Здесь останавливался Наполеон, а на колокольне стояли пулемёты. Удивительная история женского монастыря в Толочине

03.10.2019 - 11:34

Темная одежда, легкие слова, матушка игуменья молится одна, много ей не надо – узкая кровать, чтобы только было 2 часа поспать.

Матушка Анфиса нарасхват. Вот и сейчас на проводе Москва.

Деловые переговоры, конференции – все на благо Свято-Покровского женского монастыря.

Игуменья Анфиса, настоятельница Свято-Покровского женского монастыря:
Вот два креста, они очень нам дороги, потому что они пробиты пулями. У нас на колокольне стояли пулеметы.

Трудно представить, что 9 лет назад на башнях храма росли березы, а сестры спали в пуховых платках. И это несмотря на то, что двери толочинской святыни не закрывались с XVII века и здесь останавливался Наполеон.

Ольга Азарина, художник-реставратор:
Я думала, как это возможно: сусальное золото ложить на иконостас, когда тут разруха и с потолка капает?! Все это возобновилось! Я восхищаюсь этим человеком, потому что столько сил и веры.

Сестра Людмила:
Она настолько и внешне красива как роза, и внутренне. Она очень добрый человек, всегда выслушает и посоветует.

Антонина Любчак росла в верующей семье. Религия для нее всегда была состоянием души, никак не бегством.

Вы во что в детстве играли?

Игуменья Анфиса:
Мы играли только в доктора и, конечно, в Царствие небесное, больше ни во что. Мы находили и хоронили птичек, жалели и кормили всех животных.

Получила образование инженера, но однажды сильно заболела. Клиническая смерть послала сон, в котором были врата монастыря. Так в жизни Покровского храма началась новая глава. Пустые ниши на фасаде заполнила мозаика, заблагоухал розарий, появилась часовня-криница архангела Михаила и купель святителя Николая Чудотворца. Источник обнаружили прямо под алтарем!

Игуменья Анфиса:
Когда мы меняли пол в алтаре и сняли плитку, то мы увидели, что под полом все плывет.

Было такое поверье в Толочине с давних времен, что все ребята, которые ходили в армию, перед армией обязательно брали здесь воду.

Чтобы вернуть к жизни памятник архитектуры, настоятельница провела немало времени в московских и петербургских архивах. Сейчас все 16 сестер живут большой стройкой. Просыпаются с молитвой в 5 утра, успевают навести порядок в огороде и приготовить обед.

Сестра Людмила:
Сегодня постный день. У нас постный суп гороховый.

Драники готовите?

Сестра Людмила:
И драники готовим. Хлеб печем на освященной воде.

Вот и сестра Ольга между колокольней и клиросом вовсю помогает строителям.

Сестра Ольга:
Самое главное матушка учит нас смирению и любви. Благодаря матушке, ее стараниям, моя внучка выздоровела.

Монахиня Павла:
Люди приходят к нам на помощь и спонсоры вдобавок появились.

Анастасия Макеева, корреспондент:
Возле Свято-Покровского храма вырастает настоящий церковный город: детская площадка, конференц-зал и даже летнее кафе.

При монастыре заработала церковная лавка. В новом корпусе будет библиотека, трапезная для бездомных, прачечная и новые уютные кельи. Появится возможность приютить гостей. Ведь к Белыничской чудотворной иконе народная тропа не зарастает.

Сестра Ольга:
Со временем здесь будет очень большой духовный центр.

Ольга Азарина:
Чтобы дети, видя эту красоту, сами становились лучше, чище и добрее, потому что человек, когда погружен в красоту, не может делать что-то плохое.

О себе «Человек года Витебщины» думает меньше всего. Всю свою премию матушка Анфиса отдала на нужды обители. Надо отреставрировать иконы и привести в порядок Друцкую церковь. День и ночь игуменья принимает звонки и ставит свечи за здоровье и мир.

Игуменья Анфиса:
Сохранять сердце чистое, делать добро и нести любовь это самое большое счастье!

Loading...


Икона из космоса, громадный орган и старинная мечеть. Побывали в Ивье – городе четырёх конфессий



Помидорный рай! Татарская столица! Место, где много веков живут, как одна семья, разные конфессии.

Марина Позняк, старший научный сотрудник УК «Ивьевский музей национальных культур»:
У нас насчитывается где-то около 70 процентов католиков, православных чел 500-600, 520 мусульман, а иудей у нас 1.

Анна Радкевич, местный житель:
Католички повыходили за мусульман, всё же перемешалось.   

Ивье упоминается в хронике еще в 1444 году. В народе говорят, что живописное  местечко прозвали так из-за широких ив. С тех времен на этих землях прописался Петропавловский костёл. Жемчужина виленского барокко. На входе вас встречает скульптура Христа.

Внутри сопровождает величественный орган.

Ксёндз Ян Гавецкий, настоятель костёла святых апостолов Петра и Павла:
Он 10-голосый, каждая из этих трубок выдаёт свой голос, вместе, когда включаются регистры, складывается такой красивый хор. При костеле в XVIII веке была достроена каплица, там размещена копия образа Матери Божьей Великой. Люди сердцем стремятся к Матери Божьей, поделиться с ней своими земными проблемами.

Эксклюзив Ивья – деревянная мечеть 1882 года. Деньги на её строительство пожертвовала графиня Эльвира Замойская из Варшавы. Святыня пережила все войны и собирает на молитву белорусских татар.

На стенах мугиры, но не ради поклона, а для украшения.

Иван Шабанович, председатель мусульманской религиозной общины:
Почему мусульмане во время молитвы обращены лицом в сторону Мекки? Потому что в Мекке находится первая на земле мусульманская мечеть. Она была построена пророком Авраамом ещё до нашей эры.    

С легкой руки Витовта Ивье стало для татар малой родиной. В 1395 году князь ВКЛ пригласил войско Тохтамыша  – хана Золотой Орды, чтобы защищаться от набегов тевтонцев и крестоносцев.

За 6 веков мусульмане подзабыли родной язык, но научили выращивать томаты своих соседей.

Иван Шабанович:
Наш стандартный парник, будем выращивать редиску, потом убираем и высаживаем помидоры. Никаких рецептов, заклинаний нет, только молитва.  

В татарском меню – хрустящие закатки, драники, пироги, бабка, щи. Почти белорусская кухня, только без свинины.

Анна Радкевич:
Ещё у них пельмени, но они зовут колдуны, если чел умрет, то у них обязательно, чтобы были колдуны.

Марина Позняк:
Интересным блюдом является гальма из мёда, сливочного масла и муки. На их праздники мы также можем попробовать эти блюда. Потому что у нас так принято, что мы вместе отмечаем даже Пасху.

В музее национальных культур, единственном в Беларуси, татарский зал привлекает, не меньше батлейки. Традиционный гардероб, рукописные молитвенники – хамаилы и ретро-фото окунают в историю.

К слову, не потеряться в колорите туристам поможет памятник Дружбы конфессий на центральной площади. На 4 стелах – Коран, звезда Давида, Пресвятая Богородица и Иоанн Павел II.  

Жанна Радецкая, ремесленник:
У памятника 4 конфессиям все собираются, поздравляют друг другу и идут праздновать к озеру.

Ивье издавна было местечком торговым. Славилось своими ремесленниками, аптекарями, адвокатами. Кирмаши разбавлял еврейский театр. В память о былых временах самобытная застройка. Улица Карла Маркса, хоть и перестраивалась в 1929 году после пожара и не раз меняла название, своего лица не потеряла.

Марина Позняк:
Почти все дома – еврейские. Двери этих домов выходят на улицу. Дело в том, что в первой половине дома всегда размещались магазины, мастерские. Все эти дома имели подвальные помещения, где также работали мастера и ремесленники.

Один из таких домов 25 лет назад стал храмом в честь мученика Гавриила Белостокского.

В нём – Казанская икона Божьей матери, которая сделала 112 витков вокруг земли. Космический подарок уроженца Ивья Виктора Шутова.

Неподалеку больше века бьёт благодатный источник. Ровно столько сюда не зарастает народная тропа.

Отец Вячеслав Пашкевич, настоятель храма  в честь святого мученика младенца Гавриила Белостокского:
Лет 10 назад мы его освятили в честь Архангела Михаила. У нас много конфессий. Архангела Михаила  почитают все и любят все.

Анна Радкевич:
Старые люди зовут на Миге.  Потому что эту криницу сделал немец в 14-ом году.

Анна Прокофьевна не может нарадоваться, что возле дома недавно прописались аисты. Значит, ждать хороших новостей.

Анастасия Макеева,СТВ:
А когда у вас свадьба, песни татарские поёте или белорусские?

Иван Шабанович:
Белорусские, русские, польские. «Нясе Гала воду», «Цячэ вада ў ярок».