Почему мошенники чаще всего звонят по Viber?

25.05.2021 - 01:06

Новости Беларуси. Самые громкие хакерские атаки. Какие личные данные должны быть под грифом «секретно» и как защитить собственные деньги? На дискуссионной площадке ток-шоу «По существу» собрались эксперты в сфере кибербезопасности, правоохранители, специалисты IT, жертвы.

Алена Сырова, СТВ:
В студии курсант Академии МВД. Скажите, почему такую специальность выбрали и чему вас учат?

Андрей Кайко, курсант Академии МВД Беларуси:
На выбор моего направления деятельности повлияли три основных факта. В роли первого выступило то, что органы внутренних дел в первую очередь призваны обеспечивать и защищать права и законные интересы граждан. Преступность в сфере высоких технологий сегодня весьма актуальна. Мною было принято решение обучаться по данному направлению и по окончании образовательного процесса активно противодействовать данной категории преступлений. Вторым фактом явилось то, что высокие технологии – сфера, где можно безгранично развиваться. То, что актуально сегодня, может быть неактуально завтра вовсе, в связи с чем ты постоянно изучаешь что-то новое, необычное для себя и становишься все более качественным специалистом.

Кирилл Казаков, генеральный директор СТВ:
Вы говорите – противостою киберпреступности. Что это конкретно? Вы разрабатываете программу, защиты банков, некие системы, помогающие, например, мобильным операторам работать со своими клиентами? Что это конкретно, как это потрогать?

Андрей Кайко:
В первую очередь Академия МВД готовит сотрудников органов внутренних дел, главной задачей которых является найти человека, который совершает преступления в сфере высоких технологий.

Кирилл Казаков:
То есть это оперативная работа?

Андрей Кайко:
Да, это в первую очередь оперативная работа. Нас обучают, каким образом мы должны установить лицо, каким образом мы должны установить всю необходимую доказательную базу и в дальнейшем обеспечить возможность привлечения данного лица к ответственности.

Алена Сырова:
А вы сами сталкивались с киберпреступниками или ваши близкие?

Андрей Кайко:
Я лично сталкивался с данными преступниками. Поступал звонок мне на Viber, и я из личных интересов, поскольку обучаюсь по данному направлению, решил пообщаться. У них схема везде одна и та же. Сообщали, что с моей банковской карты происходят какие-то несанкционированные операции. Было у них много недочетов: кто-то не знал, какой банковской картой я пользуюсь, кто-то называл какие-то сомнительные суммы, которые у меня находятся на счету. В итоге просили предоставить реквизиты либо установить какое-то приложение дистанционного доступа, чтобы получить доступ к моему карт-счету. В дальнейшем я, конечно, вежливо им разъяснял, какой ответственности они могут подлежать в результате их деяний, и со мной вежливо прощались.

Кирилл Казаков:
Вы изучаете какой-то международный опыт?

Андрей Кайко:
Скажем так, наша процедура общая образования построена максимально дифференцированно. Мы не изучаем сухую теорию, нам преподносят теорию с различными нестандартными примерами из практики. Приглашают различных специалистов не только из нашего ведомства, но и из других государственных органов, чтобы мы получали максимально широкие объемы информации. Также изучаем зарубежный опыт, мониторим на систематической основе сеть Интернет и смотрим, как построена система противодействия преступлениям этой категории.

Кирилл Казаков:
Почему чаще всего звонят по Viber?

Андрей Кайко:
Потому что там тяжелей отследить, в первую очередь, насколько мне известно. Ну и там проще подменять сами номера, то есть пользуются IP-телефонией. И Viber можно пользоваться из любой точки мира.

Алексей Тукало, начальник кафедры оперативно-разыскной деятельности факультета милиции Академии МВД Беларуси:
Еще затраты минимальные на осуществление таких звонков. Преступники общаются между собой, в определенный период времени могут испытывать финансовые трудности. Пишут, допустим, дорогая телефония сейчас, поэтому придется таким образом делать. Или приобрели «плохую» базу людей для обзвона. Не всегда у них бывает неделя прибыльная.

Читайте также:

Алексей Новаш о росте киберпреступлений: «Это объективная реальность, с этим нам следует дальше жить и бороться с этим»

Чем различаются фишинг и вишинг и кто чаще всего становится жертвой киберпреступлений?

Марина Ленчевская: если незаконным предоставлением персональных данных причинён вред человеку, наступает уголовная ответственность

Loading...


«Ни денег, ни дивана». Белорус рассказал, как столкнулся с мошенниками в Сети



Новости Беларуси. Женский взгляд на острые и насущные темы. Экспертные мнения и интригующие истории в ток-шоу «Точки над i». Исключительно женский проект с мужским характером затронет самые важные вопросы жизни страны.  

Кристина Сущеня, ведущая ток-шоу:  
Предлагаю послушать историю Павла. Знаю, что вы столкнулись с мошенниками, при этом хотели перетянуть диван, насколько я понимаю.  

Павел Корсаков, пострадал от мошенников:  
Да.  

Кристина Сущеня:  
Расскажите, как это вообще произошло?  

Павел Корсаков:  
Моя история, скажем так, прозаична. Стал жертвой некачественного оказания услуг. Все начиналось тоже с интернета, на сайте – объявления, которые рекламируют оказания услуг. Была найдена компания, занимающаяся данным видом услуг – это перетяжка мягкой мебели. Был звонок, встреча, договор. При договоре обмен документами: уставными, всеми разрешающими данный вид деятельности, копию паспорта директора. То есть ничего, по сути дела, не предвещало.  

В оговоренные сроки, как правило, человек перестал выходить на связь. И дальше эта ситуация развивалась таким образом, что договор был заключен в мае 2019 года, сегодня заканчивается 2021 год, были суды, есть исполнительное производство – и воз ныне там.  

Юлия Крыницкая, ведущая ток-шоу:  
Павел, но вы же не единственная жертва этого мошенника?  

Павел Корсаков:  
Да. В дальнейшем, скажем, именно жертвами данной компании оказались 12 человек. У нас была создана инициативная группа, которая пытается оградить – даже уже не в надежде получить свое потраченное – в дальнейшем от действий этой компании.  

В данном случае человек – бывший директор этой компании – перерегистрирован как индивидуальный предприниматель и работает, оказывая данный вид услуг и дальше.  

Со стороны правоохранительных органов, даже исполнительной системы, на сегодня действий не было, поскольку не усматривают факт мошенничества. Все это опускается в рамки гражданско-правового поля.  

Кристина Сущеня:  
Хорошо, у вас же ни денег, ни дивана получается по итогу?  

Павел Корсаков:  
Да, ни денег, ни дивана.  

Татьяна Савчик, ведущая ток-шоу:  
Так, а как так? Два года длится процесс. И заключен договор. То есть каким образом так происходит?  

Юлия Крыницкая:  
Могли бы прокомментировать, Александр?  

Александр Костюкевич, юрист:  
Обычно это я все комментирую. То есть таких ситуаций сплошь и рядом у нас. То есть стандартная ситуация: человек заключает договор. Вот даже, на первый взгляд, когда директор дает копию своего паспорта. Представляете, что это за директор? Вот вы в серьезную фирму придете, какую-нибудь крупную, директор вам свой паспорт будет показывать? Никогда в жизни. То есть обычно это будет серьезный договор, максимум, что вам дадут – свидетельство о госрегистрации. Заключите, все.  

Но так как они пользуются чем: явно была либо скидка, либо чуть-чуть ниже рынка цена. Это часто вот именно по производству мебели и диванов, перетяжка мебели. Это их стандартная схема. Они заключают договора и потом начинается: общество защиты прав потребителей, суд выигрываем, получаем исполнительный документ. Ничего не получаем, ни копейки денег, и мы создаем инициативные группы, обращаемся в милицию. Это десятки случаев. А сотрудники милиции пока не насобирается таких случаев... 30 надо или 40, вот тогда уже будет возбуждено уголовное дело.  

Опять-таки, если это директор и организация, то можно приостановить выезд за границу. Но это сейчас неэффективно. Если же это будет индивидуальный предприниматель, можно лишить права управления транспортным средством. В казино можно лишить права ходить, но они, наверное, не ходят. Ну и маломерные суда. Но тем не менее пока он не доигрался, то есть его рано или поздно арестуют. То есть такие люди на свободе долго… Но вы просто внизу пирамиды, а вот когда будет совсем много обманутых…  

Татьяна Савчик:  
У меня вопрос к Сергею как раз. Если разыгрывается такая драма и аферист все еще орудует в Сети, оказывая все те же услуги такие. Как быть, как человека действительно призвать к ответственности?  

Сергей Мирук, заместитель начальника второго управления главного управления по противодействию киберпреступности криминальной милиции МВД Республики Беларусь:  
Первое, потерпевшему надо обращаться в МВД. Будет проводиться соответствующая проверка.  

Татьяна Савчик:  
Уже вроде проведена.  

Павел Корсаков:  
Мы обращались.  

Кристина Сущеня:  
Этого недостаточно, да?  

Александр Костюкевич:  
У меня были случаи, 25 было случаев. То есть, смотрите, еще какой момент, как они делают: вы заказали кухню за 2,5 тысячи долларов или евро. Он приедет, вам две дощечки привезет, ну или какой-нибудь один фасад. Скажет: «Все, завтра начинаем. Это вот сегодня по дороге к вам приезжал, а завтра я все остальное привезу». Завтра не наступает никогда. Но тем не менее он сказал: «Я на свой страх и риск. У меня налоги, у меня дети, у меня зарплата. Но я же не отказываюсь. Доска есть, фасад есть. Ждите».  

Читайте также:  

«Один в один». Как распознать фейковый сайт и не попасться на удочку мошенников?  

Как выбрать надежный интернет-магазин и где смотреть отзывы? Рассказал председатель общества по защите прав потребителей  

Критическое мышление отключится. Какими тактиками пользуются мошенники в Сети?