СТВ сняло сюжет после жалобы на форуме про минскую химчистку

29.01.2013 - 13:33

Новости Минска. «Быстро, бережно и качественно» — так рекламирует себя практически каждая отечественная химчистка. Поверив слогану, минчанка Юлия Довженко решила доверить одной из химчисток свой кожаный диван: последний дети Юлии разрисовали шариковой ручкой. Не решившись самостоятельно удалить детские иероглифы, женщина вызвала специалистов. Юлию заверили, что мастера высокого уровня и проблем не будет.

Юлия Довженко:
Восьмого числа приехали специалисты. Увидев диван, начали его чистить. Чистили моющим пылесосом, предварительно не сделав никаких проб. Диван начал в себя впитывать воду, специалисты прекратили работу, сказали, давайте подождем, пока высохнет.

С этого момента и начинается история. Когда диван высох, его было не узнать. Третья часть дивана, над которой собственно и трудились специалисты высокого уровня, в подтеках, разводах и пятнах, сама кожа стала жесткой. Юлия пришла в ужас и сразу же позвонила в химчистку. Женщину внимательно выслушали и отправили для экспертизы специалиста по оценке кожи.

Юлия Довженко:
Специалист приехал, развел руками, сказал, что ничего мы сделать не можем. Перекрасьте диван.

Совет толковый, но странный. Ведь диван предложили перекрасить за счет клиента, то есть Юлии. Возмущенная женщина снова позвонила в ООО «Территория клининга» и предложила решить вопрос мирным путем, без суда и следствия. Коль скоро мастера испортили диван, то пусть они и приведут его в надлежащий вид. В ответ Юлия услышала отказ. Мол, мы не виноваты, делайте все сами.

Юлия Довженко:
На контакт они не хотят идти. Я просила, чтобы меня связали с руководством, но был отказ. Никаких извинений, даже в устной форме, я не услышала.

Кстати, ориентировочная стоимость услуги — 250 тысяч рублей, а цена комплекта мягкой мебели, о котором идет речь  — 3 тысячи евро. Диван сделан из искусственно состаренной кожи довольно тонкой выделки.

Однако специалисты из «Территории клининга» настолько были уверены в себе, что, не сделав никаких проб, сразу приступили к чистке, за что и поплатились. Точнее, пока поплатилась Юля.

Но если в химчистке полагают, что они ограничивают свою ответственность перед законом, то это глубокое заблуждение. После того, как Юлия Довженко отправит в адрес организации письменную претензию с требованием привести диван в первоначальное состояние, у «Территория клининга» будет 14 дней.

Елена Мойсейчик, юрист:
Если же исполнитель не устраняет причиненный вред имуществу потребителя, соответственно, потребитель, первое: вправе обратиться с исковым заявлением в суд и потребовать уже в судебном порядке устранения, либо если же потребитель не хочет связываться с исполнителем, может заявить другие требования. Например, возмещение своих убытков, если он обратиться в какую-либо стороннюю организацию.

Кстати, речь идет не только о диване, который, скорее всего, придется перетянуть, но и о комплекте в целом. Ведь диван - это часть гарнитура, в состав которого входит еще два кресла. Подобрать аналогичную кожу для перетяжки специалистам химчистки будет крайне сложно. Но даже если таковая и найдется, то перетянуть придется и два кресла. Ведь практически невозможно подобрать для дивана аналогичный по оттенку цвет, совпадающий с цветом кресел. Поэтому не исключено, что в случае невозможности привести диван в первоначальное состояние придется виновной стороне возместить двухкратную стоимость гарнитура с учетом его износа.

Loading...


Некоторые специалисты работают уже 30 лет. Как КБО помогают людям в сельской местности?



Новости Беларуси. Еще с советских времен комбинаты бытового обслуживания сохранились почти в каждом районе Минской области, ведь в советские годы не было рынков с китайским ширпотребом, магазины не ломились от одежды на любой вкус, и ателье при КБО были палочкой-выручалочкой. Времена дефицита канули в лету, а тенденция на селе, что интересно, сохранилась. Об этом рассказали в программе «Центральный регион» на СТВ. Швея здесь по-прежнему – незаменимый человек. Вот такой комплексный приемный пункт, мы приехали в агрогородок Заостровечье, здесь две тысячи жителей. Поговаривают, что к местной портнихе нужно занимать очередь.

Софья Ивановна пришла за обновкой к лету. Почти все вещи в ее гардеробе проходят через золотые руки закройщицы Марии Ивановны Бушенко. От рабочей одежды до платьев на выход. Если не пошить, то подогнать.

София Зуй, жительница агрогородка Заостровечье:
Часто, шью то курточку, я хожу сюда. Хорошие девчата, слушают и выполняют все. Попросишь – они посоветуют, расскажут, что и как. Мне уже 72 года. Куда я поеду? Уже на месте все у нас, портниха хорошая.

Вскоре после окончания учебы Мария Ивановна приехала в агрогородок Заостровечье. Да так и осталась. За машинкой здесь вот уже 50 лет. Конечно, куда интереснее пошить наряд по индивидуальному запросу, но даже обычный ремонт делает с душой. Наверное, поэтому от клиентов нет отбоя.

Мария Бушенко, закройщик комплексного приемного пункта «Заостровечье»:
Самые популярные в основном ремонты, потому что люди стали экономить, приносят укоротить, расшить, пришить молнию. Заказывают, что у нас тут на селе востребовано: куртки, жилетки, брюки, рабочая одежда. И нарядные платья шьют – кому что надо. Люди довольны. Вы знаете, у меня такой жизненный принцип: если берешься за работу, то делай на совесть. Принцип этот меня никогда не подводил. Все что угодно, меня всякая работа привлекает. Что человеку надо, то и делаю. А как иначе? Я на такой работе, по-другому никак нельзя. Готовое купить можно, но фигуры есть нестандартные, что купить другой раз и невозможно. Теперь пошла тенденция по интернету заказывать готовые вещи. Заказали, получили и приходят сюда, потому что не соответствует абсолютно. Приходится подгонять.

КПП, комплексно-приемный пункт, – это сельская мини-версия Дома быта. Ремонт и пошив одежды, продажа готовых изделий, которые отшиваются в цеху в Клецке. Например, постельные комплекты, одеяла, полотенца. А дважды в месяц по заявкам сюда приезжает парикмахер.

Валентина Груша, приемщик заказов комплексного приемного пункта «Заостровечье»:
Мы оказываем очень много услуг. У нас есть пошив, ремонт, продажа готовой продукции, ритуальные услуги, прачечная. Мы отправляем стирку в Клецк, особенно перед Пасхой хорошо идут одеяла, пледы, куртки. Ритуальный магазин есть, химчистка. Собираем подушки, отправляем в Барановичи. Пошив одеял осуществляет Клецк, мы продаем. Пошив постельного белья. И вся эта красота востребована. Хотя почти в каждом доме есть стиральная машина, но плед, который весит пять килограммов, в обычную машину не войдет. А у нас есть машина на 10 килограммов. У нас клиентов очень много. Есть из Москвы, с севера. Приезжают на лето, на каникулы. Они привозят нам пять-семь заказов. Мы их знаем в лицо, они нас тоже прекрасно знают. В деревне без ателье очень плохо. Куртки, молнии, особенно зимой, брюки. Покупают на рынке, но не всем же по размеру, все приходят к нам.

Елена Слонимская, жительница агрогородка Заостровечье:
Очень удобно, очень часто обращаюсь. То замочек вставить, то брючки отрезать. Все Ивановна делает, все исправляет. Очень хорошо.

Таких пунктов на весь район осталось всего три. Когда-то было больше двух десятков. Там, где количество жителей сократилось, держать стационарные филиалы стало невыгодно. Но клиентов, которые привыкли к определенному сервису под рукой, не оставляют, потому работают по заявительному принципу. Например, на место приезжает парикмахер, или вещи необязательно везти в прачечную в райцентр самостоятельно, а можно просто отдать заказ.

Елена Гадлевская, директор Клецкого районного комбината бытового обслуживания:
Я думаю, что сохранять надо, потому что оно себя еще не совсем изжило, оно необходимо. На тех же КПП, которые у нас существуют, они востребованы. Или там, где мы КПП закрыли, потому что уменьшается численность населения в населенных пунктах, но выезжаем, оказываем бытовые услуги, потому что они там необходимы для людей в сельской местности, которые не избалованы какими-то предложениями. Мы с удовольствием собираем заказы и выезжаем туда. И здесь, с учетом того, что Клецкий район, город Клецк – предложений очень много и по парикмахерским услугам, и по ремонту одежды, и по фото, по пошиву. Мы все равно на плаву.

У нас есть свой клиент, который уже знает нас, наших мастеров и с удовольствием идет к нам, а не к другому человеку, который занимается этим же направлением деятельности. Я понимаю, что у нас есть свои клиенты, люди, которым мы нужны и которые нужны нам, мы хотим облегчить жизнь, чтобы им было приятно и удобно.

Расширять комбинат старается не только ассортимент, но и географию.

Елена Гадлевская:
Стараемся немножко разнообразить свой ассортимент, чтобы если не получилось со спецодеждой, значит, можем попоны, биг-бэги пошить. По стирке то же самое – мы работаем и с Несвижским районом, обстирываем, и Кореличский район, заключили договоры, и в Минске средние школы, гимназии – оказываем услуги по стирке, и Барановичи. Мы стараемся не сидеть на месте, а искать себе больше клиентов, чтобы были загружены и имели деньги для дальнейшей работы и процветания. Все сельскохозяйственные предприятия Клецкого района работают с нами, но мы стараемся немножко расшириться, чтобы обеспечить себя работой.

И хотя конкурировать с частными фирмами сейчас сложно, пока спрос у местных жителей на бытовые услуги есть, предприятие придумывает новые формы работы. Благо, коллектив подобрался очень опытный, но креативный.

Елена Гадлевская:
Здесь в основном работают специалисты, которые уже не год, не два, а 10-20-30 лет. Человеку здесь нравится, он привык, и менять ничего не хочется. Хочется, чтобы у них была работа, зарплата и уверенность в будущем. Хоть и сложно, все видят, что конкуренция высокая, но мы все равно можем конкурировать, хоть и стали маленькими по сравнению с тем, каким было бытовое обслуживание 10-20 лет назад. Мы конкурируем, мы работаем, к нам идет клиент, поэтому думаешь и про человека, который работает и хочет работать.

Главный козырь – качество. Что изменилось в Домах быта с советских времен? Читайте далее.