новости СТВ в твиттере

Молчаливые свидетели веков в частной коллекции: Игорь Сурмачевский собрал уникальные артефакты

Коллекция Игоря Сурмачевского
Коллекция Игоря Сурмачевского
Коллекция Игоря Сурмачевского
Коллекция Игоря Сурмачевского
Коллекция Игоря Сурмачевского
Коллекция Игоря Сурмачевского
Коллекция Игоря Сурмачевского
Коллекция Игоря Сурмачевского
Коллекция Игоря Сурмачевского
Коллекция Игоря Сурмачевского
Коллекция Игоря Сурмачевского
Коллекция Игоря Сурмачевского
Коллекция Игоря Сурмачевского
Коллекция Игоря Сурмачевского
Коллекция Игоря Сурмачевского
Коллекция Игоря Сурмачевского
Коллекция Игоря Сурмачевского
Коллекция Игоря Сурмачевского
Коллекция Игоря Сурмачевского
Коллекция Игоря Сурмачевского
05.02.2017 - 13:56

Реставратор, дизайнер, коллекционер и художник. 20 лет назад по истории своей семьи он изучал и многовековую историю Беларуси. И понял, как важно знать и ценить свои корни. Приглашаем познакомиться с талантливым минчанином Игорем Сурмачевским.

В детстве, когда многим ребятишкам родители рассказывали сказки, он слушал реальные истории из жизни своей бабушки – хранительницы традиций древнейшего рода Наркевичей. Именно она рассказала внуку о знакомстве его предков с великим гетманом литовским Михаилом Казимиром Огинским.

Игорь Сурмачевский, художник, коллекционер, реставратор:
Адзін з маіх продкаў – Юзаф Наркевіч – быў ротмістарам панцырнай харугвы ў вялікага гетмана літоўскага Міхаіла Казіміра Агінскага. Вось тут мы можам убачыць такую сакральную рэч для майго рода, як штандарт вялікага гетмана. Ён знаходзіцца ў маёй калекцыі. Я думаю, што калі я трымаю яго ў сваіх руках, падсвядома адчуваю, што менавіта гэты штандарт бараніў мой далёкі продак.

По крупицам Игорь Вячеславович собрал историю не только своей семьи, в его коллекции – редчайшие белорусские артефакты. Например, вот эта уникальная накладка на панцирь с надписью «За веру, короля и закон» принадлежала одному из Крылатых гусаров, представителю элитной кавалерии Королевства Польского и Речи Посполитой.

Игорь Сурмачевский, художник, коллекционер, реставратор:
Тут таксама вельмі цікавы экспанат. Гэта рэнграф барскіх канфедэратаў. Таксама я не ведаю, у якім з нашых музеяў ёсць такі экспанат. Я лічу, што гэта рарытэты беларускай гісторыі. І, наогул, калі мы гаворым такія высокія паняцці, як патрыатызм, то для меня гэтае слова – не пусты гук, скажам так. Таму што патрыатызм для меня – гэта тыя 10 пакаленняў, якія трымаюць мяне на гэтай зямлі. 

Его не отпускает желание сделать как можно больше для своей страны и родного города. Потому свою жизнь Игорь Вячеславович уже не представляет без экспедиций, из которых он привозит чаще всего привозит иконы.

Игорь Сурмачевский, художник, коллекционер, реставратор:
Была вандроўка па беларускім цэрквам. Бачыў значныя абразы нашай культуры, такія, як, напрыклад, Дзісненская Божая маць. Ён быў у вельмі страшэнным стане, таму што з яго ў свой час (гэта было дзесьці ў 80-я гады) сарвалі срэбранную шату знакамітага нашага златара Пятра Сліжыка. Я вырашыў, што яе трэба вярнуць да жыцця, трэба спасаць. Я выдаткаваў сродкі на то, каб яе ўмацавалі і раскрылі ў нашым мастацкім музее. Я ўжо рабіў таніроўкі.

Возвращать на родину памятники белорусской иконографии и давать им вторую жизнь. Вот эту чудотворную икону XVI века с изображением Полоцкой Богородицы он выкупил у московского коллекционера. Правда, ее ценность он понял не сразу.

Игорь Сурмачевский, художник, коллекционер, реставратор:
Да мяне прыйшоў рэстаўратар Мітрапаліта Філарэта. Ён быў у вялікім такім захапленні, што такая рэч трапіла на Беларусь. Я яго рэстаўраваў. І зараз яна знаходзіцца ў Свята-Еўфрасінеўскім манастыры. Не было ніякіх пытанняў, каб аддаць гэта менавіта Беларускай праваслаўнай царкве, таму што яна будзе тут, у нашай краіне, будзе тварыць цуд, будзе грэць сэрца беларускіх вернікаў.   

Реставрация икон – еще одно любимое дело Игоря Вячеславовича. Когда он только начал возвращать к жизни старинные иконы, мастерством реставратора в Минске почти никто не владел. Потому пришлось самостоятельно осваивать новую профессию.

Игорь Сурмачевский, художник, коллекционер, реставратор:
Калі я працую з іконамі, то павінен настроіцца на гэтую ікону. Не магу, напрыклад, да той жа іконы падыйсці як да станка і працаваць. Іншы раз  некалькі дзён у мяне адыходзіць нават на духоўную падрыхтоўку для таго, каб я пачаў працаваць з той ці іной іконай.

Игорь Вячеславович бережно хранит и возвращает к жизни не только православные святыни, но и предметы быта горожан прошлых столетий. Например, уже сегодня часть его коллекции занимают дамские наряды.

Большая часть этих предметов гардероба была привезена из Парижа, Берлина, Лондона и Санкт-Петербурга. Найти какие-либо вещи в Беларуси было практически невозможно. Увы, здесь они не сохранились.

Игорь Сурмачевский, художник, коллекционер, реставратор:
Гэта 1840-я гады, яна да мяне трапіла з аукцыона ЗША. Вось, мы таксама гаворым, што ЗША – гэта дзесьці за акіянам, не тычыцца наогул нашай гісторыі. Але калі мы ўспомнім Тадэуша Касцюшку, то менавіта туды эмігрырывала наша шляхта з Рэчы Паспалітай, калі былі падзелы. І наогул яны маглі ўжо вяртацца ў 1830-я гады. Такія ж сукенкі яны маглі прывезці з сабой.

По предметам из этой коллекции можно изучать не только моду того времени, но и нравы. Например, вот такая книжечка – карне де баль – неотъемлемая часть дамского бального наряда. В ней молодые особы записывали каждый свой танец.

Игорь Сурмачевский, художник, коллекционер, реставратор:
На баль маладая шляхцянка брала некалькі пар абутку. Гэта тычыцца таго, што вельмі тонкая падэшва была, і за час балю яна знашвалася да дыр. Таму такія былі туфлікі спецыяльныя, якія называліся сцярляткі, якія брала шляхцянка на адзін баль 3-5 пар.

Столичные балы XVIII-XIX веков – это не только увеселительное, но и весьма утомительное мероприятие. Длилось оно целую ночь. И все бы ничего, если бы не тугой корсет, в котором было невыносимо тяжело не только танцевать, но и ходить. Потому девушкам приходилось идти на различные хитрости.

Игорь Сурмачевский, художник, коллекционер, реставратор:
Дама, калі траціла прытомнасць, каб яе прывесці ў якасны стан, выкарыстоўваўся спецыяльны футляр з нюхацельнай соллю. Гэта спецыяльная такая рэч, якую мела кожная дама, каб быць у прыстойным стане.

Предметы из коллекций Игоря Вячеславовича – молчаливые свидетели ушедших эпох, реальные участники исторических событий. По ним можно проследить, в чем предпочитали выходить на променад или бал столичные дамы, как выглядел один из старейших польских орденов или как была развита иконопись в Беларуси в XVI веке, сообщили в программе «Минск и минчане» на СТВ.

И хочется верить, что все эти артефакты в скором времени объединятся под одной крышей, а музей будет носить имя своего мецената, как некогда это произошло с коллекцией Третьякова.

Коллекция Игоря Сурмачевского