«Мы привезли новые из Вифлеема». Чем удивит необычный музей ёлочных игрушек в Минске

23.11.2020 - 14:29

До Нового года остается 38 дней, а в стенах исторического музея уже прописался город Санты и зимний каток. Все благодаря путешественнику Андрею Бегуну. Из разных уголков мира энтузиаст привозил елочные игрушки, пока однажды в доме не осталось места. Родилась идея поделиться сказкой и организовать выставку «Музей елочных игрушек».

Андрей Бегун, коллекционер елочных игрушек:
Мы сделали музей в 2014 году, так получилось, что людям понравилось. В первый год пришло 30 тысяч человек. Около 75 стран мы посетили. Коллекция насчитывает более 2 тысяч экспонатов. Каждый год выставка обновляется. В этом году это сделать было сложнее в силу известных обстоятельств, но в любом случае мы привезли новые игрушки из Вифлеема.

Кстати, первые стеклянные елочные игрушки появились в Германии в середине XIX века неслучайно. Там случился неурожай яблок, а именно этими фруктами украшали рождественские деревья. И немецкие стеклодувы не растерялись и выдули румяные наливные.

Витрины окунают в традиции народов мира.

Дарья Овчинникова, координатор выставки «Музей елочных игрушек»:
Интересная традиция есть в африканских странах – это маски, которые они вешают на стену. Каждая маска символизирует какую-либо энергию и пожелания на будущий год.

В Австралии карту мира переворачивают, тем самым она смещается и находится как бы в центре всего мира.

Андрей Бегун:
Мы находимся возле витрины Перу. В свое время мы ездили в экспедицию в долину реки Амазонка, в те места, куда еще не добралась цивилизация, где нет интернета, сотовой связи, электричества. Но представьте себе, там тоже люди празднуют Новый год. У них есть свои игрушки, сделанные из растения кумала.  

Особенно согревают душу игрушки, рожденные в СССР. Засахаренные шишки, часики Людмилы Гурченко и Щелкунчики. 

Андрей Бегун:
Копии известных картин, которые наши художники изобразили на стеклянных елочных игрушках. Очень кропотливая и сложная работа. Одно нелегкое движение может привести всю работу художника к краху, но мы каждый год стараемся рисовать какие-то новые артефакты, новые какие-то картины.

Эти арт-объекты с собственной фабрики Андрея Бегуна. Теперь елочные игрушки делают в столице и блистают на международных выставках «Made in Belarus». История о том, как хобби стало делом жизни.

Павел Сапотько, директор Национального исторического музея Республики Беларусь:
С этим проектом мы будем принимать участие в программе «Наши дети», я думаю, что это будет очень хорошее подспорье для того, чтобы пригласить сюда деток из многодетных семей, деток, которые остались без попечения родителей, из онкологических центров. Всегда проводятся оригинальные экскурсии при участии и самих создателей елочных игрушек.

Анастасия Макеева, корреспондент:
Но на выставке волшебство не заканчивается. Вот на таком новогоднем мастер-классе можно создать свой талисман и забрать его домой.

Loading...


По ним можно было узнать о социальном статусе. Какие костюмы носили наши предки?



В историческом музее можно заглянуть в сундук из прошлого и изучить восемь аутентичных строев. Региональные гардеробчики из глубины веков окунут в традиции и передадут тепло рук предков, когда выращивали лен, стригли овечек и ткали на кроснах паневы.

Дана Антонович-Андреева, куратор выставки «Белорусский костюм: прошлое и современный дизайн»:
Мы представили все шесть регионов: Лельчицкий, Дубровенский, Краснопольский, Гродненский, Дрогичинский строй. Как правило, девушку в первый день свадьбы оплакивали, потому что она умирает в своем девичестве, это как перерождение. В первый день невеста носила костюм более скромный, преобладал белый цвет, на второй день уже появляется красный, как символ жизни, возрождения.

По костюму можно было узнать о социальном статусе: замужем или в активном поиске. И хоть у каждого местечка была своя эстетика и характер, алой нитью связывали общие ценности.

Мария Винникова, старший научный сотрудник Центра исследований белорусской культуры, языка и литературы НАН Беларуси:
Мне давялося сустракаць жанчын, на Палессі асабліва, якія зберагалі гэты вузельчык на той свет, у якім абавязкова было традыцыйнае адзенне. Па традыцыйнаму адзенню кожная жанчына лічыла, што яе там продкі пазнаюць на тым свеце.

Прямолинейный крой, безотходный и рациональный. Самотканая одежда была оберегом души и тела. Защищала от жары-холода и злых духов. Чтобы с того света не ворвалась нечисть, мастерицы знали подход.

Мария Винникова:
Жанчына і нават маленькія дзяўчынкі на людзі ніколі не выйдуць без фартуха. Гэта не для таго, каб не запэцкаць спадніцу, а для таго, каб засцерагчы ўлунне жаночае, каб жанчына, дзяўчына была здаровай, каб яна нарадзіла здаровых дзетак.

Не зря же говорят, родиться в рубахе. Любая льняная сорочка в разрезе превратится в крест. Его называли божья свеча, потому что белое полотно олицетворяло свет и благодать. Полешуки говорили, что сорочка должна была закрывать шею, локти и колени. Орнамент размещали не просто так. Каждая деталь несла свой смысл.

Мария Винникова:
Там, дзе заканчваецца сарочка гэты абярэг льняной тканіны, звычайна там размяшчаўся арнамент. Спачатку ў выглядзе простых чырвоных палосачак, кругом рукавоў, кругом падола, кругом шыі звычайна, і яна абазначала вось той беражок, тую мяжу, за каторую нячысцікі ўжо не маглі прыступіцца да цела і душы чалавека.

Анастасия Макеева, корреспондент:
На выставке можно даже полистать альбом из прошлого. Этнограф Исаак Сербов оставил нам портреты колоритных белорусов начала XX века.

Дух времени раскрывает и ролик, посвященный Домачевскому строю. Визитка на трех языках. Культурный проект от команды «Этнотрадиция» и Академии наук. Традиции были сильнее тенденций, но иногда светская мода стучалась в двери.

Мария Винникова:
Гэты брыжасты каўнер гэта ўплыў свецкай моды, магчыма з Іспаніі. Гарсэт гэта даволі позняя з'ява ў традыцыйным нашым адзенне, ён з'явіўся недзе ў XVI стагоддзі. Даволі складаны крой і звычайна замаўлялі ўмельцам. Тканіны багатыя, як аксаміт, розныя ўпрыгожванні, але гэта ўжо пачатак XX стагоддзя.

Все дело в намитке. Головные уборы могли рассказать о многом и гармонично завершали образ. На выставке они красуются на этно-рисунках Михаила Романюка. Молодые девушки до брака частенько носили льняные повязки – скиндочки, киндачки, их называли по-разному. С замужеством ситуация менялась и распускать Марусям косы было не комильфо.

Мария Винникова:
У першы дзень вяселля ёй мянялі прычоску, распляталі дзявочую касу. Звычайна на большая частцы Беларусі гэта былі валасы, накручаныя на абручык, зроблены з кудзелі лёну, абабіты палатном  гэта таксама моцны абярэг. Потым зверху апраналі чапец, паверх яго завіваўся верхні кампанент галаўнога ўбора, які ў нас на большай частцы Беларусі называўся «наметка». Гэта доўгае палатнянае покрыва, якое своеасаблівым чынам завівалася кругом галавы.

Историю продолжает современность. Галерея нарядов на новый лад завораживает гостей выставки. Они блистали на «Мельнице моды», «Этно-стиле» и других фестивалях. Музой для белорусских дизайнеров стали наши корни. И надо сказать, тема «этно» сегодня переживает второе рождение.

Христина Высоцкая, старший преподаватель кафедры декоративно-прикладного искусства и костюма БГАИ:
В рамках выставки академия искусств принимала участие, здесь выставлено три наших костюма. Один из них делала наш преподаватель Ольга Самощенко.

Это пальто выполнено из работ наших студентов-текстильщиков, это все вручную сотканные полотна традиционными техниками мелкоузорчатого ткачества.

А также здесь две работы наших выпускниц: Алины Хлябо и Насти Рябовой это уже такие экспериментальные, современные, очень нетрадиционные решения.

Если же вам захочется узнать о национальном гардеробчике больше, отправляйтесь в Неглюбку и Семежево. Там наследие берегут, как зеницу ока. Расскажут о символике и даже предложат самому соткать сувенир на память.