миссии в Рио, проводили в Олимпийском комитете. И я скажу, что даже для очистки совести велась аудио- и видеосъемка. Каждый представитель по каждому виду спорта (главный тренер, руководитель федерации либо еще какие-то специалисты, которые присутствовали), каждому из них задавался вопрос, в каком режиме идет подготовка. Какие вопросы сегодня требуют решения, где не хватает финансирования, все ли нормально в фармакологии, хватает ли ресурсов для того, чтобы питались спортсмены. Либо надо дополнительные сборы в Рио, тестовые либо какие-то учебно-тренировочные, высокогорье, среднегорье – где угодно. Климатические зоны соответствующие и так далее. На сегодня отвечалось, что все решается. Нерешенных вопросов нет. Было несколько небольших проблемных вопросов, но к настоящему времени и они уже решены. Из этого я, в принципе, исхожу, что если все тренеры, спортсмены говорят, что с точки зрения подготовки все вопросы решены. Что я еще большего могу знать о подготовке в том или ином виде спорта, если основные специалисты или тот спортсмен, который будет выполнять, говорят, что все вопросы сегодня решены? Мы готовы. И Олимпийский комитет, знаю, и Минспорта к большему финансированию каких-то отдельных, может быть, видов спорта или направлений. Но все заявки, которые сегодня к нам подаются, выполнены. И если есть какие-то проблемы, может быть, у спортсменов, это, скорее, может, вопросы какого-то бытового характера. На которые ответ только один. Друзья, если сегодня у вас отдельное общежитие либо небольшая квартира, то, собственно говоря, в ваших руках решение вашего вопроса. Пожалуйста, Рио-де-Жанейро, становитесь на пьедестал. И так, как вопросы в свое время были решены для Домрачевой, Кушнера, Цупер, –пожалуйста, это вас тоже ожидает в случае показания достойного результата.

Насколько я знаю, недавно вы в составе белорусской делегации были с рабочим визитом в Рио-де-Жанейро. Интернет, наверное, не дает такого представления. Пишут разное. Вы видели все своими глазами. Скажите, насколько сейчас город готов к проведению Игр?

Максим Рыженков:
Для того, чтобы город был готов к проведению Игр, надо еще сделать много. Если мы говорим, в принципе, сможет ли Рио быть готовым к Олимпиаде, я уверен, что сможет. И уверенность в этом дает в большей степени тот пул специалистов, которые работают в оргкомитете. Это профессионалы высочайшего класса, за плечами у которых уже не одна Олимпиада. Как правило, международные специалисты, под которыми соответствующие службы, непосредственно бразильские. Если говорить о готовности объектов, то они, конечно, далеки от готовности. И те объекты, которые сегодня существуют и требуют большого обновления, модернизации, даже подмарафетить их надо, потому что их состояние такое, что у нас бы никогда в жизни Президент не позволил на объектах такого рода состояниях проводить серьезнейшее мероприятие, даже уровня чемпионата Европы, не говоря уже об Олимпийских играх. А те, которые возводятся, в настоящий момент даже на некоторые нас не пустили внутрь, потому что идут работы. И большинство, к тому же, мы посетили только с касками на голове, что означает, что они в процессе строительства, то есть, собственно говоря, они еще не готовы. В определенной степени готовности сегодня только олимпийская деревня. Фактически это закрытый городок, квартиры в котором уже давно проданы, но будут переданы владельцам после Олимпийских игр. Вот этот городок готов, можно заселяться хоть сегодня. Хотя многие элементы инфраструктуры этого городка (вип-зона, для прессы зона, зона приема пищи, тренировочная зона) сегодня не готовы, их просто нет вообще, только выделены участки. Нас уверяют, что все будет сделано из таких легких временных конструкций. И, понимая объективно, конечно, их возведение не требует огромного времени, тем более, что, как нам было сказано, законодательная база по такого рода объектам намного проще таких объектов, которые возводятся на века. Поэтому, собственно говоря, не потребуется серьезных согласований, все будет в срок выстроено. Но пока мандраж определенный есть.

Не хочу спрашивать про медальные планы, потому что дело это изначально неблагодарное. Может пойти по-всякому. Может фаворит провалиться, может выстрелить доселе неизвестный спортсмен. Но кто как не вы знает потенциал этой команды. Поэтому скажите, на что, если все будет хорошо, эта команда может рассчитывать? До этого я слышал количество медалей 10-15 – это наш уровень.

Максим Рыженков:
10 – это, наверное, заниженный уровень. Около 15 – это, наверное, адекватный уровень. Я бы хотел надеяться на большее. Тем более, как мне кажется, с учетом общей подготовки спортсменов, их физического состояния и того, сколько мы вкладываем сегодня в этих спортсменов ресурсов, мы вправе ожидать именно такого хорошего выступления от них. Тем более, что у нас 25-летие Олимпийского комитета, нас ждет очень серьезное такое событие, как Генеральная ассамблея Европейских олимпийских комитетов, когда мы собираемся как раз празднования остальные сделать по случаю 25-летия.

Коль уж вы вернулись к Национальному олимпийскому комитету, что бы хотелось пожелать организации и коллегам?

Максим Рыженков:
Первое я хотел бы пожелать, конечно, чтобы все были здоровы. Это прежде всего. Чтобы у всех все хорошо складывалось в их домах, потому что если человек счастлив дома, если у него все складывается хорошо в личной жизни, он тогда будет с большей отдачей, с большим желанием и работать. И, конечно же, я хотел бы для них всех пожелать того достойного результата наших олимпийцев, который бы действительно стал хорошим подарком и отображением в том числе и того вклада, который они путем вклада, обеспечения наших команд, финансирования, ресурсно-консультативно вложили, и увидели отображение таким результатом.

Макcим Рыженков, первый вице-президент Национального олимпийского комитета Республики Беларусь