Михаил Гусман: «Александр Лукашенко как глава государства, мне кажется, идеальный человек для интервью»

15.07.2017 - 21:30

Известная медийная персона – Михаил Гусман – не однажды брал интервью у Президента Лукашенко, но в этот раз, как делегат Конгресса и знаток мира и Беларуси, сам оказался объектом нашего интервью.

В прошлом году Конгресс русской прессы принимал Париж. В Минске уже во второй раз этот форум. Почему выбрали эту площадку?

Михаил Гусман, первый заместитель генерального директора информационного агентства ТАСС:
Прежде всего я позволю вас поправить. Я не могу сказать, что площадка. Это благословенная земля, куда приезжать каждый раз хочется все больше и больше. А тем более, во-первых, в Беларуси блестящие традиции русской прессы. При том, что в Беларуси, и справедливо, думают о сохранении своего родного белорусского языка, здесь выходят белорусские газеты, есть другие СМИ на белорусском языке. Но всегда с уважением относились к русскому языку, и об этом говорит Президент, к русским медиа. Кстати, на будущий год у нас XX Конгресс планируется в Нью-Йорке, в Бруклине. А здесь мы опять-таки именно потому, что я имел честь рассказать о наших планах Александру Григорьевичу, это было чуть больше года назад. И сказал о том, у нас все больше и больше людей, кто хотел бы еще раз выступать в Беларуси. Очень трогательно. В этом мы будем открывать Конгресс в Минске, поработаем один одень в Минске, а потом Конгресс приедет в Витебск, на «Славянский базар». Это тоже, кстати, детище Президента, и тоже вызывает огромный интерес у наших коллег, которые, собственно, здесь представители более 50 стран, руководители медиа русскоязычных. Как правило, это люди очень бескорыстные, делающие свое дело для сохранения русского языка, для сохранения русской культуры, знаете, общего единства. В нашей Ассоциации русской прессы нет такого формального устава, нет членских взносов. Это такое, если хотите, сообщество людей, друзей, отдающих свое свободное время, свой талант, свои возможности вот этому самому благородному делу – сохранению русскоязычных медиа в мире, сохранению русского языка как языка межнационального общения прежде всего, как языка их родины. Вот такая история.

Очень приятно, конечно, что Минск в этом ряду почетное место занимает между Парижем и Нью-Йорком.

Михаил Гусман:
Самое почетное.

Как раз вот только закончилась летняя сессия Парламентской ассамблеи в Минске. На ваш взгляд, может ли это быть таким знаком, что, может быть, становится своеобразным трендом такие важные решения, касающиеся европейской безопасности, принимать у нас?

Михаил Гусман:
Это крайняя черта высокой политики. Там слишком много факторов играют свой роль. И мой комментарий был бы слишком долог, я думаю, для вашей программы. Но то, что опять-таки, благодаря, на мой взгляд, умелому внешнеполитическому курсу Беларуси, руководство, прежде всего Президент, Министерство иностранных дел, налаживается и европейский внешнеполитический вектор. То есть, с одной стороны, Беларусь и Россия – единое Союзное государство. С другой стороны, Беларуси и европейский вектор полезен. Все-таки Беларусь – часть Европы, она центр Европы.

Если вернуться к Парламентской ассамблее ОБСЕ, одна из таких интриг была резолюция против России, Беларуси и Азербайджана (кстати, откуда вы родом). К счастью, проголосовали против нее большинством голосов. На ваш взгляд, если вот так подумать, может, это как раз-таки свидетельство того, что наконец-таки там, на Западе, позволили нашим государствам идти своим собственным путем, а не навязанной западной моделью?

Михаил Гусман:
Во-первых, я думаю, что Беларусь, или Азербайджан, или Россия в любом случае будут идти своим путем. И никакие резолюции здесь не шибко повлияют. С другой стороны опять-таки услышать и другое мнение полезно и России, и Беларуси, и Азербайджану. Ничего плохого нет. Не обязательно другое мнение надо воспринимать сразу агрессивно, в штыки. Можно и нужно не соглашаться, можно и нужно спорить, можно и нужно доказывать позицию. Но, понимаете, не обязательно видеть в авторах резолюции, тем более не прошедшей, связанной с Беларусью, с Россией, с Азербайджаном, таких упертых врагов. Людям надо разъяснять, с ними надо договариваться, их надо убеждать. Иногда проще отмахнуться, чем серьезно разговаривать. Вот я как раз за серьезный разговор с нашими оппонентами.

Может быть, как раз, что из стольких стран мира в эти дни съезжаются в Беларусь и политики, и деятели культуры, это как раз способствует тому, что имидж своими глазами?

Михаил Гусман:
Конечно. Именно то, что Александр Григорьевич Лукашенко проводит политику открытости Беларуси, что называется, все флаги в гости к нам, это как раз говорит о том, что он говорит: «Вы приезжайте, своими глазами посмотрите. Что-то вам не понравится, а что-то понравится. Поговорите с людьми. На улицах, в магазинах, на рынке, в ресторане, в гостинице, просто со знакомыми. И многое станет понятно». В этом мудрость политики открытых дверей.

Больше 350 интервью с первыми лицами государств в вашем портфолио, просто невероятно. Но, конечно же, для белорусов интересно, какое место среди них занимает интервью с Александром Григорьевичем. Потому что, насколько я знаю, очень теплые вас связывают отношения.

Михаил Гусман:
Прежде всего, для меня было бы слишком смелым говорить о том, что у меня такие теплые отношения с Президентом. Он Президент, а я журналист. Но то, что Александр Григорьевич оказал мне честь и уже дважды я имел возможность с ним беседовать, брать у него интервью, и это был очень интересный и очень содержательный разговор (и в первый раз, и во второй раз). Вообще, надо сказать, что Александр Григорьевич как глава государства, мне кажется, идеальный человек для интервью. Потому что у него совершенно невообразимая харизма, он покоряет собеседника вот такой откровенной и в то же время напористой убедительной беседой. В первый раз вообще это была уникальная история, ее знают в Беларуси. Когда Александр Григорьевич пригласил меня с моими коллегами в резиденцию, мы там траву косили. Причем это была такая не специально подготовленная история, потому что, как выяснилось, он каждую неделю занимается этим, как я уже на своем опыте знаю, нелегким трудом. Вместе с друзьями, с коллегами и я был включен. Но я ему уже тогда это сказал, что до этого считал, что вообще ничего не умею делать руками. И уже от одного человека за эту косьбу он точно имеет пожизненную благодарность – от моей жены, которая, когда просит меня что-то сделать, а я отказываюсь, говорит: «Как, Президент Беларуси тебя косить научил. Ты сделай то или это. И раз научился косить, то это тоже должен научиться».

А что вам больше всего нравится у нас? Есть, может, что-то, что непременно, когда бываете в Беларуси, нужно сделать, купить, попробовать?

Михаил Гусман:
Сделать, попробовать – не скажу, а нравятся больше всего белорусские девушки.

И я понимаю, что это вопрос из разряда «дарить или получать подарки», тем не менее брать или давать интервью – что вам ближе?

Михаил Гусман:
Понимаете, брать интервью – это профессия, а давать интервью – удовольствие. Поэтому сравнивать удовольствие с профессией... Надо уметь получать в профессии удовольствие, а удовольствие делать профессиональным.

Спасибо вам большое за беседу.

Михаил Гусман:
Спасибо вам.

Люди в материале: Михаил Гусман
Loading...


Об отличиях блогера от журналиста и эпохе цифрового слова: выступления участников Всемирного конгресса русской прессы



Новости Беларуси. Конгресс русской прессы работал до конца недели. Самая жаркая дискуссия разгорелась вокруг цифровых площадок распространения информации, сообщили в программе «Неделя» на СТВ. Интернет и мессенджеры стремительно отвоевывают популярность у телевидения, радио и печати. У аудитории формируется кликовое сознание. Люди не помнят, что было 20 секунд назад. Тексты больше абзаца не читаются. Чем блогер отличается от журналиста и что со всем этим делать? Наступает ли эпоха цифрового слова?

Валерий Третьяков, издатель, главный редактор газеты «Литовский курьер»:
Ужин в гостинице. Мы сидим за столом, 8 человек. Двое кушают, шесть смотрят в айфоны. Что они там читают?

Александр Гурнов, профессор кафедры международной журналистики МГИМО, член Международной академии телевидения:
Самая популярная блогерша в России называется Саша Спилберг. Я недавно об этом узнал. Она в Думе выступала. Я стал смотрел ее видео-блог, меня сын застал за этим занятием, когда я смотрел, как девушка принимает ванну из чипсов.

Алексей Волин, заместитель министра связи и массовых коммуникаций Российской Федерации:
Есть прекрасная фраза о том, что если об этом не написал ТАСС, этого нет. Так было 20 лет тому назад, но сегодня уже не так.

Николай Крупатин, главный редактор «Матрешка медиа хаус» (Великобритания):
80% информации релевантно только в социальных сетях. Остальные 20% забирает телевидение, радио, сарафанное радио и так далее.

Юрий Поляков, писатель, глава АНО «Литературная газета»:
Я призываю к объективности. Объективность нужна читателю, возможность сравнить. А навязывать – это последнее дело, это мы имели при советской власти. И, как говорится, слава богу, от этого ушли.

Дмитрий Жук, генеральный директор Белорусского телеграфного агентства:
Кстати, недавно мы все успешно похоронили, а потом воскресили нашего Нобелевского лауреата Светлану Алексиевич благодаря фэйку в твиттере.

Алексей Волин, заместитель министра связи и массовых коммуникаций Российской Федерации:
Когда мы оказываемся в ловушке «оперативность или достоверность», у нас нет возможности днями или часами проверять ту или иную информацию. Потому что если волна пошла, ты ее потом уже не остановишь. Стена между телевизором и интернетом сломана. И в значительной степени информационную повестку дня сегодня начинает определять интернет.

Николай Крупатин, главный редактор «Матрешка медиа хаус» (Великобритания):
Реально, если бы здесь сейчас был свободный вай-фай, я у вас на глазах буквально за полторы минуты сделал бы средство массовой информации.

Алексей Венедиктов, главный редактор радиостанции «Эхо Москвы»:
Диагноз правильный, огромная революция информационная, соцсети, когда каждый человек, каждый наш читатель, зритель, слушатель получил возможность создавать реально свой информационный поток. Не скажу свое СМИ. Неконтролируемый никем. Он сидит у себя дома или где-то еще, в интернет-кафе, и публикует то, что он считает новостями.

Алексей Волин, заместитель министра связи и массовых коммуникаций Российской Федерации:
Значительная часть аудитории уже в цифре. И что бы мы ни делали. Да, у нас есть определенный рост бумажных версий. Но мы знаем, что у нас есть целое поколение, которое, скорее всего, к бумажной версии в ближайшие годы не вернется. Оставить это поколение вне нашего интереса – это потеря аудитории. Мы не можем и не должны этого делать.

Алексей Венедиктов, главный редактор радиостанции «Эхо Москвы»:
Но если мы будем противостоять этой волне, а не оседлаем ее, не возглавим ее своим именем, репутацией своего СМИ, значит, она нас захлестнет. Значит наши слушатели, зрители и читатели будут «жрать» вот ту дезинформацию, манипуляцию, о которой говорил Президент Лукашенко.

Янина Соколовская, главный редактор информационного портала «Известия в Украине»:
Журналисты в традиционном понимании – люди, которые добывают информацию стандартным путем и потом стандартно ее же публикуют в виде новостей, уже, извините, никому не нужны.

Александр Гурнов, профессор кафедры международной журналистики МГИМО, член Международной академии телевидения:
Я не понимаю, почему я должен верить человеку по имени Череашка78. И когда мне говорят: «Ты почитай. Это же миллионы подписчиков».

Елена Закарите, блогер (Ирландия):
Я представляю собой вот такую Черепашку 78? Нет, дело в том, что блогер блогеру рознь. И как-то очень было обидно слушать, знаете.

Анастасия Рикеза, журналист радио «2 Capitales» (Франция):
Я хочу сказать в защиту интернет-радио. Радио и телевидение будет всегда. Если телевидение и радио идет со временем, оно переходит в интернет, то оно будет существовать всегда.

Александр Гурнов, профессор кафедры международной журналистики МГИМО, член Международной академии телевидения:
Когда я говорю, что мне не интересна Черепашка, я говорю именно о том, что не хватает в вашей работе, того, что есть у вас: ответственность и готовность отвечать за свои слова. То есть мы против безответственной и обезличенной. Что отличает журналиста от интернетчика? У него есть имя. От отвечает за свою информацию. У меня интернет работает здесь. У меня продвинутый телефон, мне ребенок подарил на юбилей, так что он работает прекрасно.