«Меня бросили, как собаку, на произвол судьбы!» Сирота 10 лет живёт в кладовке, из которой её скоро выселят

18.09.2019 - 14:29

История ее жизни похожа на страшный сериал. Разбираемся в программе «Добро пожаловаться», почему в любую секунду Татьяну Малькович могут выставить на улицу!

Татьяна Малькович, сирота:
В этом общежитии я проживаю по месту регистрации 10 лет, с 2009 года. Меня сюда заселили, мне старая заведующая сказала, что это временное жилье – кладовое помещение, где должны храниться тряпки, швабры. Сказали – пару месяцев подождать, самое большое – полгода. Но эти полгода я живу 10 лет. Мне было дано уведомление на выселение. Срок – около месяца.

15 лет назад родителей девушки через суд лишили прав. И Татьяна стала жить в приюте. 

Татьяна Малькович:
Не могли смотреть за нами, употребляли спиртные напитки
В 2008 году я окончила школу-интернат. Меня повезли назад, в это закрепленное жильё, в родительское. Работники интерната посмотрели – нет условий для проживания. Меня направили к маминой родной сестре, у нее 6 детей, она тоже употребляла спиртные напитки, и в таких условиях я тоже там не могла находиться. Меня бросили, как собаку, на произвол судьбы!

Чтобы хоть как-то свести концы с концами, Татьяна Малькович перебралась из Червеня в столицу. Девушка устроилась фасовщицей на завод, предприятие выделило место в общежитии. Через пять лет по состоянию здоровья сироте пришлось сменить работу, но выселять ее тогда не стали.

Татьяна Малькович:
У меня были проблемы с почками – опущение почек. Мне врач говорил: либо я сама уволюсь, чтобы сберечь свое здоровье, либо просто, может быть, меня не будет.

Соседи девушки по общежитию подтверждают – с ней поступили не по-людски.

Соседки Татьяны:
Татьяну знаю, она тоже работала на молочном заводе. Живет в комнате маленькой, и потом уволилась, и на другой работе, потому что человеку надо выживать.
Потом администрация это увидит и придет прямо ко мне, вы же сами понимаете. Мы бы рассказали, конечно.

Татьяна зовет съемочную группу нашей программы в гости: крохотная комнатка со скромной обстановкой – для нее как дом родной!

Татьяна Малькович:
Когда я заселилась, был душ у меня, но потом выяснилось, что я топлю соседей – я ходила осматривать. Да, действительно, я топила соседей. У меня обрезали душ. Сказали – жильцы сами решают эту проблему. Я – сирота, у меня нет помощи. Я должна сама все гнилые трубы поменять. Поэтому я прошусь у сестры помыться.

Администрация общежития, уверяют постояльцы, как цепные псы! Завидев телекамеры, вахтер с ходу дает съемочной группе от ворот поворот.

Спустя минуту после потасовки у Татьяны звонит телефон. От услышанного на том конце провода девушка приходит в ужас!

Разговор с представителем администрации общежития:
– Я не поняла: что за телевидение приехало? Что непонятно было сказано?
– Они в общежитие не заходили.
– Мне наплевать, куда они заходили! Вы их впустили в фойе. Это частная собственность! Мне позвонить – охрану вызвать, чтобы приехала?
– Хорошо, звоните на охрану.
– Я звоню. Так, чтобы в понедельник собрала чемоданы и уехала!

Татьяна Малькович:
Я уверена, что у меня с завтрашнего дня, с понедельника начнутся проблемы.

А ведь, по закону, сироте положено социальное жилье! Все попытки девушки получить законные метры провалились.

Людмила Ващило, начальник управления социальных учреждений комитета по труду, занятости и соцзащите Мингорисполкома:
Мы можем оказать помощь в решении таких проблем, как списание пени, когда человек возвращается по месту своего закрепленного жилья. У каждого из этих лиц имеются контакты территориального центра, имеется вся информация о тех услугах, которые они могут получить. Если у них возникают проблемы, нашим специалистам проще найти ту организацию или то учреждение, которое их решает.

Девушка поясняет – в той самой квартире по сей день живут ее родственники. И она их знать не хочет! 

Татьяна Малькович:
Раньше были у меня, вообще, от Червеня комментарии: «У вас большой зал, сделайте ширмочку и живите с отцом».

«Убитая» мебель, черные стены, удобства во дворе! Назвать это отчим домом у девушки не поворачивается язык. Лучше уж вернуться на улицу, чем снова сюда.

Татьяна Малькович:
Тут есть центральное отопление – батарея, но все отключено за долги. Жировку не могу представить, потому что жировки сюда, наверное, даже не приходят. Есть судебные приставы по долгам: 1.600 рублей – только пении за коммунальные, около 300-400 рублей за газ, 300-400 рублей за свет.

Соседка:
Семья была неблагополучная, батька и мать пили, мать умерла, батька остался. Детки вышли с интерната и разбежались.

Татьяна Малькович:
В каких условиях находится в закрепленном у меня жилье эта ванна. Они ссылаются, чтоб я приехала, поменяла тут все. Они считают, что оно годно все для проживания.

Соседи по дому недоумевают – девушка просто крутит носом! Какой-никакой, но угол у нее есть. 

Соседка:
Таня вышла с интерната, ей дали краски, обои, но Таня не захотела ничего делать. Таня побежала скорее отсюда.

Татьяна Малькович:
Я что, должна была приехать делать свое закрепленное жилье? Мне по законодательству должны предоставить социальную квартиру.

Соседка:
Ты работала у меня в полеводстве, мы предлагали тебе: Таня, возьми одну комнату, сделай ремонт, оплати долг помаленьку, ты ж работаешь. А как вы хотели, чтоб каждой сироте сразу квартиру с ремонтом дали бесплатно?! Теперь такого нет.

Измученная героиня сюжета мечтает только об одном – когда весь этот кошмар поскорее закончится!

Татьяна Малькович:
Я обращалась в Червенский райисполком, где состою на очереди, к председателю устно. Председатель меня не слышал, и слезы были, он просто меня не слышал. Он сказал: «Вы стоите на очереди, стойте и ждите, когда придет Ваша очередь». Я объясняла ему ситуацию: когда меня выселят, куда мне потом идти?

Сможет ли Татьяна решить квартирный вопрос – узнаем совсем скоро! Мы будем следить за развитием событий.

Loading...


«Я просто ликую, радуюсь. Как родные». Как реагируют пожилые люди на заботу волонтёров



Новости Беларуси. В период пандемии коронавируса пожилым людям оказывается максимальная помощь, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Максим Давыдовский и Кристина Буглакова аккуратно наклеивают объявления на подъезды. Простые слова, от руки написанные первокурсниками Белорусско-Российского университета, по-хорошему цепляют не только тех, кому они адресованы. Ребята признаются: узнав о такой масштабной акции в стране, остаться в стороне просто не смогли.

«Беру удостоверение, хотя работаю в соцслужбе 27 лет». Как обезопасить пенсионеров от вируса и визитов лжерабоников

Максим Давыдовский, волонтер:
Нет, мне совсем не сложно зайти после тренировки или учебы в магазин, помочь своему соседу с продуктами.

Вот и первый клиент новоиспеченных волонтеров не заставил себя долго ждать. Могилевчанин Владимир Лисовский прошел войну, помнит тяжелые послевоенные годы. Фронтовику такое отношение молодежи, признается, по душе.

Если так не подружился с банковской картой. Как работает социальная помощь Белпочты

Владимир Лисовский, житель Могилева:
Я просто ликую, радуюсь, когда ощущаю их отношение к нам. Из сердца в сердце. Как родные. Мальчик и девочка пришли. На ее глазах слезы, значит, умеет сопереживать и сострадать. Это прекрасное качество. Это менталитет нашего белорусского народа. Особенно в это время.