«Мы ушли в другой мир практически за это время». Как изменилась Беларусь с 90-х и что помогло сельскому хозяйству встать с колен

01.08.2020 - 12:12

Как реанимировали сельское хозяйство страны и чем жили белорусы, рассказали в проекте СТВ «Свой путь».  

Над пропастью во лжи. Кто задумал переписать историю лихих 90-х? И почему из этого ничего не вышло? Гибель империи: как на обломках великой державы построили новую? История, которая потрясла мир. И герои, которые оказались никому не нужны.  

Василий Ревяко, председатель СПК «Прогресс-Вертелишки», Герой Беларуси, заслуженный работник сельского хозяйства:  
У нас замкнутый цикл: своя пшеница продовольственная, своя мельница итальянская, своя выпечка хлеба. Поставляем на столы наших граждан примерно 600 тонн хлеба в год.  

Вертелишки сегодня кормят не только Гродно и область. Страда на экваторе, хозяйство бьет рекорды: урожай озимого ячменя – 121 центнер с гектара. Небольшой агрогородок всегда славился производством молока, мяса, здесь растут фрукты. Раки, хвастаются местные, специально для гурмэ.  

Василий Ревяко:
Мы были в стране родоначальниками по садоводству. Серьезно занимаемся говядиной. Производим 50 тонн молока в сутки. Частично сами перерабатываем – 10-12 тонн. Остальное отдаем на переработку на гормолзавод.  

Без малого 1,5 тысячи сельхозорганизаций, свыше 3 тысяч фермерских хозяйств, миллион личных подсобных хозяйств. Беларусь – видный игрок на постсоветском рынке. Как все начиналось 20 с лишним лет назад, сегодня вспомнят единицы.  

Подумать только: государство могло запросто лишиться отрасли, которая ежегодно приносит в казну свыше 5 миллиардов долларов и обеспечивает около 16 % экспорта. От продовольственной пропасти в свое время народ отделяли пару шагов.  

Михаил Русый, председатель Постоянной комиссии Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь по региональной политике и местному самоуправлению:  
Валюты нет, купить не за что. Никто не хочет продавать это зерно: ни наши братья – россияне, ни украинцы. Чехи дали кредит. По-моему, 107 долларов стоила тонна, а это дешево. 100 тысяч тонн пшеницы было приобретено в Чехии. И страна устояла, выжила.  

Василий Ревяко:  
Я помню, как мы стояли в очереди в магазине за сметаной, когда с фляги черпаком наливали каждому сметану. Ждали по 3-5 часов, когда с Волковыска в Мосты приедет машина, привезет две фляги.  

Мы очень далеко ушли. В повседневной жизни мы так не задумываемся и не анализируем. Мы ушли в другой мир практически за это время.  

Муки на трое суток. Именно столько было в закромах столицы чуть более четверти века назад. На страну – того меньше. Во избежание ажиотажа вводятся купоны. 400 граммов масла, кило сахара – столько полагалось семье. В километровые очереди стала вся Беларусь. Реформы, которые начались после развала СССР, привели к разрушению системы дотаций и росту убыточных сельхозпредприятий.   

Материальная база АПК подорвана, технико-экономический потенциал ниже плинтуса, диспаритет цен на промышленные товары и продукты достиг космических значений. Заработная плата сельчан составляла в эквиваленте 10 долларов. В таких турбулентных условиях Беларусь обретает суверенитет.  

Михаил Русый:   
Глава государства поставил задачи перед страной: первое – накормить людей (это продовольственная безопасность), это экспортный потенциал и жилье. То есть люди должны быть накормлены, иметь ресурс, зарабатывать валюту и есть возможность, где жить. То есть основные локомотивы.  

Поезд тронулся. Но как убрать зерно, когда в стране нет ни одной сельхозмашины?! Бывшие передовики спились, агрономы ушли в фарцовщики, комбайнеры махнули рукой на дело. Голодные, отчаянные, битые жизнью люди начинают с нуля.  

Учились на своих же ошибках. Сегодня этот энергонасыщенный трактор в 10 раз мощнее собратьев. Машины на пару с комбайнами гомельского и лидского производств, зерносушильные комплексы – рабочие лошадки в десятках хозяйств.  

Михаил Русый:  
Сахарная свекла. Помните, сахарные дела, сахарный бунт? Ряд министров теряли должности. Миллион тонн сахарной свеклы производили. Задача главы государства: в следующем году должно быть 3 млн тонн.  

Рассчитано было всё: сколько техники, какая, какие минеральные удобрения. Вплоть до того, что был подписан каждый мешочек с удобрениями – на какое поле.

Новые молочно-товарные фермы, современные картофелехранилища, свиноводческие комплексы, птицефабрики – чтобы больше никогда не стоять с протянутой рукой. Сомнительное приданое в руках умелых управленцев реанимируют в те годы по крупицам.   

Василий Ревяко:  
Конечно, мы не шли путем хирургическим – шла модернизация производства, шло техническое перевооружение. За эти годы, за 25 лет, мы произвели практически 500 тысяч тонн зерна. Это невообразимо, какое это большое количество. Одно хозяйство.  

Михаил Русый:  
В те времена, очень тяжелые времена, очень смутные времена, было принято главой государства единственное правильное решение – выбрать свой путь. Он состоял потом из десятков программ, посекторально. Но это был единственно правильный путь. За самый короткий период создали самостоятельную, суверенную, самодостаточную страну.  

Loading...


Кормит телят «молочное такси», покупают бурёнок немецкой селекции. По каким технологиям работают белорусские аграрии



Новости Беларуси. Десять лет у руля «Вознесенского». Застать на месте Надежду Кондратюк в разгар жатвы невозможно. В полях сейчас семь экипажей комбайнеров, сообщили в программе «Неделя» на СТВ. Под уборку – больше 1000 гектаров. За темпами из кабинета не уследишь. Руководитель там, где и его команда.  

Надежда Кондратюк, директор сельхозпредприятия «Вознесенский»:  
Сегодня наши люди зарабатывают в месяц – в такой напряженный период – до 3 тысяч. Это же достойно! Поэтому я считаю, что все, что делается на земле, все делается для людей, и все, что сегодня у нас есть, сделано нами. И мы ничего больше не хотим. Мы хотим работать в такой системе. Она нас вполне устраивает, она сегодня себя оправдывает.  

«Появилась минута, заехал проголосовать». Как выбирали Президента в Жабинковском районе в разгар уборочной, рассказывают сами жители

Запастись впрок – в деревне не привыкли жить одним днем. Хозяйский подход – это когда кормов в закромах на год вперед. Продаешь вне сезона – и все вырученные деньги инвестируешь в производство.   

Надежда Кондратюк:  
Особенность этого комплекса в том, что мы смогли буквально за 6 лет построить все животноводческие помещения и сделать законченный цикл выращивания скота. Мы никуда не двигаем скот с данной фермы. Вот, родился теленок, и от бокса он становится коровкой, он становится мамой.  

Чтобы буренка дала молоко – а у хозяйства именно этот профиль – ее нужно еще вкусно кормить и комфортабельно содержать. Условия люкс – освещение, вентиляция и отдельный бокс. А звезда Мишлен – за сбалансированность того, что подают. Особенно самым маленьким. В качестве официанта – «молочное такси».  

Григорий Козляковский, заместитель директора сельхозпредприятия «Вознесенский»:  
Дало возможность решить, первое – вопрос пастеризации молока, а также значительно облегчило труд людей, занятых в животноводстве.  

«Такси» само остудит лакомство для телят до нужной температуры и определит норму. На перевес с ведрами сейчас телятницу уже не встретишь.  

Ольга Клявзуник, телятница сельхозпредприятия «Вознесенский»:      
Заработная плата хорошая: то, что мы заработали, нам все оплачивается. На данный момент в стране меня устраивает спокойствие, мирная обстановка. Для меня есть работа, есть вовремя заработная плата и тихо, спокойно – что еще нужно?  

Говорят, выше головы не прыгнешь. В «Вознесенском» готовы поспорить. Когда посевных площадей (а они в небольшом районе скромные) не хватает, сеют по-хозяйски под самый забор. Когда увеличивать объемы производства традиционными способами уже не получается, идут по непроторенной дорожке.  

Надежда Кондратюк:  
Для того, чтобы идти дальше, мы приняли решение закупить скот немецкой селекции с более высоким потенциалом, с удоем до 12 тысяч в год. Сегодня мы от них имеем удой намного выше, чем от наших нетелей.  

Диана Головейко, зоотехник-селекционер сельхозпредприятия «Вознесенский»:  
Этот теленок получен от мамы нашей немецкой, от немецкой селекции. Для меня главное, чтобы теленок был пробиркован, на него заведена племкарточка.