Муковозчик: пытаемся ложную сарамлівасць убрать, чтобы люди активнее говорили, что они на самом деле любят

04.09.2021 - 22:23

Новости Беларуси. В программе «Тайные пружины политики 2.0» колумнист «СБ. Беларусь Сегодня» Андрей Муковозчик.

Григорий Азаренок, СТВ:
Сегодня всем нам есть с чем вас поздравить. Андрей Николаевич запускает на «Альфа Радио» новую передачу. 

Андрей Муковозчик, колумнист «СБ. Беларусь Сегодня»:
Да. «Нужные книги».

Григорий Азаренок:
Расскажите об этом немного. Причем ваша книга «Революция мокрых штанов» начинается с такой небольшой заметки о радиоточке, правильно?

Андрей Муковозчик:
Да. Я бы хотел, конечно, чтобы радиоточки были. Кстати говоря, и общество «Знание» было бы очень большим подспорьем – просто доносить.

Вадим Гигин, декан факультета философии и социальных наук БГУ:
Радиоточка?

Андрей Муковозчик:
Да. Радиоточка, которая в каждой квартире. Чтобы информация звучала, каб беларуская мова гучала, опять же. Проект называется «Нужные книги» и начинается с того, что я читаю книгу. Не всю, избранные главы, лучшее из «Революции мокрых штанов».

На Октябрьской была Хипстерштрассе. А по сути дикое переплетение ИП, юрлиц, центров, фондов и так далее

Должна скоро выйти статья. iSANS, вот эта фирма, расследователи типа.

Григорий Азаренок:
Где Мотолько работал?

Андрей Муковозчик:
Да. Почему работал? Я уверен, что он и сейчас там прикармливается. Это настоящий филиал разведывательных спецслужб, мимикрирующий под гражданское общество.

Григорий Азаренок:
Я помню, они постоянно выпускали доклады, что Россия вот-вот нападет, как русская пропаганда у нас тут все это уничтожает.

Андрей Муковозчик:
Да. А параллельно они сформировали эту самую среду. Вот у нас на Октябрьской, например, это была, как они сами говорят, Хипстерштрассе. А по сути это дикое переплетение ИП, юрлиц, центров, фондов и так далее. Что еще очень важно, там клубилась просто та самая интеллигенция. И там ведь какая парадигма выстраивалась? Если ты не с нами, то тебя вообще нет.

Григорий Азаренок:
Вот, я хотел развить эту мысль.

Андрей Муковозчик:
А это кофейни, барбершопы, клининг, животные и так далее – это куча мелких ИП.

Григорий Азаренок:
Вот, это так называемая среда. Но ведь это описал Булгаков. Это Латунский. То есть каждый из них по отдельности ничтожество, но сбившись в злобную стаю…

Андрей Муковозчик:
Кучу, да. Откуда, почему лозунг 97 % их лег на унавоженную почву? А они же так и считали. Что исключительно, не для телевизора будет сказано, паскудно в этой самой среде интеллигентов. Кстати об интеллигентах. Я бы это слово не употреблял. Я здесь сторонник Льва Гумилева, который просто кричал: я не интеллигент, у меня профессия есть. Вот так. Вот эта вот самообразованщина, это разночинство. А в чем подлость, не мораль, а аморальность вот этого поведения всего? Они же готовы воспевать, в принципе, не то что любого, но они будут делать то, за что платят деньги и за что давит среда, поддавливает. Но на улице за них пойдет мясо, не они пойдут.

Псевдоинтеллектуальные журналы формируют некую модную среду, вокруг начинают тусоваться философки, кураторки и прочие

Все вот эти вот «кукушки», все вот эти вот «вилиджи», а перед этим все эти журналы типа «Большой», «Толстый» и «Длинный». Эти вот псевдоинтеллектуальные журналы формируют некую модную среду, вокруг этого начинают тусоваться философки, кураторки и прочие.

Григорий Азаренок:
Феминитивы.

Андрей Муковозчик:
Мне трудно отделить, я не могу на эти критерии, где там интеллигенция заканчивается и начинается Беня [Беня Крик – герой ряда произведений Исаака Бабеля – прим. ред.].

Григорий Азаренок:
Вот Шолохов отказался пинать Сталина, потому что «был культ и была личность» – знаменитые слова.

Андрей Муковозчик:
Это при том, что Шолохов – один из немногих, кто осмеливался писать Сталину. И который осмеливался защищать своих казаков от перегибов коллективизации. Которые, безусловно, были, и он их видел. Так вот, он не боялся. А потом он не стал этого делать. То есть не стал плевать.

Кто из нас произносил вслух «я патриот», «я государственник»? Мы это знали про себя, но как-то стеснялись говорить

Григорий Азаренок:
Почему модным стало стесняться подвига, стесняться пафоса, стесняться монументализма, державности?

Андрей Муковозчик:
Это не просто модно стесняться. Мы сейчас с вами, с Вадимом Францевичем, с обществом «Знание» пытаемся вот эту вот ложную сарамлівасць немножко убрать. Чтобы люди активнее говорили про то, что они на самом деле любят, что они на самом деле ценят. Смотрите, у нас не в обычае, у нас не в заводе носить вышиванку каждый день. Это праздничная одежда или на Дзяды. Точно также. Берем два-три года, пять лет назад. Кто из нас вообще хвастался или произносил вслух «я патриот», «я государственник»? Нет. Мы это знали про себя, но мы как-то стеснялись об этом говорить.

Григорий Азаренок:
А вот Есенин об этом писал в стихотворении: «Я люблю Родину. Я очень люблю Родину». Он это подчеркивал, он это манифестировал этим.

Андрей Муковозчик:
Да. Но мы-то не все Есенины, не все Маяковские. Я к чему говорю? Что им легче. Бессовестность, красные зады обезьян демонстрировать в стае гораздо легче, чем нормальным белорусам побороть свою стеснительность и сказать: «Я за государство, я за Беларусь, я за Батьку». Мне казалось, я это буквально физически видел, как общество, начиная с года назад, и за полгода вот с этим боролись все больше людей, преодолевали себя, эту ложную сарамлівасць. И это выказывали. Не в заводе у нас это. У нас святые вещи висят в углах. В красном углу.

Loading...


Азарёнок: если ты вдруг захотел продать страну, будь готов услышать «держи крепче лопату, мы не видим работы»



Новости Беларуси. Попытки раскачать Беларусь продолжаются, мировой финансовый капитал жаждет устранить конкурента в лице нашей страны. Для этого у нас пытаются вырастить новый паразитический класс, готовый продать собственную страну.

Программа «Тайные пружины политики 2.0» в программе Новости «24 часа» на СТВ .

Григорий Азаренок, СТВ:
Товарищи, вчера случилось чудо. Вільна, незалежна, гідна ненька, мрія чуть не погибла. Величайшая древнешумерская цивилизация была на грани гибели. Нет, не орды путинских чечено-бурятов на медведях и ракетах летели на вольную Львівщину, нет! Ехал Юрий Воскресенский. Все мировое сообщество просто затаило дыхание и ждало неминуемого апокалипсиса, ведь мир не стоит без Украины. Но в неравном бою арийские пограничники, вдохновленные песней «Батько наш – Бандера», победили. Они развернули вестника армагеддона и сделали ему в паспорте штамп, признав Юрия Воскресенского угрозой национальной безопасности Украины аж до 2024 года. К тому моменту, думается, великое войско будет настолько оснащено, что сможет противостоять политологу. Так и живем мы, товарищи, в мире бреда.  

Но помним: ложь не есть правда, а истина всегда одна. Меня зовут Григорий Азаренок, это «Тайные пружины политики 2.0».

А как Украина погрузилась в этот маразм? Как происходит майданизация политики? Тогда, когда она строится на капитале. Поговорим об этом сегодня.  

Так называемая революція гідності не какое-то там мифическое народное волеизъявление. Сейчас воровства и коррупции в сотни раз больше, а народ живет в сотни раз хуже, но никакой майдан не собирается. В 2014 году произошел передел собственности, передел сфер влияния среди олигархов. Народ всего лишь декорация, которую ничего не стоит убрать.  

Григорий Азаренок:
И что же мы видели в 2020 году в Беларуси? Да, капитал рвался к власти. Ну конечно, две иномарки за сотни тысяч евро есть, четырехэтажный дом с бассейном есть, молодые проститутки меняются каждый день, а жена обеспечивается дорогими любовниками. Уже как в Древнем Риме – чуть ли не перья в глотки совали, чтобы стошнить и снова жрать. А вот власти нет. Власть у народного Президента. Недовольна была душенька.  

Ивент-агентства прямо диктовали ведущим выступать за переворот либо же лишатся площадок. Менеджеры обзванивали всех артистов СНГ, чтобы они пропели частушки против нашей власти (помните, даже голливудского актера купили). Все сопровождение Тихановской оплачивали частники. А апофеозом, конечно, стала жирная ворюга со злодейской кличкой Бабарико. Но ведь после разгрома блицкрига не успокоились. Частные медцентры подделывали змагарам справки. В кафешках развешивали полицайские онучи и даже объявления писали, что не будут обслуживать ябатек и их детей. Магазины женских трусов уходили на забастовку, а сотрудники всяких бизнес-центров даже премии платили за выходы на марш. Все об этом было сказано.  

Григорий Азаренок:
Но ведь и теперь белорусские банки вдруг закрывают из-за санкций счета белорусским патриотам, а на колготках по-прежнему красуется БЧБ-куртизанка. Умеют они превращать в божью росу любую субстанцию. И лезут, лезут, лезут, хоть тушкой, хоть чучелом, но не успокаиваются.  

Григорий Азаренок:
Хотят, как у соседей. Министров и депутатов назначать, заносить куда надо и решать вопросы, самим сидеть и рулить процессами, получая бесконечные гешефты. И все повязаны на Запад. Только вот я напомню историю. В начале прошлого века разные нобели и прочие владельцы собственности в Российской империи финансировали революцию. И им удалось проплатить дворцовый переворот. Только вот скоро 7 ноября.  

Труд в Беларуси свят. Это то, чем мы живем, то, что спасает нас в этом безумном мире. И если честным трудом ты стал обеспеченным, да еще и другим помогаешь, помнишь о своей Родине, честь тебе и хвала. Но если ты вдруг решил переформатировать собственность во власть, как говорят политологи, если захотел приватизировать за гроши народную собственность и продать страну, если служишь ты западным толстосумам, то будь готов услышать: «Держи крепче лопату, мы не видим работы».