«Многие приходили пообщаться с девчонками, потому что за прилавками стояли красавицы». ЦУМ, который вы не знали

06.11.2020 - 21:03

Интересные факты о ЦУМе, которые вы точно не слышали раньше, рассказали в документальном проекте «Тайны Беларуси».

В 1958 году неподалеку от легендарного ГУМа разворачивается еще одна масштабная стройка. Решение это принималось на самом высоком уровне в Москве.

Аккурат на месте бывшего Комаровского болота отводится земельный участок для еще одной «Мекки» белорусского советского шопинга. В документации проект значился как «Универмаг на 300 рабочих мест». В народе же это будет просто ЦУМ. В то время берется курс на массовое строительство жилья и борьбу с излишествами в архитектуре.

Армен Сардаров, доктор архитектуры, профессор:
Я не могу сказать, что Центральный универмаг это какой-то архитектурный минус для проспекта. Он тоже был интересен в свое время, были большие панорамные витражи, стекла, которые потом, правда, стали создавать проблему микроклимата в здании, кондиционеров не было.

Минский ЦУМ по праву можно считать одним из первых советских долгостроев. Специалисты долго придумывали, как смонтировать подъемный кран, чтобы его стрела могла достать до всех уголков квадратного здания. В итоге, кран разместили внутри будущего магазина. Наконец 5 ноября 1964 года символический золотой ключ вручили первому директору ЦУМа Ивану Коленникову, которого перевели сюда прямиком из Государственного универмага.

Федор Корбан, генеральный директор ОАО «ЦУМ» (2008-2013 гг.):
В ЦУМ людей с улицы никогда не брали. Из города, в том числе из ГУМа около 100 работников были направлены сюда на работу для открытия ЦУМа, потому что одновременно надо было более 300 работников набрать для того, чтобы открыть этот универмаг.

ЦУМ моментально стал одним из самых престижных магазинов страны.

Лариса Сотникова, инструктор по организационно-массовой работе ОАО «ЦУМ » (1978-2014 гг.):
Многие приходили в ЦУМ даже пообщаться с девчонками, потому что стояли красавицы за прилавками. Да, был другой универмаг, была другая выкладка. Это сейчас уже и рекламы, и менеджеры, и дизайнеры. А раньше мы сами и оформляли подарки, и украшали, и выкладку товаров придумывали.

Во втором по значимости универмаге страны насчитывалось всего 7 отделов и 38 секций. Но и это уже было неплохо. На двух этажах можно было приобрести все: начиная от мыла и заканчивая тканями и знаменитыми на весь Советский Союз духами «Красная Москва». Вот только ассортимент все же был однообразным. Во всех без исключения магазинах правил балом отечественный производитель.

Светлана Шепетюк, сотрудник ОАО «ГУМ» (1973 – по наст. время):
Много списывалось. Все шло для выполнения плана. Однообразие товаров, особенно это характерно для середины 1970-х годов для швейной промышленности, обувной. Обувь и швейные изделия требовали более высокого подхода к качеству, к моделям.

ЦУМ белорусским советским покупателем воспринимался как идеал торгового заведения. Здесь впервые начали предлагать дополнительный сервис – раскрой ткани, подгонку одежды и даже бесплатную доставку. В 1966-м в Москве на Всесоюзном совещании работников торговли Минский ЦУМ по многим показателям был назван одним из лучших универмагов Советского Союза. К тому же, что тогда ценилось на вес золота, здесь всегда можно было отыскать импортный товар.

Федор Корбан:
На территории Республики Беларусь, в городе Бресте была база «Союзпромимпортторг». Тогда планы по товарообороту, финансовым показателям не выполнялись. И в конце месяца, как это всегда бывало, за 4-5 последних дней за счет импортных товаров выполняли все показатели, которые доводились.

В те годы таким гигантам, как ЦУМ или ГУМ доводились фонды на различные группы товаров. Производители работали по строго доведенному плану. А потому не спешили быть креативными. Знали, что так или иначе продукт будет реализован.

Федор Корбан:
Предприятия не стремились что-то новое, цветовую гамму даже. Почему у нас все было черное, серое, цвета асфальта? Обувь – только черная, за редким исключением. Так же и другие товары. Немножко трикотажные изделия выделялись, они всегда более пользовались спросом на территории Советского Союза. Приезжали и гости покупалть трикотаж, а остальные товары – серенькие и будничные.
Loading...


«Как это всё происходило – действительно это трагично». Митинг-реквием состоялся на месте бывшего концлагеря Берёза-Картузская



Новости Беларуси. Во всем мире 11 апреля вспоминают узников фашистских концлагерей. Правда, белорусы, с этим понятием столкнулись еще за десятилетие до начала Великой Отечественной войны, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Неслучайно именно в Березе положено начало патриотическому проекту «Историческая память». В этом городе в 1934 году польские власти создали лагерь для противников режима Пилсудского, в том числе туда попадали представители национально-освободительного движения Беларуси.

Через концлагерь в Березе-Картузской прошли до 10 тысяч человек. К этим цифрам историческое сообщество Беларуси и Европы относится по-разному, так как точных сведений нет. Белорусы, жители тогдашних «крэсаў усходніх», зачастую оказывались в застенках только лишь за желание быть нацией и изучать родной язык.

Относились к ним с особой жестокостью. Пленники вспоминали: выход из лагеря был возможен в двух случаях – в психолечебницу или на тот свет. Митинг-реквием в память жертв агрессии объединил молодежь со всей страны.

Егор Макаревич: каждому молодому человеку стоит посмотреть реально на исторические события, которые были на территории страны

Юлия Рогащук, жительница Бреста:
Как это все происходило – действительно это все трагично. И это необходимо не забывать, помнить, потому что наша история, безусловно, важна.

Как сохранить объективный взгляд на прошлое в условиях глобальных вызовов, обсудили 11 апреля в формате круглого стола. Незаслуженно факт концентрационной системы в 30-е годы покрылся слоем пыли – подчеркнули спикеры. Как создать объективную историческую реальность для молодежи, какие вызовы сегодня стоят перед белорусским научным сообществом и реальная угроза белорусскому суверенитету – диалог участников получился по-настоящему живым.

Александр Шпаковский: наша историческая вежливость некоторыми соседними государствами была воспринята как слабость (читайте здесь).