«Мы ушли в другой мир практически за это время». Как изменилась Беларусь с 90-х и что помогло сельскому хозяйству встать с колен

01.08.2020 - 12:12

Как реанимировали сельское хозяйство страны и чем жили белорусы, рассказали в проекте СТВ «Свой путь».  

Над пропастью во лжи. Кто задумал переписать историю лихих 90-х? И почему из этого ничего не вышло? Гибель империи: как на обломках великой державы построили новую? История, которая потрясла мир. И герои, которые оказались никому не нужны.  

Василий Ревяко, председатель СПК «Прогресс-Вертелишки», Герой Беларуси, заслуженный работник сельского хозяйства:  
У нас замкнутый цикл: своя пшеница продовольственная, своя мельница итальянская, своя выпечка хлеба. Поставляем на столы наших граждан примерно 600 тонн хлеба в год.  

Вертелишки сегодня кормят не только Гродно и область. Страда на экваторе, хозяйство бьет рекорды: урожай озимого ячменя – 121 центнер с гектара. Небольшой агрогородок всегда славился производством молока, мяса, здесь растут фрукты. Раки, хвастаются местные, специально для гурмэ.  

Василий Ревяко:
Мы были в стране родоначальниками по садоводству. Серьезно занимаемся говядиной. Производим 50 тонн молока в сутки. Частично сами перерабатываем – 10-12 тонн. Остальное отдаем на переработку на гормолзавод.  

Без малого 1,5 тысячи сельхозорганизаций, свыше 3 тысяч фермерских хозяйств, миллион личных подсобных хозяйств. Беларусь – видный игрок на постсоветском рынке. Как все начиналось 20 с лишним лет назад, сегодня вспомнят единицы.  

Подумать только: государство могло запросто лишиться отрасли, которая ежегодно приносит в казну свыше 5 миллиардов долларов и обеспечивает около 16 % экспорта. От продовольственной пропасти в свое время народ отделяли пару шагов.  

Михаил Русый, председатель Постоянной комиссии Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь по региональной политике и местному самоуправлению:  
Валюты нет, купить не за что. Никто не хочет продавать это зерно: ни наши братья – россияне, ни украинцы. Чехи дали кредит. По-моему, 107 долларов стоила тонна, а это дешево. 100 тысяч тонн пшеницы было приобретено в Чехии. И страна устояла, выжила.  

Василий Ревяко:  
Я помню, как мы стояли в очереди в магазине за сметаной, когда с фляги черпаком наливали каждому сметану. Ждали по 3-5 часов, когда с Волковыска в Мосты приедет машина, привезет две фляги.  

Мы очень далеко ушли. В повседневной жизни мы так не задумываемся и не анализируем. Мы ушли в другой мир практически за это время.  

Муки на трое суток. Именно столько было в закромах столицы чуть более четверти века назад. На страну – того меньше. Во избежание ажиотажа вводятся купоны. 400 граммов масла, кило сахара – столько полагалось семье. В километровые очереди стала вся Беларусь. Реформы, которые начались после развала СССР, привели к разрушению системы дотаций и росту убыточных сельхозпредприятий.   

Материальная база АПК подорвана, технико-экономический потенциал ниже плинтуса, диспаритет цен на промышленные товары и продукты достиг космических значений. Заработная плата сельчан составляла в эквиваленте 10 долларов. В таких турбулентных условиях Беларусь обретает суверенитет.  

Михаил Русый:   
Глава государства поставил задачи перед страной: первое – накормить людей (это продовольственная безопасность), это экспортный потенциал и жилье. То есть люди должны быть накормлены, иметь ресурс, зарабатывать валюту и есть возможность, где жить. То есть основные локомотивы.  

Поезд тронулся. Но как убрать зерно, когда в стране нет ни одной сельхозмашины?! Бывшие передовики спились, агрономы ушли в фарцовщики, комбайнеры махнули рукой на дело. Голодные, отчаянные, битые жизнью люди начинают с нуля.  

Учились на своих же ошибках. Сегодня этот энергонасыщенный трактор в 10 раз мощнее собратьев. Машины на пару с комбайнами гомельского и лидского производств, зерносушильные комплексы – рабочие лошадки в десятках хозяйств.  

Михаил Русый:  
Сахарная свекла. Помните, сахарные дела, сахарный бунт? Ряд министров теряли должности. Миллион тонн сахарной свеклы производили. Задача главы государства: в следующем году должно быть 3 млн тонн.  

Рассчитано было всё: сколько техники, какая, какие минеральные удобрения. Вплоть до того, что был подписан каждый мешочек с удобрениями – на какое поле.

Новые молочно-товарные фермы, современные картофелехранилища, свиноводческие комплексы, птицефабрики – чтобы больше никогда не стоять с протянутой рукой. Сомнительное приданое в руках умелых управленцев реанимируют в те годы по крупицам.   

Василий Ревяко:  
Конечно, мы не шли путем хирургическим – шла модернизация производства, шло техническое перевооружение. За эти годы, за 25 лет, мы произвели практически 500 тысяч тонн зерна. Это невообразимо, какое это большое количество. Одно хозяйство.  

Михаил Русый:  
В те времена, очень тяжелые времена, очень смутные времена, было принято главой государства единственное правильное решение – выбрать свой путь. Он состоял потом из десятков программ, посекторально. Но это был единственно правильный путь. За самый короткий период создали самостоятельную, суверенную, самодостаточную страну.  

Loading...


«Наши сорта наиболее вкусные, им нет равных». Специалист по картофелеводству рассказала интересные факты о сортах картофеля



Новости Беларуси. Селекция картофеля – настоящее творчество, сообщили в программе «Центральный регион» на СТВ. И имена белорусских сортов тому подтверждение: Зорачка, Лель, Палац, Рагнеда, Маг. Есть даже мой тезка – Янка, и тезка нашей собеседницы.

Яна Шипко, корреспондент:
Мне всегда интересно было, как вы даете названия картофельным сортам? Такие интересные встречаются: Мастак, Манифест, Юлия. Это в Вашу честь?

Юлия Гунько, заведующая отделом научно-практического центра НАН Беларуси по картофелеводству:
Я работаю с ранней группой, это сорт группы ранней спелости. Не в мою честь, а от того, что это ранний сорт, он уже в начале июля дает урожай, Юлия и июль созвучны. Название придумывает селекционер, а утверждают на ученом совете.

Он единственный, в своём роде, в Беларуси. Посмотрите, какие экспонаты есть в музее картофеля

Перед нами – новинки белорусской картофельной селекции. Ученые НПЦ в Самохваловичах, что в 20 километрах от Минска, над выведением каждого нового сорта трудятся десяток лет.

Юлия Гунько:
Здесь представлены сорта, которые популярны, которые проходят государственное сортиспытание, и те, которые уже прошли и внесены недавно в реестр. Они отличаются цветом кожуры, группой спелости, вкусовыми качествами, устойчивостью к болезням, пригодностью к переработке.

Сейчас в национальном реестре – 51 сорт белорусской селекции. По вкусовым качествам наша «Зорачка» легко заменит немецкую «Королеву Анну». Так что, любят белорусскую бульбу даже на Сахалине.  

Юлия Гунько:
Мы рекомендуем высаживать не один сорт, а три различных групп спелости, потому что урожайность картофеля зависит в том числе от погодных условий. Если в период клубнеобразования и накопления урожая была засуха, в период, когда ранние накапливают, то у среднеспелых – попозже, могут пойти дожди, и будет лучше урожай.

И, несмотря на то, что любимы до сих пор сорта, выведенные десять и 20 лет назад, селекционеры советуют присматриваться к новинкам. Они более устойчивы к болезням, вредителям и погодным капризам.

Юлия Гунько:
Наши сорта наиболее приспособлены к нашим условиям, наши сорта наиболее вкусные. По вкусовым качествам им нет равных, почему нас и называют бульбашами, мы же сами кушаем свою картошку.

Из печки вкуснее. Как приготовить настоящую деревенскую бульбу в чугунке (смотреть здесь).