Можно ли физически наказывать детей? | Столичное телевидение - СТВ
новости СТВ в твиттере

Можно ли физически наказывать детей?

Валерий Старжинский, доктор философских наук, профессор
Светлана Василевич, семейный и детский психолог
Татьяна Сивакова, мать четверых детей
 Павел Сердюк, священник
Инна Фролова, многодетная мама
Виктор Наумчик, доктор педагогических наук, профессор
Алла Бордиловская, сотрудник Национального центра правовой информации, редактор детского правового сайта
14.06.2013 - 13:29

Бить или не бить –  вопрос актуальный для многих родителей. И, увы, на семейных форумах порой даже более популярный, чем поиски общего языка с ребенком или уход от конфликта поколений. А ведь с детьми работает самый простой совет: понять и простить. Хотя, порой, на деле это не так уж и просто. Но ведь никто и не говорил, что воспитание – это легко.

Невозможно учить старших и младших детей одинаково. В чем заключается эта разница в воспитании?

Татьяна Сивакова, мать четверых детей:
Конечно. Во-первых, мы растем. Мы становимся старше, мудрее. Какие-то ошибки с первыми детками тоже учитываются. Когда у нас родился первый ребенок, мы не знали, как его воспитывать. Потом второй, третий, четвертый… Теперь мы уже точно знаем, что делать, когда ребенок достигает какого-то определенного возраста. Все дети очень разные, и святая обязанность родителей увидеть, какой подход нужен к каждому ребенку. Очень важна преемственность, традиционность. Если папа разговаривает с мамой, то дети ни в коем случае не должны перебивать и требовать удовлетворения каких-либо их прихотей.

Инна Фролова, многодетная мама:
Некалі я атрымала адукацыю ў нашым педуніверсітэце. Гэта дапамагло, вядома, мне ў навучанні дзяцей. А што тычыцца выхавання, то з гадамі я стала больш мудрэйшая, больш стала хваліць сваіх малодшых дзяцей, менш крытычна стала да іх ставіцца. Адносіны сталі больш сяброўскія. Тое, что ў мяне вельмі добра выхаваная старэйшая дачка, я зразумела толькі зараз па яе словах, па яе адносінах да сярэдніх дзяцей.

Светлана Василевич, семейный и детский психолог:
Сколько бы ни родилось детей в семье, каждый из них рождается в новой социальной ситуации. И придерживаться каких-то определенных принципов воспитания не стоит, потому что мамы скорее воспитывают сердцем, чем умом. Когда возникают какие-то вопросы, когда родители понимают, что они делают что-то не так, конечно, можно и обратиться к психологам, и найти ответ в книгах.

Наказание с точки зрения детской психологии – это нормально для ребенка?

Светлана Василевич:
Наказание наказанию рознь. Наказание осуществляется с целью донести какую-то информацию до него о том, что такое поведение неприемлемо. Вопрос, который чаще всего задают родители: приемлемы ли физические наказания? Хочу сказать, что нет такого поведения ребенка, которое бы оправдывало физическое наказание. Но некоторые ситуации есть. Если ребенок выскочил на дорогу с движущимся транспортом, его надо схватить и оттащить в безопасное место. И все равно, придерживаюсь мнения, что нет такой ситуации, где бы оправдывалось физическое наказание. 

Валерий Старжинский, доктор философских наук, профессор:
Сердце матери в детках, а деток – в камне. И чтобы камень этот растопить, иногда нужно пойти на конфликт, «очищающий» конфликт. Прочитал вчера в Интернете: «Внук задушил проволокой деда». Я вам скажу, что такого ребенка надо не просто бить, его надо убить! Есть крайние ситуации, в которых физическое наказание возможно. И есть школы сейчас, в которых приемлемо физическое наказание. Не у нас в стране, а в Англии, например, в закрытых школах, куда богатые люди отправляют своих детей. Руководители множества крупных компаний – это выходцы из этих школ. Из них выходят настоящие люди. 

Светлана Василевич:
Такие закрытые школы в среде моих коллег называют школами для ненужных детей. Туда отправляют детей родители, у которых либо времени нет, либо исчерпан весь арсенал воздействия. Физическое наказание ребенка со стороны родителей противоречит логике жизни. Человек, который должен любить и оберегать, является источником физической боли. И это прямой путь к неврозам. 

Так  было раньше: много детей, у них большие физические нагрузки, родители уделяют мало внимания детям, мало ласки, заботы, но дети уважают родителей, не смея даже слова плохого сказать о них. Противоположная ситуация сейчас, когда родители проводят с детьми 24 часа в сутки. В итоге, в 15 лет он приходит и «посылает» родителей, пьет, курит, и родители не понимают, что же они сделали не так?

Павел Сердюк, священник:
Мы дали им все, что касается гаджетов, но не дали самого главного – сердца. Эта ситуация связана с духовной жизнью, и она называется таким емким словом – фарисейство. Можно ставить свечи, поститься, но быть человеком, совершенно далеким от Бога. И Христос обличает эту патологию. Так и здесь. Душа и сердце ребенка никогда не будет напитана какой-то внешней атрибутикой. Развлечение никогда не заменит отношение, живое общение со своими родителями. Семья должна быть целой средой социальной, которая воспитывает человека. Дети в многодетной семье получают опыт управления и навык подчинения, послушания, а также навык заботы о другом человеке. 

Что для вас наказание в вашей семье?

Павел Сердюк:
Во-первых, это договоренность супругов. Мы совершенно четко понимаем, какова наша миссия. Дети – это не игрушка, а те люди, с которыми мы должны будем попрощаться. Они уйдут, они должны уйти. Иначе, если они останутся, грош цена нам как родителям.  Мы наказываем в том случае, если поступок имеет такую перспективу превратиться в грех, в навык нравственной порчи. Был случай. У меня два сына и две дочери. Мы живем в социальном доме, там много многодетных семей, все они разные. И младший мальчик захотел пойти куда-то далеко с другими искать собаку. А у старшего есть обязанность всегда следить за младшим, а младший его не слушает. И старшему пришлось его побить. Мы поговорили с одним, со вторым. Потом очная ставка. Мы объяснили младшему, почему старший побил его. 

Вы образовали детский правовой сайт. Для кого и для чего он нужен?

Алла Бордиловская, сотрудник Национального центра правовой информации, редактор детского правового сайта:
Детский правовой сайт был создан почти 5 лет назад Национальным центром правовой информации Республики Беларусь по инициативе Администрации Президента РБ. Предварительно был проведен опрос, действительно ли нужны эти правовые знания нашим детям, нашим гражданам, и 70% людей ответили, что им этих знаний не хватает. Поэтому родилась такая идея. У нас на сайте есть 6 локаций, таких как дом, школа, игровая площадка, парк, магазин. То есть места, где дети бывают практически каждый день и где они могут столкнуться с проблемными ситуациями. У нас есть почта, куда поступает очень много вопросов, есть форум, есть рубрика «Вопросы и ответы». Дети задают больше вопросов не столько правового характера, сколько морально-нравственного. Это и взаимоотношения в семье, и взаимоотношения с одноклассниками и учителями. Иногда ребенок с такими вопросами, к сожалению, не может обратиться ни к родителям, ни к одноклассникам, поэтому существует наш сайт.

Что изменится в нашей жизни, если в Беларуси будет принят проект ювенальной юстиции?

Виктор Наумчик, доктор педагогических наук, профессор:
Ювенальная юстиция сначала появилась на Западе, затем она перекочевала в определенных формах в Россию. Ювенальная юстиция – это юстиция, которая решает проблемы, связанные с правонарушениями, прежде всего, подростков. Это не мера наказания, это способ разрешения социальных проблем между подростками и взрослыми. На Западе жила известная российская актриса Наталья Захарова. Она вышла замуж за француза, у них родилась дочь. Вскоре он пристрастился к наркотикам, и семья, естественно, распалась. Отцу ребенок оказался не нужен, но и Наталье его не отдали. Тут же поступил звонок по каналам ювенальной юстиции, и ребенок был отобран и передан в какую-то приемную семью. Это, в общем-то, их менталитет. И этот менталитет приносит государству очень неплохие дивиденды. Французы считают, если ребенка передать в приемную семью, то под контролем ювенальной юстиции все будет хорошо. Если Беларусь примет ювенальную юстицию по примеру Запада, то это будет очередной нам подарок с Запада.

Павел Сердюк:
Государство вновь берет на себя функции главного воспитателя человека, отбирая ребенка у семьи. Это чиновник, который приходит и начинает рассматривать, если ли там определенное количество бананов в холодильнике. И он может воспользоваться любым моментом, когда ребенок находится не при родителях, чтобы изъять его. 

Татьяна Сивакова, мать четверых детей:
Я не специалист, я просто мама. И я хочу сказать, что ювенальная юстиция не нужна. А судьи кто? Кто будет судить в моей семье, придя в мою квартиру, к моим детям, что я делаю неправильно? Почему кто-то мне должен указывать? Сердце ребенка – это плодородная почва, но, если ее не возделывать, вырастут обыкновенные сорняки.

Студия программы "Такова судьба"
Загрузка...