«Малина у вас – чистая. Я смело кормлю внука!»: как фермеры в Брагинском районе выращивают экопродукты

26.04.2018 - 20:38

Новости Беларуси. Корреспондент СТВ побывал в Брагинском районе, в фермерском хозяйстве, где занимаются органическим земледелием.

Александр Чубса, глава фермерского хозяйства:
Когда приобрели этот участок, приехали сюда, здесь не было сада. Здесь люди садили картофель, различные овощи. Естественно, обрабатывали картофель – жучка-то травили колорадского. Вот уже третий год мы здесь возделываем землю.

В этом году стали перекапывать землю – червей очень много.

Это говорит о том, что почва – живая, начала процесс восстановления.

Никой химии!

Александр Чубса рассчитывает только на червей и бактерии. О плюсах органического земледелия фермер может говорить часами. Правда, слышать от жителя одного из самых «чернобыльских» районов страны – Брагинского – о производстве продуктов со знаком «Эко», по крайней мере, неожиданно. Экологическое земледелие в эпицентре экологической катастрофы невольно вызывает когнитивный диссонанс.

Александр Чубса:
Надеюсь, что будет у нас в этом году урожай яблок – наших, экологически чистых.

Фруктовый сад и питомник малины – это лишь часть их семейного проекта.

Агроусадьбу Жанна и Александр открыли ровно 2 года назад.

Жанна Чубса, владелец агроусадьбы:
Для своей семьи и для гостей нашей агроусадьбы мы готовим питание из экологически чистых продуктов. Всегда в моём детстве на стол подавали яичницу, мясо, блины и такое блюдо, как кровяная колбаса, которую я делала когда-то со своей бабушкой, с мамой. И я её сегодня приготовила.

Её тёплые воспоминания детства обрываются весной 1986 года, когда родную деревню наводнили военные, а в жизнь ворвался треск дозиметров, и непонятное тогда слово «радиация». Она помнит дезактивацию родного дома и эвакуацию на всё лето, которое для 11-летней девочки тянулось целую вечность.

Чернобыль навсегда изменил её малую родину.

Но с тех пор Жанна с ней надолго старается не расставаться. Получив университетское образование, она вернулась домой и делает всё возможное, чтобы Брагинский район был местом комфортной и безопасной жизни.

Жанна Чубса:
Я думаю что это – будущее Брагинского района, бренд наш.

Александр Чубса:
Малина не вызывает аллергии у детей и не накапливает радионуклидов.

То есть, малина – чистая ягода.

Был у нас гость из Минска, мы его угостили малиной. Он говорит: «Я отвезу своему внуку». Малина красивая такая, крупная. То, что я ему сказал, что малина чистая, можно не проверять – он не поверил. Поехал в Минск, занёс в лабораторию, проверил. И потом мне позвонил и говорит: «Александр, малина у Вас – чистая. Я смело кормлю внука!»

Малиновая идея – социальный проект.

Ходить в лес за ягодами после аварии нельзя. Питомник Чубсы заложили, чтобы ягод хватило не только для себя. Саженцы сортовых малины и клубники с их участка уже разъехались по всему району. А вот от голубики отказались сразу, потому что та растёт на торфяниках, а они, как известно, аккумулируют радионуклиды.

Жанна Чубса:
Знаете, мы, наверное, привыкли к тому, что мы учимся и учим других. Потому что 30 лет проживания в зоне, которая пострадала от чернобыльской катастрофы.

Было проведено очень много семинаров, тренингов, мастер-классов.

И те навыки, которые мы получили тогда, помогают нам теперь обучаться и перестраиваться на органическое земледелие.

Сегодня пестициды и гербициды на огородах односельчан их волнуют куда больше цезия и стронция, с последними здесь уже давно научились жить. Начиная новое дело, Жанна и Александр обязательно консультируются с учёными. За 30 лет для них это стало нормой жизни.

«Чернобыль-32. Технология жизни». Специальный репортаж

Люди в материале: Александр Чубса, Жанна Чубса
Loading...


Игорь Чешик о Чернобыле: это был шок из-за незнания – наверное, такая масштабная радиационная катастрофа была в мире впервые



Новости Беларуси. Директор Института радиобиологии НАН Беларуси Игорь Чешик рассказал, как Беларусь продвигалась в деле реабилитации и возрождения земель, которые пострадали от чернобыльской катастрофы.

Игорь Чешик, директор Института радиобиологии НАН Беларуси (Гомель):
Когда в конце 80-х в эту трагедию окунулось все население нашей республики, это был шок. Это был шок из-за незнания – наверное, такая масштабная радиационная катастрофа была в мире впервые. То, что было в Хиросиме и Нагасаки, экстраполировать на Беларусь никак было нельзя – там был ядерный взрыв, остролучевое и температурное воздействие, ударная волна. Здесь же произошло массивное выпадение радионуклидов на значительные территории. Загрязненными оказались около 20 % всей территории Республики Беларусь. Наиболее пострадала Гомельская область: из 21 района 20 (кроме Октябрьского) стали относиться к категории загрязненных.

В тот момент ни научный мир, ни медицинский, ни в целом население, ни исполнительные органы власти не знали, чем это чревато. Выпали радионуклиды – но что будет завтра, через неделю, через год? Даже почти полумиллионный на тот момент Гомель оказался на грани выселения, на грани эвакуации.

В то время начали создаваться школы научные, исследовательские институты, налаживаться какие-то международные контакты – все для того, чтобы можно было прогнозировать последствия крупной катастрофы. В частности, в Академии наук был создан Институт радиобиологии. При МЧС как при одном из ведущих министерств в плане ликвидации этих последствий был создан Институт радиологии. Другие институты Академии наук, какие-то медицинские центры стали подключаться к этой проблеме. В 2002 году в Гомеле был открыт Республиканский научно-практический центр радиационной медицины и экологии человека для обеспечения пострадавшего населения высококвалифицированной многопрофильной медицинский помощью. Многие минские организации подключились к этой проблеме. Например, в Минске был создан отдельный комитет.