«Мама старалась его образумить». Рассказываем, как так получилось, что Янковский попал в театр

20.12.2020 - 10:13

В документальном проекте «Тайны Беларуси» рассказали, как Ростислав Янковский попал в театр и стал актером. 

 

А ведь именно жена в свое время приложила руку к тому, чтобы Янковский начал играть. Водители, чтобы задобрить молодого сотрудника и выбить хороший наряд, то и дело подкидывали ему горячительных пол-литра. Такой расклад молодой жене был совсем не по душе.

Владимир Янковский, сын Ростислава Янковского, режиссер:
Мама, наверное, старалась его образумить, когда он работал диспетчером на автобазе, он сильно пил. Пьяным его привозили домой. Это было, да.

Однажды, прогуливаясь в городе, Нина наткнулась на объявление: местный Дворец культуры набирает актеров в театральный кружок.

Нина Янковская, жена Ростислава Янковского:
Я ему тогда говорю: «Слава, пойди, чтоб заняться». Он действительно пошел, его взяли с удовольствием, такого красавца и не взять, конечно. Там сразу выпустили спектакль, где он играет главную роль, очень хорошо играет, просто замечательно.

Первый спектакль мужа Нина Янковская запомнила на всю жизнь. Через пару часов после премьеры она родила первенца – Игоря. Ростислава заметил руководитель местного театра Дмитрий Ляховецкий. И тут же пригласил его на профессиональную сцену. На отсутствие специального образования закрыли глаза. К тому же при театре была студия. Янковский учился и параллельно играл.

Владимир Янковский:
Там его заметили в Таджикистане, в Ленинабадском театре, пригласили туда сразу. Красивый молодой парень, сразу стал играть, а у него нет образования, не было никакого никогда. А там уже на гастролях когда-то из Минска заметили и пригласили в Минск.

Путь был неблизким. Однако, отбросив все сомнения, молодой Янковский едет в Беларусь. На этот раз пробовать себя в кино. Пробы, увы, провалил. Потому как и знать не знал ничего о кинематографе. Зато на поразительно открытого, статного и харизматичного актера тут же обратил внимание директор Русского драмтеатра и позвал к себе.

Нина Янковская:
«Нина, так и так, что мне делать?» – говорит. Я говорю: «Как что делать? Соглашаться, это же Минск, это же огромный театр, ты что?» Он мне говорит: «Тогда собирайся».

Так в 1957 году Янковские оказались в Беларуси. Она стала для них второй родиной, а Горьковский – вторым домом. И это отнюдь не метафора. Три с половиной года семья актера с маленьким сыном на руках ютилась в гримерке театра.

Сергей Ковальчик, художественный руководитель НАДТ им. М. Горького:
Это вся жизнь человека отдана вот этому зданию театра, который Русский театр или Национальный академический театр им. М. Горького.

Немногим ранее в Минск приезжает семья будущей примы Горьковского театра и главной партнерши по сцене Янковского – Александры Климовой. Этот период критики в один голос назовут расцветом Русского театра.

Андрей Душечкин, заслуженный артист Республики Беларусь:
С этого времени, я считаю, в Театре имени Горького, когда приехали вот эти два потрясающих, великих актера, которые создали сценический тандем, творческую пару, Янковский – Климова, начинается, на мой взгляд, золотая страница истории Театра Горького.

Спустя время им дополнительно выделили соседнюю гримерку. К тому же пришлось забрать из Ленинабада под крыло Ростислава младшего брата – Олега, который совсем отбился от рук матери. Так и жили: взрослые в одной гримерке, Олег и Игорь – в другой.

Нина Янковская:
Очень хорошо, легко жили, хотя не говорили, что голодали. Когда я готовила, по всему театру борщи мои были, котлеты, приходили, у нас открыто было все, выпивали, приносили с собой чекушку, было чем закусить. Писали «спасибо» и уходили.

Лечащий врач Янковского: «Я больше таких людей не встречал по такой мощи, внутренней энергии, силе» – подробнее здесь

Loading...


«В жизни я очень скромный человек». Интервью с актрисой и телеведущей Ольгой Бурлаковой



Новости Беларуси. Гостья программы «В людях» Ольга Бурлакова, актриса, телеведущая рассказала о работе на телевидении и в театре.

Ольга Бурлакова, актриса, телеведущая:
Я в жизни очень скромный и стеснительный человек.

Ольга Коршун, ведущая:
Зато на экране у тебя очень разные роли. Я бы сказала, такие темпераментные есть. Ты много снимаешься и играешь в мелодрамах. Тебе не кажется, что немного засиделась в какой-то одной ипостаси? Может, хочется сыграть кардинально другую роль, попробовать себя в триллере или в комедии?

Ольга Бурлакова:
Конечно, хочется. Если бы я могла сама для себя выбирать роли, проекты, программы, я бы, может, что-то другое для себя присмотрела. Как минимум, отошла бы от амплуа роковой красотки. Хотя надо сказать, что все-таки в моей творческой биографии не совсем однобокие такие образы и характеры. Я все-таки универсальный солдат, универсальный артист.

Ольга Коршун:
Хорошо, предположим, тебе предложили сыграть какую-то большую роль в большом кино. На что согласна пойти ради нее?

Ольга Бурлакова:
Если это действительно серьезный проект, серьезный режиссер, настоящая, интересная, правдивая, продуманная история, не ради хайпа (сейчас модно снимать какие-то кинопроекты, где даже какие-то откровенные сцены не совсем оправданы с точки зрения искусства). Я бы даже сказала, что если что-то большое, великое, то, наверное, я на все была бы готова.

Ольга Коршун:
Кстати, о сцене. Ты же играла в театре. Что не сложилось? Почему ты решила оставить театральные подмостки и полностью погрузиться в кино?

Ольга Бурлакова:
Ни для кого не секрет, что в любой структуре процветает так называемое кумовье. Кто-то своих близких людей продвигает больше, чем остальных. Конечно, в этом плане тяжело в театре. Когда я не увидела перспектив для себя, для дальнейшего развития, потому что когда уходят твои партнеры, уходят с ними спектакли, то оставаться, продолжать, просто там находиться я не видела смысла. Или делать что-то, прямо работать, творить, выкладываться, или лучше не делать ничего. Плюс, у меня еще был тяжелый, напряженный график, я четыре года не была в отпуске, у меня практически не было выходных, потому что я в двух театрах играла много ролей, с утра на телевидении, снималась в кино. Это какой-то нон-стоп. Я уже не соображала, где я, что я, как меня зовут. Мне выходить, а я спрашиваю партнера, что я говорю, какие первые слова, у меня просто белый лист начинался, в голове все смешивалось. Это очень тяжело. Меня даже скорая забирала, потому что нервная система уже не выдерживала.

Ольга Коршун:
Вопрос денег здесь не стоял? Не секрет, что в театре много не заработаешь, кино все-таки более прибыльное дело.

Ольга Бурлакова:
Никто в театре ради денег не работает. Никто. Я уверена в этом. Не ради этого люди идут туда, идут на многие жертвы и на многие лишения, много терпят, много надеются, верят. Ни о какой зарплате, поверьте, никто не думает в театре. Это что-то другое, это какая-то своеобразная болезнь. Любовь, тяга, когда кажется, что без этого ты не можешь жить, этого очень хочется. В кино, кстати, тоже очень тяжело расставаться после съемок, особенно каких-то длительных. Я всегда сравниваю это с пионерским лагерем, когда ты 20-30 дней живешь бок о бок, все делаешь вместе, а потом надо разъезжаться по разным городам, по разным странам.

Ольга Коршун:
Телевидение – это твой второй дом. Или первый дом, а кино – второй дом, не знаю. Но ты уже 15 лет работаешь на телеканале СТВ, поднимаешь утром белорусам настроение. А как сама поддерживаешь боевой дух? Ты нам уже признавалась, что зачастую это непросто. Что тебе стоит встречать каждое утро бодро, с улыбкой, заряжать всех позитивом?

Ольга Бурлакова:
Может, я сейчас кого-то удивлю, но когда я знаю, что мне ехать на съемки, у меня настроение поднимается. Так же, как и в театре считается, что сцена лечит. А я как профессиональная актриса, все-таки для меня и студия, какие-то другие подмостки – это сцена, которая меня лечит. Я все равно в какой-то степени пытаюсь реализовать себя как актриса. Мне по-настоящему очень нравится моя работа. Кстати, очень хороший термин ввел один психолог. Должна женщина работать или не должна женщина работать, как это выяснить? Нравится ей работа или не нравится? Надо просто спросить у женщины: «А работа ли бы ты на этой работе, если бы тебе не платили денег?» если женщина подумает и скажет: «Да, я, наверное, пошла бы на эту работу и без денег, занималась бы этим». То это классно. И на такой работе женщина может работать, это отдушина.

Ольга Коршун:
Я так понимаю, у тебя с телевидением все по любви.

Ольга Бурлакова:
Все по любви. У меня вообще в жизни все только по любви, по-другому не может быть. Если не по любви, я быстро с этим прощаюсь, расстаюсь. Я не «терпила».

Ольга Коршун:
В СМИ когда-нибудь сплетничали о тебе?

Ольга Бурлакова:
Конечно.

Ольга Коршун:
Твое самое большое разочарование?

Ольга Бурлакова:
В близком человеке.

Ольга Коршун:
Чего ты боишься?

Ольга Бурлакова:
Смерти, болезни близких людей.

Ольга Коршун:
Тебя легко довести до слез?

Ольга Бурлакова:
Нет.

Ольга Коршун:
Как ты относишься к критике?

Ольга Бурлакова:
Очень положительно, всегда адекватно воспринимаю.

Ольга Коршун:
Дом в горах или апартаменты в центре мегаполиса?

Ольга Бурлакова:
Дом у моря.

Ольга Коршун:
Рим или Париж?

Ольга Бурлакова:
Минск.

Ольга Коршун:
Вкусная еда или жесткая диета?

Ольга Бурлакова:
Очень вкусная еда.

Ольга Бурлакова: «Когда я потеряла ребенка, когда у меня был сложный развод, я думаю, никто не догадался. Я не имею права портить настроение другим» – подробнее здесь.