МИД о закрытии границ: «Решения наших российских друзей основаны на неких абстрактных пропорциях»

17.03.2020 - 15:59

Новости Беларуси. 17 марта официальный представитель МИД Беларуси Анатолий Глаз, отвечая на вопрос агентства РИА-Новости, прокомментировал решение российской стороны о закрытии границ, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. 

Он обратил внимание, что на сегодня установлены два случая завоза на территорию Беларуси коронавируса из Москвы. Остальные тоже завезены извне.

«Белорусы же пока никому его не «экспортировали». 

«Наша родная Россия закрыла границу с Беларусью». Александр Лукашенко о ситуации с коронавирусом у соседей

Люди в материале: Анатолий Глаз
Loading...


Ситуация с коронавирусом, закрытие границ и вопросы нефти и газа. Интервью с Дмитрием Мезенцевым



Новости Беларуси. Беседа, поводом для которой послужил День единения Беларуси и России. Его отметили 2 апреля, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Александр Лукашенко в День единения народов Беларуси и России: «Нам удалось создать надёжный правовой фундамент Союзного государства»

Мы пригласили в студию посла России в Беларуси Дмитрия Мезенцева.

Дмитрий Мезенцев, Чрезвычайный и Полномочный Посол России в Беларуси:
Я очень благодарен вам, руководству канала за приглашение к разговору.

«Нам важно не только до 9 Мая, а и в этот год, и в годы вперед говорить правду»

Юлия Огнева:
Спасибо и вам, что вы пришли. На неделе дата знаковая – 2 апреля – День единения народов Беларуси и России. Расскажите, что лично для вас эта дата.

Дмитрий Мезенцев:
Вы знаете, это особый день, особый знак и особый праздник, который позволяет пожать еще более крепко руку белорусским друзьям (наверное, если нас никто не будет ругать из Минздрава Беларуси и России), сдвинуть бокалы и задуматься о нашей истории. Есть столетие назад и есть столетие вперед дружбы, сотрудничества, споров, ощущения союзничества, защищенности и вот того душевного и сердечного тепла, без которого государственные и политические дела решаются много труднее.

У нас были совместные годы в рамках Империи, у нас, мне кажется, очень успешный период особого уважения Беларуси как сборочному цеху Советского Союза, как высокотехнологической союзной республики. И то, что мы многократно об этом говорим с огромным уважением, с горечью вспоминая, сколько смертей принесла война на белорусскую землю, тот вклад, который  был привнесен белорусским народом в копилку общей Победы, оценить невозможно. И не помнить, не уважать нельзя, как и вклад России, Украины, республик Советского Союза – мы обязаны помнить и помним.

Я не хочу называть страны, но мы с вами знаем, что у некоторых наших стран-соседок меняется отношение с точностью до наоборот, когда срываются памятники, когда искажается очевидное. И нам важно не только до 9 Мая, а и в этот год, и в годы вперед говорить правду. Мы с вами едины. Но удается ли нам достучаться до всех тех лукавых, а порой и подловатых сердец, которые так себя ведут на глазах у тех поколений, которые этого горя не знают? Не уверен.

Юлия Огнева:
А возможно ли это вообще?

Дмитрий Мезенцев:
Стучаться надо.  

Юлия Огнева:
Я очень надеюсь, что 9 Мая, 75-летие Великой Победы нам удастся отпраздновать так, как мы это планировали изначально.

Дмитрий Мезенцев:
Как должно. 

О коронавирусе: «Риски, угрозы – серьезные, но не драматизировать, не паниковать»

Юлия Огнева:
Давайте о дне сегодняшнем. Вы здесь находитесь постоянно в Беларуси?

Дмитрий Мезенцев:
Да.

Юлия Огнева:
Скажите, как вы оцениваете ситуацию здесь, в нашей стране, и меры, которые принимаются белорусскими властями с целью недопущения распространения коронавируса?

Дмитрий Мезенцев:
Мне кажется, вот такая спокойная, выверенная реакция руководства Беларуси, но при этом профессиональное реагирование – от мобилизовывания ресурсов Министерства здравоохранения, медицинских учреждений, учет запросов и родителей, и руководства вузов, специальных учебных заведений – он сбалансированный. Но беда большая – это тоже надо понимать. Риски, угрозы – серьезные, но не драматизировать, не паниковать, чтобы не было в обществе ни невроза, ни…

Юлия Огнева:
Психоза.

О встрече глав государств в рамках Евразийского экономического союза: «Она состоится в самые ближайшие дни, видимо, в режиме видеоконференции»

Дмитрий Мезенцев:
Президент Лукашенко нашел очень точные слова. Этого тоже нужно избегать, потому что это не просто коронавирус – это система противодействия тяжелым социально-экономическим последствиям и потеря для бюджетов всех без исключения стран очевидна. И то, что белорусский лидер стал инициатором встречи глав государств в рамках Евразийского экономического союза, – она состоится в самые ближайшие дни, видимо, в режиме видеоконференции, чтобы президенты пяти стран-союзников обсудили то, что можно сделать для сплочения наших усилий – это тоже очень важно.

«Закрытие границы – это не политический шаг, это исключительно временная мера»

Юлия Огнева:
Прямо скажем, никогда такого не было, чтобы меры в связи с коронавирусом в российско-белорусских отношениях были вот такими.

Дмитрий Мезенцев:
Какими?

Юлия Огнева:
Закрытие границы. Не считаете ли вы их излишне жесткими?

Дмитрий Мезенцев:
Ну хорошо, а как тогда оценивать закрытие границ между штатами в Индии, не между Индией и другими государствами?

Юлия Огнева:
А я сейчас не высказываю оценку, я просто задаю вопрос.

Дмитрий Мезенцев:
Давайте вместе отвечать. Поймите, 150 (без малого) миллионов человек, которые проживают в России, та обстановка, которая складывается в Москве сегодня, даже несмотря на предпринимаемые меры, достаточно серьезная. Закрытие границы для того, чтобы просто обезопасить людей от контакта – это не политический шаг, это исключительно временная мера.

Дмитрий Мезенцев: будет оплачен рейс «Белавиа», который улетит в Дели. На борту будут 111 граждан Беларуси (читать далее).  

«Убежден, что и Россия, и Беларусь выйдут с четким пониманием того, что нужно делать»    

Юлия Огнева:
Но мы не о политике сейчас. Я сейчас про экономику, потому что все чаще эксперты, в том числе и очень авторитетные, заявляют, что мир на пороге экономического кризиса, которого доселе не было. Как вы думаете, какими мы с точки зрения экономических отношений выйдем после окончания пандемии? Может быть, в разрезе Союзного государства, ЕАЭС, в мировом масштабе.

Дмитрий Мезенцев:
Абсолютно убежден в том, что и Россия, и Беларусь выйдут с четким пониманием того, что нужно делать. Выйдут с прописанными планами в рамках ЕврАзЭС и интеграции союзного строительства. И выйдут с убеждением того, что беда сплачивает каждый дом, каждую семью, трудовой коллектив, сплачивает народы и государства.    

Юлия Огнева:
Сейчас в рамках Евразийского экономического союза нужно ли принимать какие-то решительные меры в рамках интеграционного объединения, чтобы еще больше вместе справиться с этим вирусом, потому что пока у меня такое ощущение, что все действуют разобщенно.

Дмитрий Мезенцев:
Философия ЕАЭС – это интеграция. Надо понимать, что эта интеграция, хотим мы или не хотим, экономическую независимость каждой страны в какой-то степени уменьшает в пользу усиления силы союза. И та привлекательность союза, которая доказана сегодня стремлением и заявками многих государств на то, что они готовы быть наблюдателями, взаимодействовать в рамках зон свободной торговли – это показатель устойчивости того, что сделано, и успешности этой модели, и будущего. И вот это будущее упрочивать, особенно в год председательства Беларуси в ЕврАзЭС, можно, мне кажется, очень четкими, открытыми, последовательными, искренними действиями в экономическом плане, в социальном плане. С учетом анализа прогноза, конечно, ослабление и уменьшение объемов ВВП в поступление бюджета, которое неизбежно наступит для каждой из стран. Убежден, что только вместе успешнее, чем поодиночке.

Юлия Огнева:
Вы уже затронули то, что Беларусь – председатель в Евразийском экономическом союзе. Скажите, какие инициативы нашей страны вам наиболее импонируют?

Дмитрий Мезенцев:
Во-первых, все очень внимательно ознакомились с базовыми принципами председательства Беларуси в объединении. Беларусь не только председатель, Михаил Владимирович Мясникович – по сути дела де-факто премьер правительства ЕврАзЭС. И 10 апреля мы ожидаем разговор премьер-министров стран пятерки, инициированный в Минске в том числе. Понятно, что штаб-квартира этой встречи будет здесь – в белорусской столице. Я скажу вам, тот набор предложений, который был, – снижение уровня тех барьеров, которые есть, равноправие в оценках не только юридических, а и политических оценках того, как развивается союз (о чем говорит Александр Григорьевич Лукашенко), что поддерживается, абсолютно убежден, лидерами – это важный задел к дальнейшему движению.

Если посмотреть на планы ЕАЭС или  ЕврАзЭС, как мы порой называем, единые рынки нефти и газа, единая промышленная политика, близость налогового регулирования, стандартизация, многие-многие позиции, которые делают нас сильнее, но согласиться на которые не всегда просто. Достаточно долго страны, созданные на постсоветском пространстве, стремились к единственности своего пути развития, автономности, скажем корректно, эксклюзивности. Те замыслы, которые в 1992 году проговаривались для СНГ, если вспомнить, те мечты были вполне реалистичные – единая армия, единая валюта, единый эмиссионный центр – этого же не получилось, поэтому в какой-то степени сегодня ЕврАзЭС призван, делая союз сильнее (потому что пятерка всегда сильнее, чем один), проходить эти пути, испытывая трудности, но учитывая опыт и других интеграционных объединений. Мне кажется, Беларусь очень успешно пройдет этот путь в этом году как председатель.

О Форуме регионов: «Иногда быстрее договориться на уровне правительства и администрации регионов»

Юлия Огнева:
Летом традиционно проводится Форум регионов Беларуси и России. Формат не новый уже достаточно давно, просто в свое время был формализован. Как думаете, состоится ли он в этом году, и на что мы можем рассчитывать?

Дмитрий Мезенцев:
Он должен быть осенью в Минске и в Минской области. Совсем недавно в рамках визита председателя верхней палаты российского парламента Валентины Ивановны Матвиенко состоялось первое заседание оргкомитета VII Форума регионов России и Беларуси, прошло в здании Совета Республики с Натальей Ивановной Кочановой. Конечно, то, что сенаторы двух стран определили повестку, посвященную 75-летию Победы, это, мне кажется, очень важно, знаково. Они сразу заложили в подверстку этой темы те шаги, которые позволят регионам стать сильнее. Поверьте, проработав три года губернатором Иркутской области в свое время, хорошо знаю, что иногда быстрее договориться на уровне правительства и администрации регионов, чем те же самые договоренности достигнуть, когда ты просто привлек большее число участников, даже технологически быстрее.

Помню, приезд Олега Кожемяко – губернатора Приморья. Он сказал: «Я продукты буду закупать в Беларуси». Ему говорят: «Ну плечо же, 6 тысяч километров». Он говорит: «Все равно выгоднее, мы посчитали». Недавно мы проговаривали о визите бизнес-делегации из Приморья, даже на фоне всех коронавирусных проблем.

Юлия Огнева:
На Сахалине же у нас тоже торговый дом есть.

Дмитрий Мезенцев:
Я был сенатором от Сахалина. Я помню разговор на Форуме регионов, который был с номером пять. Когда Александр Григорьевич Лукашенко и Владимир Владимирович Путин говорили о том, что это белорусский агрогородок на Сахалине – я там был, посмотрел. Это уникальный пример, когда выгодно и одному, и другому участнику. Взаимная выгода – это не барыш, это не чистоган – это действительно выгода ради людей, регионов, национальных бюджетов, сплочения, профессионализма тех, кто участвует. Такой вот в комплексе режим взаимодействия важен.  

О вопросах нефти: «Россия приняла практически весь пакет предложений запроса белорусской стороны – это абсолютная правда»

Юлия Огнева:
«Роснефть» подписала контракты на поставку нефти в Беларусь. Что вам известно по этому поводу и можно ли считать, что этот непростой период, связанный с поставками сырья на белорусские НПЗ, уже пройден?

Дмитрий Мезенцев:
Это не переговоры на уровне правительств, глав государств – это переговоры продавца и покупателя на самом-то деле. Конечно, продавец хочет продать подороже, а покупатель – приобрести подешевле. Это тоже совершенно естественно, и этой формуле (не в рамках российско-белорусско отношений), наверное, пять или семь тысяч лет, а может быть и десять. Драматизировать эту схему или шарахаться от нее невозможно. Тем более, если мы говорим, что мы выстраиваем в том числе и на фундаменте рыночных отношений национальную экономику в одной и другой стране, то это обоснованно.

Понятно совершенно, что запрос белорусской стороны с готовностью выйти на мировые цены касался того, что та формула, которая действовала, невероятно сложная – она отталкивается от структуры цены в ряде регионов Европы – на севере Европы, на юге Европы. Она такая синтетическая и действительно очень сложная. Но раз ее приняли стороны, она так долго действовала и была в целом успешной, одна из сторон полагала, что она будет действовать и в дальнейшем. Но потом подумали, что, может быть, с прогнозом снижения мировой цены будет выгоднее от формулы отойти и упереться в мировую цену. Ну, наверное, такой был запрос белорусской стороны. Естественно, россияне согласились – давайте по мировой цене.

Сегодня, о чем сказал Александр Григорьевич Лукашенко, Россия приняла практически весь пакет предложений запроса (не говорю просьбы – запроса) белорусской стороны – это абсолютная правда. Де-факто нефть будет поставляться без премий. И вот даже то, что день-два обсуждают уровень той цены, по которой в апреле, именно в апреле, нефть придет в Беларусь, для экспертов энергосферы оказалось шокирующим. Этот сигнал, я его не буду оценивать, в качестве успеха или прибыли для нефтеперерабатывающих заводов. Но это еще раз показатель того, что законтрактованность – это основа для безупречного исполнения обязательств россиянами. И важно, чтобы так было и впредь. И чтобы запрос каждой стороны был реалистичным, и чтобы не было стремления надавить на друга, соседа, партнера так, чтобы во что бы то ни стало его сломать – это путь не очень дальновидный, и он не дает результата.   

«Рабочий оптимальный объем поставок на два белорусских НПЗ – это 2 миллиона тонн»

Прогноз до 2 миллионов тонн, знаю, что российские нефтяники, Министерство энергетики России, министр Александр Новак как глава министерства-регулятора делают все возможное, чтобы по балансу то, что было согласовано (может быть, не все знают) в ноябре – бумага называется «согласование балансов поставок». Очень важно даже с учетом определенных потерь первого квартала наверстать, чтобы по году мы практически вышли на договоренности ноября прошлого года.

Юлия Огнева:
Какая там цифра?

Дмитрий Мезенцев:
Достаточная.

Юлия Огнева:
Достаточная для белорусских НПЗ с учетом модернизации?

Дмитрий Мезенцев:
Рабочий оптимальный объем поставок на два белорусских НПЗ – Новополоцкий и Мозырский – это 2 миллиона тонн. Это оптимальный, хороший, рабочий, очень выгодный с учетом высокого качества переработки и объема экспортных поставок, которые обеспечивает Беларусь в ряд стран-соседей, в том числе и стран так называемой «дальней дуги». Убежден в том, что то пакетное предложение, которое подготовило Минэнерго России, которое сегодня начало реализовываться заключением контрактов на апрель, оно сформирует новую практику.

По-прежнему есть, конечно, система запросов и ожиданий, но еще раз скажу, даже пережив этот январь, февраль, март: мы обязаны, накопив политическую компоненту, имиджевую компоненту этого спора, на мой взгляд, не делающую нас сильнее, продолжая этот разговор – он будет продолжаться, вести себя предельно внимательно, относясь к интересу и запросу коллег. Предельно внимательно и в публичном поле, и за столом переговоров, с участием экспертов, и так далее.  

Возможен ли пересмотр стоимости цены на газ для Беларуси: «Раз подписано соглашение – оно должно исполняться»

Юлия Огнева:
Упала цена на газ и на мировых рынках. Возможен ли пересмотр стоимости для Беларуси?

Дмитрий Мезенцев:
Сейчас, когда, конечно, идет изменение цены на газ на внешних рынках, тем более, что цена, как правило, привязывается к внешней цене на нефть, мне кажется, для экспертного сообщества, для энергетиков, для газовиков тоже факт к тому, чтобы это учитывать. Но раз подписано соглашение – оно должно исполняться. Никто не сказал, что стороны не могут сесть за стол переговоров, переосмыслить. Но при этом также и скажу, что никто не позволяет соглашение подписанное не исполнять. Длинный разговор, тем более он первый за 10 месяцев. Наверное, он должен помогать делу. Я хотел, чтобы так и было.

Юлия Огнева:
Так и есть. Спасибо большое.