Михаил Журавков: Образование не критикует, наверное, самый ленивый

02.09.2016 - 12:25

Министр образования Республики Беларусь Михаил Журавков в программе «Простые вопросы» с Егором Хрусталевым.

Михаил Анатольевич, добрый вечер.

Михаил Журавков, министр образования Республики Беларусь:
Добрый вечер.

Большое спасибо, что нашли возможность для этой встречи, потому что, насколько я понимаю, в преддверии 1 сентября журналисты объявляют охоту на министра образования и вы становитесь очень популярной фигурой. Но при всем при этом я предполагаю, что среди всех министров, наверное, в каждой стране министру образования икается чаще других, потому что никто так не вспоминает министра образования, как родители детей, которые учатся в начальной школе, пытаются поступить в вузы. Вы вообще когда принимали предложение стать министром, вы понимали, что это одно из самых критических и критичных мест работы?

Михаил Журавков:
Действительно, это так. Как мои коллеги говорят, что министр образования, как, наверное, и министр здравоохранения – это, наверное, наиболее расстрельные такие должности, потому что, вы правы, в образовании заняты дети. Это самое дорогое, что есть у наших родителей. И образование не критикует, наверное, самый ленивый. Иногда очень трудно и иногда очень обидно выслушивать, на мой взгляд, упреки, которые не должны звучать. Если бы человек более глубже и так разумно подошел и рассмотрел ситуацию в образовании. Я вам хочу заявить, что Министерство образования и вообще кто работает в образовании – это увлеченные люди, которые действительно в большинстве своем профессионалы, очень любят детей, свою работу. И выслушивать зачастую такие несправедливые упреки очень обидно и тяжело.

Михаил Анатольевич, пользуясь нашей встречей и тем, что вы достаточно много высказываетесь о высшей школе, о старших классах, я сегодня все-таки хотел бы использовать нашу встречу для того, чтобы поговорить о начальной школе, о первоклашках. Большое количество детей пойдет в школу. Как родителям определить и есть ли у них выбор – в первом классе какого выбирать учителя? В большинстве случаев, в общем-то, есть одна школа на весь населенный пункт. Есть ли сегодня выбор у родителя, который собирается отдавать своего ребенка в школу? Или, в общем-то, это еще та ступень, где все должно быть одинаково и равно?

Михаил Журавков:
Выбор у родителей, естественно, есть. Родитель имеет право отдать в ту школу, которую они предпочитают, тому учителю. Но есть как всегда оговорки. Если хватает для этого мест в классе. Естественно, предпочтение отдается тем ученикам, которые приписаны к этой школе, которые пойдут в эту школу. А дальше, если места уже есть, то тогда родители могут написать заявление и попросить директора этой школы, чтобы его ребенка взяли в начальную школу именно сюда и к определенному учителю. Почему выбирают учителя, наверное, понятно. Потому что среди учителей тоже есть разные. Есть наиболее талантливые, учителей выбирают и по внешнему виду, и по какой-то внутренней симпатии. Это нормальный процесс.

Михаил Анатольевич, такая ситуация, насколько мне известно, поправьте, если я заблуждаюсь, что тестирование перед поступление в первый класс не проводится, не разрешено.

Михаил Журавков:
Нет. Как такового официального тестирования, конечно, нет. Но, вообще говоря, в первый класс родители должны получить справку в учреждениях Минздрава, что ребенок готов по своему физическому, физиологическому состоянию пойти в первый класс. Это шесть или семь лет. Есть определенные случаи, когда еще и в семь лет нельзя ребенку идти. А во-вторых, я бы советовал прийти к психологу, в любой школе у нас есть психолог, есть специальные психологические службы, чтобы уже профессионал поговорил с ребенком и дал свои рекомендации готов ли.

А как родителю определить очень тонкую грань между тем, что у него одаренный ребенок или просто он трудолюбивый и усидчивый? Или тем, что он, в общем-то, еще засиделся в детстве или он просто не способен. И понятно, что любящие родители видят только лучшее в своем ребенке.

Михаил Журавков:
Вы знаете, когда ребенок идет в первый класс, говорить о том, что он одарен или просто усидчивый, просто еще рано. Надо говорить, когда идет ребенок в первый класс, готов ли он пойти учиться или не готов. У нас же разрешено родителям присутствовать даже на уроках в начальной школе, чтобы они посмотрели, что такое процесс обучения в начальной школе, особенно в 1-2 классе. Это все в игровой форме, это все интересно, это адаптация всех детей к новым условиям, к новой жизни, которой они еще не знают, не привыкли. Естественно, это все проходит постепенно, и родителям не надо бояться. Есть еще обратный эффект. Что если мы ребенка оставляем в дошкольном учреждении еще на год, то он повторяет ту программу, которая у него была в дошкольном учреждении. Он в новый коллектив приходит, его сверстники уже, большинство, идут в школу, а он с более младшими. А в этом возрасте год – это огромная разница между детьми. И он даже может затормозиться в своем развитии. Поэтому это, конечно, очень серьезный вопрос, очень тонкий. И здесь такое субъективное решение принимать: если родитель не уверен, то лучше посоветоваться.

Образование для вас – это сложная наука?

Михаил Журавков:
Да, это целая наука, действительно. И со своими определенными законами, гипотезами, предположениями, постулатами. Действительно, это очень сложная наука.

Посмотрите, вы математик, при этом образование – тот процесс, который, насколько я понимаю, разрывает связь человека с природой, когда процесс его образования в реальной ситуации должен происходить на протяжении всей жизни. Здесь он сразу становится на определенную ступеньку познания предыдущего общества и сразу воспринимает мир совершенно на плечах всех других поколений. Но если проводить сравнения с математикой, с психологией, с социологией или философией, образование – самый сложный, наверное, предмет, который не предполагает точного решения? Мы только опытным путем как в психологии можем найти ответ. Нет уравнений, которые дают точный ответ. Никто не знает ответ.

Михаил Журавков:
Вы говорите об образовании как о педагогике или об образовании как отрасли? Потому что то, о чем вы сейчас говорили, я бы больше отнес к такому предмету или к такому направлению, как педагогика. То есть педагогика – это наука, которая как раз, наверное, главное ее предназначение – это подумать, как передать знания, как обучить человека. Потому что образование включает в себя огромное количество различных дисциплин и так далее.

Вот если представить себе образование как научный процесс, может ли произойти, как в другой научной области, скажем, какое-то открытие, которое сделает существенное изменение? К примеру, мы находимся в той ситуации сейчас, когда объем знаний легко доступен, объем памяти, объем подсказок, которые может получить человек, легко доступен и находится всегда под рукой. Совершенно формально нет необходимости держать это в голове. От таблицы умножения до любых цитат.

Михаил Журавков:
Совершенно верно. Вы правы, что на определенных этапах развития общества, техники, промышленности подходы к образованию меняются, причем кардинально. Если раньше педагог в основном был транслятором знаний (то есть это основной источник знаний, который рассказывал эти знания, и, наверное, и ваши родители, и огромное количество (уже молодых людей, наверное, не так) говорят, что «я свои конспекты храню на определенной полочке, достаю и извлекаю знания) – сейчас такого не надо делать. Поэтому сейчас функция учителя или педагога вообще в широком смысле – научить учиться, научить извлекать правильные знания, анализировать их. И, действительно, человек не в состоянии сейчас запомнить тот огромный поток знаний, который есть. Поэтому действительно сейчас уже и подходы к подготовке педагогов совершенно другие. То есть можно сказать, что сейчас происходят качественные изменения в образовательном процессе. То есть функция педагога меняется, назначение.

Скажите, можем ли мы говорить, что мы сейчас находимся на пороге существенного слома?

Михаил Журавков:
Да. Это как закон философии: количество переходит в качество.

То ест эти дискуссии – это не вопрос критики нынешней формы нашего образования, а вопрос мирового слома в восприятии образования?

Михаил Журавков:
Да, естественно.

Вы знаете, я столкнулся с таким мнением в рамках такого же интервью, мы обсуждали, как развивается технический прогресс, как за последние 20-30 лет усовершенствовались все средства связи, доставка информации, почта. Я говорил, что дальше наверняка все будет сжиматься. И я встретил такое мнение: вы не думаете, что дальше будет так развиваться? Да, это революция, это существенный скачок, но он имеет свои пределы. Это тоже возможно не просчитать при помощи уравнения. Но по вашим ощущениям, действительно ли у этого технологического процесса есть предел и дальше такой скорости в развитии не будет?

Михаил Журавков:
Вы знаете, еще предела возможности использования вот этих IT-технологий, которые появились действительно совершенно недавно, еще не достигли. И какое-то время, может быть, будет казаться такое затишье. Сейчас же наука – это удел не одиночек, а больше компаний. Сложно сказать, кто что-то изобрел. И сейчас идет развитие науки в ширь, а не в глубь пока. И пока мы не используем достижения то, что придумали, то дальше опять перейдем еще на более низкий, глубокий уровень. Но, поверьте, в различных направлениях науки сейчас очень интересные есть мысли, гипотезы.

Как вы находите время на научный процесс, я не могу понять?

Михаил Журавков:
Это хобби, это жизнь. Этим надо заниматься.

Сколько часов в неделю вы на это тратите?

Михаил Журавков:
Это процесс, вы знаете, постоянный. Про это думаешь. Моя отдушина – это лаборатория. Я стараюсь по вечерам, как бы ни было это поздно, приходить в лабораторию, работать со своими коллегами, учениками.

И в финале, если позволите, такой вопрос. Он, наверное, более риторический. Просто если бы была зарплата, допустим, в 10 или 15 млн у учителя и был бы конкурс на эту работу, сама бы по себе ситуация изменилась бы? Или, в общем-то, не так просто решается этот вопрос?

Михаил Журавков:
Вы знаете, одной зарплатой, наверное, мы не решим, хотя, конечно, финансовый фактор – это, наверное, основной на данном этапе. Если бы мы существенным образом подняли бы зарплату учителя, то большее количество талантливой молодежи пошло бы в педагоги. Но одной зарплатой, я уверен, мы не решим эту проблему. Вы знаете, мы не на словах, а действительно много делаем для того, чтобы поднялся, во-первых, общественный статус, возрос у учителя. Во-вторых, чтобы возросла его и заработная плата. Для этого мы, например, все больше и больше внедряем нормативное финансирование, отраслевую систему оплаты труда, где, как подчеркнул Президент, как человек работает, столько и должен получать. Мы будем стараться эту отраслевую оплату труда внедрять все больше и больше. Пока это в рамках эксперимента, но дальше мы бы хотели перейти на всю республику.

Я думаю, что для вас 1 сентября – это праздник?

Михаил Журавков:
Естественно.

Я поздравляю вас. В вашем лице – всех педагогов, всех учителей, которые выбрали для себя эту величайшую благородную профессию. Пусть, может быть, не всегда благодарную.

Михаил Журавков:
Вы знаете, работать с детьми – это одно удовольствие. Если находишь с ними один язык, если с ними на одной волне, то это очень здорово. Они подпитывают и с ними ты всегда себя чувствуешь молодым.

Большое спасибо за ваше время. Еще раз с праздником.

Михаил Журавков:
Спасибо.

Новости по теме
‡агрузка...