Митя Писляк: «Работа художника, который рисует на стенах, оказалась не такой классной и весёлой»

09.02.2018 - 19:03

В последние годы минчане стали свидетелями небывалого для нашего города преобразования – на домах стали появляться рисунки разных размеров, красочные, притягательные, обрамляющие арки и неприметные стены.


Почти все мюралы – плоды родившихся в столице фестиваля Vulica Brasil и арт-проекта Urban Myths. Уличное искусство в городе прижилось и стало процветать, что радует, особенно, если учесть, что ещё несколько лет назад подобные акции считались вольностями и вообразить, что стрит-арт станет особенной чертой Минска можно было с большим трудом. 

Поколение «До» украшало дома более монументально, поколение «После» – не менее концептуально.




Митя Писляк, художник:
Я не верил, что мои работы будут появляться на стенах города, может, даже городов. Когда мы учились, мне казалось, что вот эти работы, минские мозаики известные – на «Востоке» и в других местах – сделаны какими-то суперлюдьми, либо там была большущая команда, которая всё делала. Так всё и было, но, тем не менее, я думал, что немногим дано, позволено будет, вообще, заниматься подобными вещами. Теперь я понимаю, что всё зависит от устремлённости каждого человека.

Даже, если он маленький, небольшого роста, такой, как я.

И можно сделать не только такие вещи, но и гораздо больше, смотря, что делают мои коллеги в других городах.


Пожалуй, Митя Писляк – один из первых, кто пошёл на авантюру создания граффити в Минске, наравне с фестивалем уличного искусства Vulica Brasil.

Сегодня эти работы имеют легальный статус.

Его первый шаг навстречу уличному искусству поддержала администрация района, и это стало лучшей мотивацией. Результат – репродукция картины «Портрет жены с цветами и фруктами» белорусского художника Ивана Хруцкого на стене жилого дома по улице Карла Маркса, 25.


Митя Писляк:
Конкретно этот дом был выбран, потому как я в то время ходил через этот двор. Давно наблюдал за этой стенкой. Мне нравилось, что она находится в центре города, и, в то же время, не выходит на главную улицу. Она видна издалека.

На мой взгляд, было место выбрано идеально.

А почему эта работа? Поскольку она была одной из первых в Минске, я решил взять работу классического художника и трансформировать в свою графику, и нанести на стену, как будто это – большой холст, который висит с подсветкой на стене.

В прошлом году художники из Беларуси и Бразилии, участники фестиваля Vulica Brasil оставили после себя более 10 новых работ на домах столицы. Среди них есть и работа Мити Писляка на улице Железнодорожной.

Этот натюрморт – как пощечина общественному вкусу.

Художник  – вегетарианец, а эта работа – своего рода, протест против классических натюрмортов другой эпохи.
Митя Писляк:
Меня это здание устраивает. Оно находится на Т-образном перекрёстке. И здесь достаточно большой траффик.

Мне кажется, оно отлично дополняет серое окружение.

И цветовая гамма, как раз, была сделана такая, чтобы человек, проезжая мимо на машине или троллейбусе, в хмурое утро мог улыбнуться или почувствовать какую-то позитивную эмоцию.

Споры о дальнейшей судьбе минской Осмоловки (старые двухэтажные дома в районе улиц Богдановича – Киселева – Куйбышева – Коммунистической), как известно, ведутся не первый год.

Архитекторы, общественные активисты и местные жители предлагали различные сценарии развития событий: от полного сноса до сохранения всех домов. Но это – всё ещё городская драма.

Пока же Осмоловка живёт своей жизнью и даже обновляется.



Митя Писляк:
Эта работа была сделана в поддержку района Осмоловка, чтобы его не сносили, а остался он здесь ещё надолго. Меня попросили, как художника, сделать что-нибудь, чтобы показать, что район живёт, что, кроме того, что тут живут люди, здесь происходят какие-то культурные мероприятия.

К каждой работе проводишь анализ, готовишься, выбираешь сюжет.


И этот сюжет я выбрал потому, что, когда этот  район появился, здесь селились семьи военных, представители богемы – художники, писатели. У всех у них были жены и дети.

Они все здесь и изображены – команда военных, художников с женой и детьми. 

На Киселёва, например, можно подсмотреть за «Завтраком аристократа» в окне, которого нет.


Митя Писляк:
Это – окошко, которое сделано на месте пустующего окошка.

Мне очень нравится находить такие места, пустующие окна, ниши.

Идеальное место для работ. Оно обрамлено рамой, можно сказать. 

В районе «Новая Боровая» Митя осуществил более масштабный проект. Но и выполнение этой работы заставило его пойти на крайние меры.

Митя Писляк:
Работа художника, который рисует на стенах, оказалась не такой классной и весёлой, как может представиться на первый взгляд. Ходишь с баллончиком краски, в наушниках, делаешь её и, счастливый, уходишь домой.

В этот раз я ощутил, что это – просто страшная и опасная работа порой бывает.

Потому что, когда на 8-ом этаже ты висишь на подъёмнике, который шатается, и борешься с мыслью, что вот-вот он может упасть, потому что подъёмник мне дали в аренду, и никто тебя не страхует. Оказалось, экстремальной штукой. Но без дополнительных усилий ты не получишь большего результата.
По мнению художника, картина на стене – это диалог между жителями городав и зданиями, мимо которых они ежедневно проходят, не обращая на них внимания.

Мораль: не проходите мимо, остановитесь.

Митя Писляк:
Я люблю Минск, это – мой родной город, где я родился. Но небо у нас серое более 5 месяцев в году, и слишком долго выдерживать это сложно.

Поэтому хочется отсюда уехать и так же хочется сюда вернуться.

Люди в материале: Митя Писляк
Loading...


Рисунки на камнях карандашом из бараньего жира. Как делают литографии



Литографическая мастерская находится в центре Минска. Показываем в программе  «Минск и минчане», как мастера кисти сохраняют и старинные станки, и секреты технологии печатного дела. Своя история здесь у каждой детали.

Светлана Петушкова, куратор Белорусского Дома Графики, мастер-печатник:
В этой мастерской работали классики белорусской графики. Такие, как Кашкуревич, Поплавский, Басалыга. Мы продолжаем традиции, мы сохраняем историю.

Камни известняка расставлены в мастерской, словно книги в библиотеке. На них художники и наносят рисунки для будущей литографии.

На этом, например, сохранилась этикетка советской ликерной фабрики. Современные мастера работают карандашом, мелками и тушью. Процесс кропотливый, долгий и лучше не ошибаться. Неверный штрих резинкой не сотрешь – придется убирать при помощи гравировки специальной иглой.

Фестиваль Art is как эксперимент в белорусском искусстве. Техники создания картин показали в Минске

Екатерина Краева, художник:
Рисую карандашом, который создается в литографской мастерской на основе бараньего жира. Возможностей масса. Можно заливать мягкими переходами плавными, можно задавать четкие линии, комбинировать с типографской тушью.

Художницу Анну Редько этот вид искусства привлекает возможностью прикоснуться к древним камням. Девушка создает серию работ к «Алисе в стране чудес».

Анна Редько, художник-иллюстратор:
Я делаю двенадцать иллюстраций к каждой главе произведения. Сейчас готовы пять работ. Одна зависла в Питере, я ее нарисовала, но еще не успела отпечатать. Одна из последних работ – такая Алиса к четвертой главе «Билль вылетает в трубу».

Технологию литографии в конце XIX века изобрел актер и литератор из Богемии Алоиз Зенефельдер. Камень с рисунком смачивается водой, с помощью валика наносится краска. Затем посредством специального пресса рисунок с камня переносится на бумагу. Если мастер имеет дело с многоцветной литографией, то каждый раз используется новый камень.

Светлана Петушкова:
За один раз мы можем напечатать только один цвет. Здесь мы видим работу, выполненную в четыре цвета: черный, синий, оранжевый и желтая плашка. Для каждого нового цвета мы готовим камень заново. Сначала рисуем черный – печатаем. Потом мы шлифуем камень и рисуем следующий цвет – печатаем. И так каждый раз.

Здесь есть работа, которая у нас в процессе: черный цвет уже напечатан, но она будет многоцветная в четыре цвета. И вот второй цвет уже изображен на камне, пока мы его еще не перенесли.

Выставка пяти времён. Пять войн в фотографиях и литографиях можно увидеть в музее Якуба Коласа в Минске

Тот же самый лист бумаги нужно будет опять помещать под пресс. Сделать это необходимо очень точно, чтобы литографский оттиск был нужного качества. Александрина Вишневски печатает сегодня свою первую работу в технике литография.

Александрина Вишневски, художник:
Я люблю изображать что-то мифологическое и даже религиозное. Эта работа близка людям, которые задумываются над тем, что делают и что их ждет в будущем. Художникам, в принципе. Интересно попробовать старые техники, которыми пользовались в прошлом, потому что мы вдохновляемся их работами и хотим досконально узнать, как это все происходило.

Старинную технологию активно используют и в новом тысячелетии. К слову, Белорусский дом графики – единственное место в стране, где художники могут окунуться в мир литографии: узнать секреты технологий высокой печати и оставить свой след на камнях.

Светлана Петушкова не только создает образные сюжеты, но и вдыхает в них жизнь: управляется с каменными холстами и старинным печатным станком на раз-два.

Сегодня наиболее востребована техника создания графики офорт. В этом случае гравюра исполняется на металлической пластинке. На подготовленный лист цинка, меди или латуни художник наносит будущий шедевр. После ее погружают в кислотную среду, несколько минут – и клише готово.

Виктор Савченко, художник-график:
Офорт – техника достаточно древняя. В 17 веке в Голландии была придумана. На медных пластинах гравировали, потом специальными иголками рисовали и травили. Не все могли купить картины, это было очень дорогое удовольствие. А гравюру могли позволить себе.

Акватинта, сухая игла, травленый штрих – эти техники офорта позволяют изобразить богатые тональные и фактурные эффекты. Бумага должна быть влажной.

Виктор Савченко:
Процесс здесь нельзя прерывать, потому что бумага высыхает, краски высыхают. Это все нужно делать в определенном ритме, нельзя останавливаться.

На специальном станке под давлением за несколько секунд на бумаге появляется готовая картина. В свое время в этой технике творили Рембрандт, Дали и Пикассо.

А белорусские художники подтвердили: литография – искусство, которое не подчиняется законам времени.