Мужчина нашёл в сарае старую тетрадь. В её существование не верили даже специалисты

24.03.2020 - 13:16

Мужчина нашёл в сарае старую тетрадь и подумал, что следует попробовать отнести её к оценщикам. Выяснилось, что в ней записаны события времён Первой мировой войны. 

Как сообщает Daily Mail, когда житель британского города Этволл нашёл тетрадь, он попытался прочесть написанное и догадался, что это дневник, в котором говорится о военных событиях. Поскольку эта вещь могла иметь ценность, мужчина отнёс тетрадь специалистам, чтобы выяснить, можно ли её продать. 

Оценщики выяснили, что автором дневника является рядовой британской армии Артур Эдвард Диггинс, который 104 года назад принимал участие в военных действиях битвы при Сомме. Первая запись в тетради была сделана 13 февраля 1916 года, последняя — 11 октября 1916 года. 

Работники аукционного дома сказали новому владельцу тетради, что её можно продать за 250-350 долларов. Когда мужчина выставил дневник на аукцион, находкой заинтересовался даже глава аукционного дома Адриан Стивенсон, который 45 лет собирает дневники Первой мировой войны. 

За письмо Колоса отдал 5 зарплат. Кто и зачем сейчас пишет бумажные письма? 

Адриан был в восторге, ведь в битве при Сомме из 120 тысяч военнослужащих союзников шестая часть солдат погибла в первый час. Всего же за время этой битвы были убиты и ранены около миллиона военнослужащих. 

Погрузившись в чтение, Стивенсон узнал, что Артур описывал битву при Сомме с самого первого дня. Помимо рассказа о сражениях, Диггинс часто упоминал Алису. В одной из записей говорится, что автор дневника получил письмо от Алисы, которое он никогда не забудет. 

Было и множество других записей. Например Артур рассказывал, что в целом всё хорошо, но он уже сыт по горло происходящим. 

«Снаряд упал в паре метров от нашей позиции. Полегли все, кроме трёх парней», – описывал один из случаев солдат. 

А 26 августа 1916 года Диггинс упомянул о том, что ему уже 21 год, и это ещё один день рождения, который он провёл вдали от дома. 

 «Ну, мы снова на фронте Соммы», – говорится в последней записи, которая датирована 11 октября. 

Поскольку битва при Сомме завершилась 18 ноября 1916 года, Стивенсон забеспокоился, что солдат мог погибнуть. Но, проведя исследования, Адриан с радостью узнал, что Артур выжил, вернулся в Англию, в 1919 году женился на Алисе и стал отцом.   

В итоге дневник был продан примерно за 3 тысячи долларов.    

Несколько месяцев назад необычный сюрприз ждал жителей Ружан.

В саду у семьи белорусов приземлился воздушный шарик из Германии – здесь подробнее

Loading...


«Самое страшное, что может быть – гражданская война». Игорь Марзалюк о фашизме, патриотизме и политике



Новости Беларуси. Об укреплении исторических и культурных основ, фашизме, патриотизме, исторической политике и памяти.

Рассказывает историк Игорь Марзалюк в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Сегодня против традиционных белорусских ценностей развязана информационно-психологическая война

Игорь Марзалюк, председатель Постоянной комиссии по образованию, культуре и науке Палаты представителей Национального собрания Беларуси:
Президент нашей страны на прошлой и этой неделе обращался к темам, которые, с моей точки зрения, имеют фундаментальное значение. Это темы фашизма, патриотизма, традиционных ценностей и суверенитета нашей страны. Эта тематика, с моей точки зрения, имеет колоссальное значение для всего нашего общества. Особенно сегодня, когда против традиционных белорусских ценностей развязана настоящая информационно-психологическая война.

«Идеология играет определенную роль в психологической войне»

Идеология – это система глубоко укоренившихся верований, касающихся фундаментальных вопросов человеческой жизни. Идеология играет определенную роль в психологической войне. Различия в верованиях, которые не затрагивают фундаментальных вопросов, обычно определяются как различия во мнениях. Вы верите в необходимость крупных пошлин, а я – в то, что пошлины вообще не нужны. Вы верите в то, что существует один мир, а я в это не верю. Вы поддерживаете республиканцев, а я – демократов.

Но несмотря на все эти различия, мы верим в то, что зарплата должна выплачиваться в деньгах, что для создания семьи надо обязательно зарегистрировать свой брак или обвенчаться. Мы верим в то, что большая часть промышленных или личных товаров должна находиться в частной собственности, мы доверяем правительству, верим в то, что большинство всегда право, в то, что выборы должны быть демократическими, верим в свободу слова и так далее. Если же наши различия во мнениях столь велики, что мы не можем договориться по одному из политических вопросов, тогда это уже не различия во мнениях, а различие идеологий.

«Идеология затрагивает сами основы нашей жизни»

Идеология затрагивает сами основы нашей жизни. Вы, возможно, не захотите жить в одном городе со мной. Мы не можем чувствовать себя безопасно в присутствии друг друга. Каждый из нас может опасаться за то влияние, которое другой окажет на нравственный облик людей, живущих вместе с нами в одном городе. Если бы я был нацистом, а вы – демократом, вы, возможно, не хотели бы, чтобы мои дети жили рядом с вашими. Если бы я верил, что вы хороший человек, но поддались влиянию Сатаны, и при этом знал, что вы не имеете права голосовать, что вам нельзя доверить имущество, что вам нельзя поручить командование солдатами, что вы в целом агрессивны и опасны, вам было бы очень трудно общаться со мной.

И если противник не хочет уважать вашу личную безопасность, то вы в свою очередь не должны уважать его собственность, свободу слова и безопасность. Абсолютным минимумом любой идеологии является признание, что человек, живущий на идеологически однородной территории, будет уважать личную безопасность и другие права индивидуумов, живущих на одной с ним территории.

«Информационная война в нашей стране – это война символов, война смыслов, идеологическая война»

Хорошо сказано, не так ли? Поэтому информационная война в нашей стране – это война символов, война смыслов, идеологическая война. И в ней наши оппоненты не брезгуют ничем. На войне как на войне. И самое главное – уничтожить те образы, то прошлое и настоящее, все то, чем наш народ всегда гордился.

Так, например, для них гитлеровская оккупация и деятельность белорусских националистов на службе у гитлеровцев – это шанс на создание новой Беларуси, а полицаи и солдаты Белорусской краевой обороны – это не палачи, а «беларускія жаўнеры», которые героически боролись против «бандитов-партизан», мечтали о независимости, а немцев просто использовали как ресурс. Поэтому предатель – это герой, а партизан – это бандит. Национальная идея, понимаемая таким образом, для них – это идея, в сущности, всегда идея предательства своего государства, измена присяге, служение чужой власти и чужой силе.

Именно для этого им необходима десакрализация важнейших событий нашей истории, в первую очередь связанных с Великой Победой: ломка стереотипов, война против наших исторических символов. Поэтому сегодня речь идет не об академической науке, не о фундаментальном знании, а об исторической памяти, исторической политике как важнейшем факторе национальной безопасности страны.

«Государство становится единственной силой, способной смотреть в будущее от лица всего общества»

Убежден, государство становится единственной силой, способной смотреть в будущее от лица всего общества, а значит выстраивать картину прошлого. Стоящее над всеми общественными группами и интересами, государство способно вычленить из всего массива прошлого те точки коллективной памяти, которые могут сплотить общество, определить его место в настоящем и через прошлое дать ориентиры для представления о будущем, а значит дать ориентиры для жизни.

В нашем регионе давно стали печальной реальностью исторические войны – войны за историческую память, продвижение посредством исторических аргументов и апелляции к прошлому национальных интересов во внешней и внутренней политике и экономике.

Наши соседи имеют четко выраженную историческую повестку и политику. Зачастую эта повестка искажает прошлое нашей страны

Все наши соседи без исключения имеют четко выраженную историческую повестку и политику. Зачастую эта повестка, распространение тех или иных исторических образов искажает прошлое нашей страны, носит ярко выраженный антибелорусский характер, ставит под сомнение вопрос о территориальной целостности нашего государства, существовании нашего национального «Я».

Один из самых распространенных методов исторической политики – создание финансируемых государством специальных институтов для продвижения определенных трактовок прошлого. Подобного рода учреждением в Польше является Институт национальной памяти (ИНП), созданный в соответствии с законом об ИНП от 18 декабря 1998 года. Он финансируется из государственного бюджета. Его главу назначает и отзывает сейм.

В Польше существует и мемориальное законодательство, законопроекты, предусматривающие административную и уголовную ответственность за отрицание преступлений против польского народа, фальсификацию и искажения польской истории.

Я глубоко убежден в необходимости создания структуры, аналогичной Институту национальной памяти. Это должен быть координационный и экспертный центр, позволяющий выразительно и четко определять наши приоритеты и объективный образ нашего прошлого, постоянно отслеживать историческую политику наших соседей и оппонентов, оперативно реагировать на попытки фальсификации и искажения истории Беларуси. На каждый аргумент наших оппонентов наши переговорщики должны иметь четко сформулированные контраргументы.

Необходимо выработать общие позиции по оценке важнейших, узловых моментов белорусского прошлого

Считаю, что в рамках этой деятельности нужно возродить работу комиссии по реституции историко-культурных ценностей незаконно вывезенных с территории нашей страны. Необходима и продуманная программа мемориальной и монументальной пропаганды – четкое определение знаковых персонажей, героев и символов, которые будут сплачивать и консолидировать белорусское общество, а не создавать линии разлома и умножать ненависть внутри нашей нации.

Необходима черновая, мозольная работа по выработке общих позиций, в том числе и по научной терминологии, по оценке важнейших, узловых моментов белорусского прошлого. Речь идет о том, что не только в книгах, публикациях и выступлениях отдельных зарубежных авторов, но и доморощенных, можно услышать не «Западная Беларусь», а «Восточная Польша», не «Воссоединение Восточной и Западной Беларуси», а «Советская оккупация Польши» и так далее и тому подобное.

Необходима продуманная издательская политика. Бюджетные деньги нужно тратить и на переводы книг зарубежных авторов по истории нашей страны, позитивно влияющие на наш имидж. Очень важна популярная литература по истории Беларуси, ориентированная на детей, подростков и взрослых. Нужно создавать ролики с рекламой знаковых персонажей и достижений отечественной истории и культуры. Необходимы национальные анимационные сериалы, документальные и художественные фильмы по исторической тематике.

Оппонентами власти проводится планомерная историческая политика по деформации историко-культурных приоритетов и ценностей нашей нации

Оппонентами власти уже не первый год проводится планомерная историческая политика по деформации историко-культурных приоритетов и ценностей нашей нации. Главная цель этих действий – изменение цивилизационного кода и кардинальная политическая и социальная перестройка модели белорусского развития. Со стороны государства, к сожалению, скоординированной программы действий подобного плана нет.

Нам необходимы и запретительные меры.

1. Индекс запрещенных книг, сайтов, телеканалов, блогов с контентом антибелорусского характера, содержащие инсинуации о нашем государстве, народе, его истории, разжигающие национальную и религиозную рознь, создающие угрозу территориальной целостности нашей страны.

Для преподавателей гуманитарного профиля, исповедующих ультрарадикальные политические взгляды (антисемитизм, расизм, нацизм, радикальный национализм) и занимающихся в ходе исполнения своих обязанностей измышлениями и клеветой на наше прошлое, конституционный строй, называющих наше государство фейком, а нашу власть оккупационным режимом, отрицающим сам факт существования белорусского народа и его культуры, должен существовать запрет на профессию. Как в ФРГ.

2. Необходимо создать детальный перечень нацистских отечественных организаций эпохи Великой Отечественной войны и военных преступников, популяризация и пропаганда деятельности которых должна преследоваться как направленная на разжигание расовой и национальной ненависти.

3. В связи с вышесказанным необходимо смелее использовать законодательный опыт наших соседей в этой области, в первую очередь законодательство Германии и Польши. Нам есть чему поучиться в этом плане у них.

«Никакие невзгоды нам не страшны, когда мы едины и консолидированы»

Белорусское прошлое, исторический опыт нашего народа свидетельствуют: никакие невзгоды нам не страшны, когда мы едины и консолидированы. Перефразируем классика русской литературы Михаила Булгакова: самая страшная разруха – это разруха в мозгах, в сознании человека, ибо сознание и культура определяет поведение человека, делает его либо патриотом страны, либо деструктивным разрушителем, ставшим на путь предательства и национального ренегатства.

«Самое страшное, что может быть – гражданская война»

И напоследок. Самое страшное, что может быть – гражданская война. Умножение ненависти, через убийство смыслов присущих всем представителям нации, рождает кровавые убийства живых, реальных людей. Фашизм – это когда «другой» подлежит физическому уничтожению лишь за то, что он другой: по политическим взглядам, по национальности, цвету кожи, а значит «чужой», а значит не человек, а насекомое, вредоносная бацилла, не имеющая права на жизнь.

Фашизм – это когда есть только одна точка зрения. Когда вы готовы убивать чужих детей и призываете других «змагароў» это делать лишь за отличную политическую позицию их родителей от вашей, лишь за то, что их отец – силовик. Это то, что мы видим и слышим в фашистских «змагарских», «невероятных» Telegram-каналах, в заявлениях сбежавших самозванцев, благословляющих на насилие. Это их «новый порядок», их «новая Беларусь», где нет места инакомыслию. Именно это – обыкновенный фашизм. Не больше и ни меньше.

«Изменение страны, ее политической системы – это коллективное усилие всех»

Нужно остановиться. Нужно понять, что изменение страны, ее политической системы – это коллективное усилие всех во имя себя, своей личной успешности, своих семей, а значит и всей страны в целом.

Великий американский исследователь Эрик Хоффер в своей классической работе «Истинноверующий. Мысли о природе массовых движений» в свое время, в 60-х годах прошлого столетия, говорил именно об этом.

«Мы склонны считать, что те силы, которые оформляют наше существование, действуют на нас извне. Наши успехи и неудачи связаны в нашем сознании с тем, что происходит вокруг нас. Поэтому удовлетворенные люди считают этот мир отличным и хотят сохранить его таким, как он есть, в то время как неудовлетворенные требуют радикальных перемен. Склонность все объяснять внешними причинами остается даже тогда, когда совершенно ясно, что главное – в наших личных качествах: в наших способностях, в нашем характере, внешности и так далее».

«Когда у человека что-нибудь не так, – говорит Торо, – и он не может выполнять своих функций, например, если у него болит живот, он тут же принимается за переделку... мира!»

Люди, желающие преобразовать страну или весь мир, не могут рассчитывать на успех, если будут разжигать недовольство

Вот почему неудачники сваливают свои неудачи на мир. Люди, желающие преобразовать страну или весь мир, не могут рассчитывать на успех, если они будут только разжигать недовольство и управлять им или будут доказывать, что запланированные перемены разумны и желанны, или станут насильно навязывать народу новый образ жизни. Необходимо разжечь и раздуть страстную надежду.

«Если коммунистам удастся овладеть Европой и большей частью мира, то произойдет это не потому, что они знают, как раздуть недовольство или как заразить людей ненавистью, а потому, что они умеют проповедовать надежду». Это он говорил тогда, когда еще существовал СССР.

«Давайте строить, а не разрушать»

Прислушайтесь, по-моему, мудро. Давайте начнем с себя, со своей самореализации. Давайте строить, а не разрушать. Давайте делать! Давайте строить храм в своей душе, прощать, умножать любовь на основе своих традиционных белорусских ценностей, своей настоящей истории и патриотизма как формы любви своей Родины, Беларуси.

Созидания, мира и света! Мы – один народ, мы – одна нация, у нас одно, одно на всех, наше белорусское государство, наша Беларусь.