«Как мастер, я бы советовала делать лет в 20 и позже». Мифы и правда о тату

05.08.2019 - 12:49

Валерия Борисевич, корреспондент:
Татуировки уже давно перестали быть аксессуарами моряков и заключённых, сейчас тату – это возможность проявить себя и добавить телу лёгкую изюминку.

Некоторые набивают рисунки для красоты, другие, чтобы выделиться или скрыть старые шрамы. Искусство «нательной живописи» окружает масса домыслов. Вероника в тату-индустрии уже пятый год и готова с лёгкостью развеять или подтвердить все мифы, связанные с татуировками.

Вероника Степанцова, тату-мастер:
Часто спрашивают, попадёт ли татуировка в вену, в кровь. На самом деле – нет, потому что пигмент ложится во второй слой кожи в дерму, пигмент лежит 1 мм в коже, вены и сосуды находятся намного глубже.

Перед походом к мастеру, специалисты рекомендуют несколько раз подумать: нужно ли вам это. Нанести рисунок на тело легко, а вот избавиться от тату – уже совсем другое дело! Множественные сеансы сведения неудачной картинки не только очень болезненны, но и сильно бьют по кошельку.

Александр Лукьянов, главный научный сотрудник лаборатории РНПЦ онкологии и медицинской радиологии им. Н. Н. Александрова:
Чтобы иметь татуировку, у человека должен быть очень сильный посыл. Вы должны понимать, что с этим рисунком пойдёте дальше. Если вы твёрдо решили и вы понимаете смысловую нагрузку того, что вы делаете, то, наверное, это нормально.

Вероника Степанцова:
Бывает то, что делают татуировку и сразу интересуются, можно ли впоследствии её удалить. Сейчас есть хорошие лазеры, но это около 10-15 сеансов. Я сама ходила на лазер, это больнее, чем делать татуировку.

Когда с рисунком уже точно определились, наступает самый ответственный момент: выбор мастера. Но как найти настоящего профессионала, если в соцсетях фотографии тату выглядят сочно и красиво, а на деле всё оказывается не так радужно?

Александр Лукьянов:
Я рекомендую пользоваться услугами лиц, которые имеют лицензию на этот вид деятельности. Их проверяют санитарные органы надзора, и вы можете быть уверены, в надлежащих ли условиях делают ту или иную манипуляцию.

Самый волнующий вопрос перед первым сеансом: а можно ли заразиться через иглу?

Вероника Степанцова:
Сейчас всё одноразовое, всё стерильное. Мастер покупает в салон расходник, он весь показывается клиенту. Пигменты сейчас тоже высококачественные.

Как говорится, поспешишь – людей насмешишь. Это относится и к татуировкам в раннем возрасте. Наносить рисунки на тело можно после 16 лет под строгим надзором родителей.

Вероника Степанцова:
Как мастер, я бы советовала делать тату лет в 20 и позже, потому что это уже будет более осознанное решение. Не всегда люди в 18, 19, 20 лет думают о выборе мастера. Они делают татуировку, чтобы она просто была.

С годами кожа теряет былую упругость. Враг удачной тату – плохо подобранный участок тела. Рисунки даже в старости смогут смотреться на все сто, если прислушаться к мастеру и сделать правильный выбор. Как утверждают мастера – тату может скрасить любую старость!

Вероника Степанцова:
Само тело, которое уже немолодое, оно выглядит несимпатично, в принципе, а татуировки как-то его украсят. Дети очень любят татуировки, внукам будет нравиться проводить время с бабушкой.

Чтобы татуировка всегда оставалась яркой и красивой, в летний период специалисты рекомендуют не выходить без солнцезащитного крема.

Loading...


«Я нелегальным образом нарастила себе волосы». Мастер рассказала, как открыла свою студию



Влада Родовская, корреспондент:
Меня зовут Влада Родовская, и сегодня я решила заглянуть на короткий разговор к создателю студии наращивания волос Елизавете Никитиной.  

Елизавета Никитина – мастер по наращиванию волос. Создала свою личную студию в 20 лет.

Влада Родовская:
Кто вы и как вы открыли свою студию в 20 лет?

Елизавета Никитина, создатель студии наращивания волос:
На втором курсе мы сидели с моим товарищем на паре и решили открыть зарплаты начинающих специалистов. В этот момент я поняла, что нужно что-то делать, потому что за эти деньги я работать не хочу.

Влада Родовская:
Почему выбрали направление именно наращивания волос?

Елизавета Никитина:
В 15 лет я увлеклась окрашиванием во всевозможные цвета – от зеленого до черного – и испортила волосы. Понимала, что нужно что-то с ними сделать, чтобы это выглядело хорошо и симпатично. Так в 15 лет я нелегальным образом нарастила себе волосы. И с этого момента у меня какая-то появилась нездоровая любовь к волосам. К 20 годам у меня получилось уже открыть собственную студию по наращиванию волос.

Влада Родовская:
Какие есть подводные камни и к чему нужно готовиться будущим мастерам?

Елизавета Никитина:
На данный момент я бы посоветовала ограничиться не только курсами по специальности, но еще и углубленно взять тему предпринимательства, чтобы устояться именно как предприниматель, как бизнесвумен, бизнесмен – кто там захочет наращивать волосы. И сферу SMM, потому что это сейчас очень важно. И если ты не сделаешь себе хороший личный бренд, то никто к тебе не пойдет.

Влада Родовская:
Насколько сложно открыть свое дело?

Елизавета Никитина:
Не так сложно, как многие думают. Потому что достаточно иметь желание, мотивацию и целеустремленность, чтобы после первой неудачи не сложить руки. Ну и хорошо будет, если будет стартовый капитал.

Влада Родовская:
Кому следует прибегнуть к процедуре наращивания волос?

Елизавета Никитина:
На мой взгляд, это очень универсальная процедура, которая хорошо бы подошла нашим славянским женщинам. Но коль мы говорим про обобщенное понятие, то это девушки, женщины с коротким сроком жизни волос, то есть волосы дорастают до определенной длинны, а впоследствии выпадают. Это девушки с выпаленными волосами, с неудачными окрашиваниями, с выходами из черного. Все, что каким-либо образом портит внешний вид волос. Ну и, в принципе, у славянских девушек волосы тонкие, не густые, не хватает объема, поэтому я бы советовала большинству.

Влада Родовская:
Какие есть ограничения для наращивания?

Елизавета Никитина:
В первую очередь, здоровье, потому что могут быть алопеция, псориаз, различного вида дерматиты, а также если женщина находится в период беременности, кормления, гормональных сбоев – все то, что дает какие-либо плохие внешние характеристики кожного покрова, а также выпадение волос.

Влада Родовская:
Что вам нравится в работе больше всего?

Елизавета Никитина:
На данный момент мне нравится как предпринимателю, что ты можешь делегировать часть своих обязанностей на девочек, которые работают с тобой. Если раньше я была как действующий мастер, то сейчас я отвечаю за более глобальные какие-то проблемы и вопросы.

Влада Родовская:
Как ухаживать за наращенными волосами?

Елизавета Никитина:
Не так сложно, как многие думают. Когда мы подбираем девочкам на консультации донорские волосы, мы всегда исходим от того, что имеется на голове. В первую очередь структура волоса, цвет, необходимое количество грамм. Если мы попадаем четко в структуру, то уход не меняется. А так волосы нужно увлажнять и питать, потому что особенность промышленного окрашивания в том, нужно хорошо увлажнять волосы, чтобы они были красивыми.