«Пытался найти философский камень». Усадьба алхимика Радзивилла и голубятня из красного кирпича. Необычные здания Клецкого района

01.07.2020 - 13:53

Отправляемся на экскурсию со съемочной группой программы «Центральный регион» в Клецкий район.

Город почти с 900-летней историей. Клецк всего на 60 лет моложе Минска, но при этом на 20 старше российской столицы. Местечко выросло на месте феодального замка, и пережило не одну войну. Битва под Клецком в 1506 году, Ливонский и Северный конфликты, Вторая мировая, пожары и разгромы… К сожалению, многие достопримечательности ушли в небытие. Но остались еще на туристической карте места, которые запросто перенесут вас в атмосферу предыдущих столетий.

Яновичи, Красная Звезда, Стралково, Туча, Тесновка, Нагорное, Кунцевщина, Шайки, Карацк, Голынка и сам Клецк – эти населенные пункты и их жители расскажут историю района лучше любого учебника. Но о каждом – по порядку.

Яновичи – одна из немногих деревень близлежащих районов, которая не принадлежала Радзивиллам. Тем не менее, ни один дворянский род не задержался здесь надолго. Имение почти каждое столетие меняло владельцев.

Заехать в Яновичи стоит ради усадьбы Бжозовских, 1780-ых годов постройки. Наиболее известный ее владелец – Эдвард Еленский – выкупил резиденцию в 1910 году. Он построил здесь крахмальный завод, посадил яблоневый сад, создал пожарную охрану. В общем, обживал местечко с надеждой спокойно встретить старость. Но недолго семья знаменитого рода смогла наслаждаться отдыхом в живописной деревне.

В 1914 году грянула Первая мировая война, а Яновичи – как раз в прифронтовой полосе. Еленский не выдержал всех тягот того времени и вскоре скончался. Передал дом сыну, но того арестовали уже в 40-ых. В усадьбе поселились работники колхоза. И в ней люди живут до сих пор! Точнее, два человека. 

Ирина Попко, жительница деревни Яновичи:
В этой квартире я живу 64 года. 

Ирина Станиславовна – бессменный страж дворца. Ежедневно дежурит на лавочке у подъезда: охраняет шикарное жилище от непрошеных гостей. Но при этом, свою квартиру на ключ не закрывает и всех гостеприимно приглашает зайти. Правда, экскурсии не проводит – ноги уже больные. 84 года, все-таки.

Вероника Сайко, корреспондент СТВ:
В квартире очень высокие потолки. Гораздо выше, чем в городских квартирах. 4 метра 40 сантиметров. Есть печка. Повесили покрывало – сделали импровизированную стену, чтобы появилась еще одна комната. 

Квартиры в усадьбе не приватизированы. Проще говоря, принадлежат государству. Мог ли Эдвард Еленский представить, что его дворец превратится в «коммуналку»? Скорее всего, нет.

Нынешние жильцы дворца хвалятся: в советское время в их доме был самый модный клуб в округе. И после затяжных танцев им не приходилось далеко идти до дома.

Житель д. Яновичи, Клецкий район, Минская область:
Кругом танцы здесь были! Все собирались!

Вероника Сайко:
Получается, с одной стороны дома – жилые квартиры, с другой – клуб?

Житель д. Яновичи, Клецкий район, Минская область:
Да. 

Вот так одно здание повидало все самые переломные моменты в истории района. Его жители еще долго могут рассказывать об усадьбе.

Но пора ехать. Следующая остановка – Красная Звезда. В деревне с типичным советским названием расположилась усадьба «Радзивиллимонты». Несмотря на красивое название, от здания остались одни руины, плотно окружённые кустами, сорняками и забором.

И даже не пытайтесь перелезть ограду. Объект в аварийном состоянии. Несмотря на то, что сюда несколько лет назад приезжали потомки владельцев, становится ясно: усадьба доживает свои последние деньки. Тем не менее, посетить ее стоит. Хотя бы потому что она одна из самых старинных в районе – 1780 года постройки. Да и хозяин у нее был весьма интересный.

Ольга Ефремова, старший научный сотрудник Музея истории Клетчины:
В этих местах проживал один из самых интересных Радзивиллов – Мартин Радзивилл. Он известный научный деятель. Знал много иностранных языков, даже древних. Занимался алхимией. Пытался найти философский камень. У него тут был гарем красивых селянских девушек. К концу жизни у него нашли психическое заболевание. И последние годы Мартин Радзивилл провел в Слуцкой тюрьме.

Неподалеку от дворца находится парк, площадь которого 10 гектаров. Если постараться, в зарослях можно обнаружить мемориальный камень в честь закладки аллеи в 1875 году. 

Ольга Ефремова:
Вся резиденция окружена водоемами и каналами. Радзивиллы пытались создать свою Венецию – такой маленький красивый уголок. 

А теперь перемещаемся в 1909 год. Точнее, в усадьбу Стралково. Вокруг ни одного жилого дома. И соответственно, ни единой души. Только столетние липы хранят память о былых временах и жителях усадьбы.

 

К слову, у дворца есть хозяйка. Она живёт в Воложинском районе. Наследницей уникального здания женщина стала пять лет назад, когда скончался ее муж-фермер, живший в этой усадьбе. Но вдова о таком подарке судьбы и знать не хочет.

И снова Еленские. Ещё одна резиденция у них была в ТучеВо внушительном дворце 1850 года постройки жила Мария Еленская со своей дочкой Ядвигой. Но не успела семья расшириться (Мария вышла замуж за троюродного брата и родила ему наследников), как весь род сослали в Казахстан. Еленская-старшая и трое из ее детей погибли.

Екатерина Грудинова, научный сотрудник музея истории Клетчины:
В 1970-ые годы здесь разместилась школа. Сделали пристройку под спортзал и силикатного кирпича. Но и школа вскоре закрылась. Здание по сей день не используется.

 

Сейчас здание ждёт своего инвестора. Стать счастливым обладателем настоящего дворца можно за одну базовую величину. Это 27 рублей. К слову, деревня Туча также известна тем, что здесь произошла первая в Беларуси авиакатастрофа.

Последняя представительница рода Еленских – та самая Ядвига – умерла относительно недавно – 10 лет назад в Бразилии. В своих в мемуарах она часто описывала отчий дом и аромат роз, которые старательно высаживала мама. 

Усадьба Лабецких в Тесновке сейчас тоже осталась лишь на фотографиях, да в воспоминаниях старожил деревни. Информации о ней очень мало. Построена во второй половине XIX века. Сейчас принадлежит местному заводу. Пока здание еще не превратилось в руины, оно очень сильно напоминало усадьбу Еленских в Стралково. Один этаж, высокие колонны и треугольная крыша… То ли архитектор один и тот же, то ли мода была такая. В ста метрах отсюда сохранилась аутентичная конюшня, сарай. В общем, дворянская семья не забывала о том, что нужно вести хозяйство.

Этот костел неоднократно закрывали и разграбляли. Переоборудовали под колхозный склад и делали все, чтобы стереть его с лица Земли. Сейчас в агрогородке Нагорное не осталось ни одного католика. Но храм все равно на каждый святой праздник открывает свои двери. И приглашает всех неравнодушных присоединиться к общей молитве. 

Крестовоздвиженский храм в агрогородке Нагорное скоро отметит столетие. Проехать его невозможно. Здание из красного кирпича в прямом и переносном смысле словно возвышается над окружающими его полями и дорогами. Рядом находится кладбище – оно еще старше костела. Когда-то на его месте была часовня. Но сейчас от нее остался лишь фундамент.

Павел Слука, настоятель Крестовоздвиженского костела:
В начале 90-ых костел был передан верующим. Началась масштабная перестройка. Тогда это была первая католическая святыня, которую отдали верующим. Костел работает до сих пор.

В центре кладбища – массивный памятник 1906 года. Недавно земля возле него провалилась – появился вход в склеп. Но пока он остается неизученным.

Отправляемся на крайнюю точку Клецкого района. Деревня Кунцевщина граничит с Копыльским районом. 100 лет назад здесь проходила граница СССР и Польши. А еще полвека до этого принадлежала Войниловичам. Их летняя усадьба не сохранилась. Зато спиртзавод – как новый. Его вовремя законсервировали. Недалеко – дом эконома и флигель. Но открытые окна и двери намекают, что здания проживут недолго.

Ольга Ефремова:
Построен спиртзавод в конце XIX века Савелием Войниловичем. Это был самый крупный спиртзавод на территории Беларуси. Тогда здесь работало 29 человек. Поэтому Кунцевщина превратилась в такой рабочий поселок. По количеству рабочих он мог сравниться только с Минским броваром. Для Савелия Войниловича это было дело всей жизни. Использовались новейшие технологии того времени – паровые машины. Спирт – был очень прибыльный бизнес. Свой бизнес он передал сыну Иосифу, которого воспитывал один после смерти жены в возрасте 29 лет. Но трагическое время наступило и для них – после Первой мировой войны все хозяйство было уничтожено. Солдаты Российской армии устраивали и погромы, и воровали. Поэтому время было очень тяжелое. Когда пришли Советы, им пришлось переехать жить в Польшу, чтобы сохранить жизнь. Савелий умер в Варшаве в 1923 году.

Восточная сторона Клецкого района досконально изучена. Двигаемся на запад. 

Ещё одна нетуристическая достопримечательность, которую можно посетить по дороге – ветряки в деревне Урведь и Шайки. Они не относятся к историко-культурным ценностям Беларуси, хотя таких строений в нашей стране сохранилось всего несколько. Время их, конечно, не пощадило. Мельница в Шайках держится на одном честном слове.

Ветряк конца XIX века сейчас больше напоминает Пизанскую башню, чем мельницу. Крылья не сохранились, зато появился характерный наклон в одну сторону. Как с земли, так и с воздуха строение выглядит внушительно. Только находиться рядом с ним страшновато. 

И завершающие точки в нашем маршруте по Клецкому району – Карацк и Голынка. Правда, в первой деревне было довольно проблематично найти усыпальницу Ядвиги Черноцкой, ради которой мы приехали. Пришлось прибегать к помощи местных. Работник карацкой фермы утверждает: на его памяти, мы – первые, кто заинтересовался последним пристанищем дворянки. Памятник архитектуры настолько зарос крапивой, что с дороги его не видно.

Похожая судьба могла бы ожидать и единственную в Беларуси голубятню из красного кирпича, что в деревне Голынка. Но историческому зданию повезло – оно оказалось в огороде местной жительницы. Поэтому траву вокруг него регулярно подкашивают.

К слову, совсем недавно строение использовалось местным молокозаводом для хранения льда. Но фабрику упразднили, и голубятня оказалась не у дел. 

Людмила Дернова, жительница агрогородка Голынка:
Я родилась в 61 году. И в 61 году родители построили здесь дом. Как-то ранее на памятники истории внимания не обращали, наверное, поэтому нам разрешили здесь построиться.

Помимо голубятни в деревне сохранилась часовня примерно XVIII века. Могла бы радовать взор туристов и усадьба Вендорфов, но от нее остались одни руины.

Голынка – агрогородок небольшой. Гуляя по типичным сельским улочкам вы точно не пропустите деревянную церковь святого Петра и Павла.

Яркий голубой цвет виден издалека. К слову, церковь появилась тут в 1788 году. И работает до сих пор.

Люди в материале: Ирина Попко, Вероника Сайко
Loading...


Потомок рода умер, не перечислив деньги на реставрацию. Что будет с усадьбой Потоцких в Березино?



Съемочная группа программы «Центральный регион» отправилась в Березино, где разместилась заброшенная усадьба Потоцких 19 века. С лицевой стороны дворец обнесен высокими забором, а с обратной – плотно окружен сорняками.

Окна и двери заколочены, стены покрыты надписями вандалов. Но масштаб усадьбы впечатляет – почти 1.200 квадратных метров. А это всего лишь летняя резиденция Потоцких, куда они приезжали раз в год. 

Тамара Круталевич, заведующая отделом библиотечного маркетинга Березинской центральной районной библиотеки:
После революции тут обосновалась школа, потом приют для сирот. И даже в 1924 году вырос детский городок. Тут воспитывались 150 детей, не только с Березинского района. 

За дворцом протекает река, поэтому как-то усадьбу хотели сделать частью спортивно-туристического комплекса с гребной базой. 9 лет назад здание даже выкупили.

Строительная фирма должна была за пять лет провести реконструкцию поместья. Но в сроки не уложилась. Объяснили так: дом изначально приобретали для потомка рода Потоцких, но тот умер, не перечислив деньги на реставрацию. Найдет ли усадьба нового хозяина, пока неизвестно. Каждый год она всё больше разрушается, а значит, на ее обновление понадобится еще более внушительная сумма. 

Реконструкция исторических зданий часто вызывает споры. Кому-то сложно почувствовать «дух эпохи» в обновленном здании. Где-то реставрация может быть проведена недостоверно.

Тем не менее, реконструкция позволяет уберечь здания от влияния времени. В любом случае, и для любителей музейных экскурсий, и для путешественников-экстремалов в Минской области всегда найдутся соответствующие достопримечательности. А значит, лето можно будет провести с пользой, даже не покидая границ региона.