Молчаливые свидетели веков в частной коллекции: Игорь Сурмачевский собрал уникальные артефакты

05.02.2017 - 13:56

Реставратор, дизайнер, коллекционер и художник. 20 лет назад по истории своей семьи он изучал и многовековую историю Беларуси. И понял, как важно знать и ценить свои корни. Приглашаем познакомиться с талантливым минчанином Игорем Сурмачевским.

В детстве, когда многим ребятишкам родители рассказывали сказки, он слушал реальные истории из жизни своей бабушки – хранительницы традиций древнейшего рода Наркевичей. Именно она рассказала внуку о знакомстве его предков с великим гетманом литовским Михаилом Казимиром Огинским.

Игорь Сурмачевский, художник, коллекционер, реставратор:
Адзін з маіх продкаў – Юзаф Наркевіч – быў ротмістарам панцырнай харугвы ў вялікага гетмана літоўскага Міхаіла Казіміра Агінскага. Вось тут мы можам убачыць такую сакральную рэч для майго рода, як штандарт вялікага гетмана. Ён знаходзіцца ў маёй калекцыі. Я думаю, што калі я трымаю яго ў сваіх руках, падсвядома адчуваю, што менавіта гэты штандарт бараніў мой далёкі продак.

По крупицам Игорь Вячеславович собрал историю не только своей семьи, в его коллекции – редчайшие белорусские артефакты. Например, вот эта уникальная накладка на панцирь с надписью «За веру, короля и закон» принадлежала одному из Крылатых гусаров, представителю элитной кавалерии Королевства Польского и Речи Посполитой.

Игорь Сурмачевский, художник, коллекционер, реставратор:
Тут таксама вельмі цікавы экспанат. Гэта рэнграф барскіх канфедэратаў. Таксама я не ведаю, у якім з нашых музеяў ёсць такі экспанат. Я лічу, што гэта рарытэты беларускай гісторыі. І, наогул, калі мы гаворым такія высокія паняцці, як патрыатызм, то для меня гэтае слова – не пусты гук, скажам так. Таму што патрыатызм для меня – гэта тыя 10 пакаленняў, якія трымаюць мяне на гэтай зямлі. 

Его не отпускает желание сделать как можно больше для своей страны и родного города. Потому свою жизнь Игорь Вячеславович уже не представляет без экспедиций, из которых он привозит чаще всего привозит иконы.

Игорь Сурмачевский, художник, коллекционер, реставратор:
Была вандроўка па беларускім цэрквам. Бачыў значныя абразы нашай культуры, такія, як, напрыклад, Дзісненская Божая маць. Ён быў у вельмі страшэнным стане, таму што з яго ў свой час (гэта было дзесьці ў 80-я гады) сарвалі срэбранную шату знакамітага нашага златара Пятра Сліжыка. Я вырашыў, што яе трэба вярнуць да жыцця, трэба спасаць. Я выдаткаваў сродкі на то, каб яе ўмацавалі і раскрылі ў нашым мастацкім музее. Я ўжо рабіў таніроўкі.

Возвращать на родину памятники белорусской иконографии и давать им вторую жизнь. Вот эту чудотворную икону XVI века с изображением Полоцкой Богородицы он выкупил у московского коллекционера. Правда, ее ценность он понял не сразу.

Игорь Сурмачевский, художник, коллекционер, реставратор:
Да мяне прыйшоў рэстаўратар Мітрапаліта Філарэта. Ён быў у вялікім такім захапленні, што такая рэч трапіла на Беларусь. Я яго рэстаўраваў. І зараз яна знаходзіцца ў Свята-Еўфрасінеўскім манастыры. Не было ніякіх пытанняў, каб аддаць гэта менавіта Беларускай праваслаўнай царкве, таму што яна будзе тут, у нашай краіне, будзе тварыць цуд, будзе грэць сэрца беларускіх вернікаў.   

Реставрация икон – еще одно любимое дело Игоря Вячеславовича. Когда он только начал возвращать к жизни старинные иконы, мастерством реставратора в Минске почти никто не владел. Потому пришлось самостоятельно осваивать новую профессию.

Игорь Сурмачевский, художник, коллекционер, реставратор:
Калі я працую з іконамі, то павінен настроіцца на гэтую ікону. Не магу, напрыклад, да той жа іконы падыйсці як да станка і працаваць. Іншы раз  некалькі дзён у мяне адыходзіць нават на духоўную падрыхтоўку для таго, каб я пачаў працаваць з той ці іной іконай.

Игорь Вячеславович бережно хранит и возвращает к жизни не только православные святыни, но и предметы быта горожан прошлых столетий. Например, уже сегодня часть его коллекции занимают дамские наряды.

Большая часть этих предметов гардероба была привезена из Парижа, Берлина, Лондона и Санкт-Петербурга. Найти какие-либо вещи в Беларуси было практически невозможно. Увы, здесь они не сохранились.

Игорь Сурмачевский, художник, коллекционер, реставратор:
Гэта 1840-я гады, яна да мяне трапіла з аукцыона ЗША. Вось, мы таксама гаворым, што ЗША – гэта дзесьці за акіянам, не тычыцца наогул нашай гісторыі. Але калі мы ўспомнім Тадэуша Касцюшку, то менавіта туды эмігрырывала наша шляхта з Рэчы Паспалітай, калі былі падзелы. І наогул яны маглі ўжо вяртацца ў 1830-я гады. Такія ж сукенкі яны маглі прывезці з сабой.

По предметам из этой коллекции можно изучать не только моду того времени, но и нравы. Например, вот такая книжечка – карне де баль – неотъемлемая часть дамского бального наряда. В ней молодые особы записывали каждый свой танец.

Игорь Сурмачевский, художник, коллекционер, реставратор:
На баль маладая шляхцянка брала некалькі пар абутку. Гэта тычыцца таго, што вельмі тонкая падэшва была, і за час балю яна знашвалася да дыр. Таму такія былі туфлікі спецыяльныя, якія называліся сцярляткі, якія брала шляхцянка на адзін баль 3-5 пар.

Столичные балы XVIII-XIX веков – это не только увеселительное, но и весьма утомительное мероприятие. Длилось оно целую ночь. И все бы ничего, если бы не тугой корсет, в котором было невыносимо тяжело не только танцевать, но и ходить. Потому девушкам приходилось идти на различные хитрости.

Игорь Сурмачевский, художник, коллекционер, реставратор:
Дама, калі траціла прытомнасць, каб яе прывесці ў якасны стан, выкарыстоўваўся спецыяльны футляр з нюхацельнай соллю. Гэта спецыяльная такая рэч, якую мела кожная дама, каб быць у прыстойным стане.

Предметы из коллекций Игоря Вячеславовича – молчаливые свидетели ушедших эпох, реальные участники исторических событий. По ним можно проследить, в чем предпочитали выходить на променад или бал столичные дамы, как выглядел один из старейших польских орденов или как была развита иконопись в Беларуси в XVI веке, сообщили в программе «Минск и минчане» на СТВ.

И хочется верить, что все эти артефакты в скором времени объединятся под одной крышей, а музей будет носить имя своего мецената, как некогда это произошло с коллекцией Третьякова.

Люди в материале: Игорь Сурмачевский
Loading...


Петербурженка собрала более 10 тысяч уникальных книжных закладок. Как коллекция оказалась в белорусской глубинке



Новости Беларуси. В Браславском районе коллекционер создала музей книжных закладок в собственном доме, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Елена Булкина за 55 лет собрала более 10 тысяч экспонатов. Английские тканые, китайские рукописные, советские самодельные. Ее коллекция побывала в Европе и даже Японии, но постоянную прописку получила в белорусской глубинке.

В гостях у отечественного букмаркера побывала Анастасия Бут.

Елена Булкина, коллекционер:
Мне 11 лет. Я помогаю в школьной библиотеке разбирать книги и удалять лишние предметы. В моих руках оказываются эти 9 закладок. Вот они на меня произвели впечатление.

Елена Булкина привезла экспонаты из 62 стран мира. Ради увлечения ушла с руководящей должности в крупной строительной компании и основала собственный бизнес по производству современных закладок. И даже получила несколько патентов на свои изделия.

Анастасия Бут, корреспондент:
XIX век – это расцвет промышленности, изобретений и рекламы. Выпуск новой продукции всегда сопровождался выпуском партии закладок. Например, вот эти огурчики напрямую связаны с получением патента на консервацию.  

Появление в широкой продаже мыла и зубной пасты, перьевых ручек, домашних роялей и швейных машин. Закладки того времени, по сути, были двигателями торговли, позже иллюстрировали картины советской жизни. Разнообразие материалов, из которых их делали, тоже удивляет: кость, кожа, шелк, дерево, бисер. А история и вовсе уверяет: закладку не всегда было можно потрогать.  

За 55 лет собрала более 10 тысяч экспонатов. Вот какая уникальная коллекция книжных закладок есть у белоруски

Елена даже побывала в Нидерландах, в гостях у известного букмаркера – так называют коллекционеров-закладочников. Он прочно занял позицию в Книге рекордов Гинесса, собрав 117 тысяч экспонатов. Тогда у нее и появилось желание создать собственный музей. И вновь наша героиня идет за мечтой: она продает квартиру в центре Санкт-Петербурга, закрывает бизнес и переезжает в белорусскую глубинку.