На хулигана Есенина ей хватило терпения на два года. Жизнь Айседоры Дункан как трагедия

17.07.2019 - 12:16

Айседору Дункан мы знаем благодаря Сергею Есенину. Если бы не их бурный роман, нам не пришлось бы познакомиться с этой американской танцовщицей, женщиной, над которой так жестоко поиздевалась судьба. А Есенин открыл нам окно в её полную драматизма историю. Это как раз тот случай, когда говорят: чем так прожить жизнь, то лучше бы не родиться.

Да, женщине не позавидуешь, хотя имя её вроде бы овеяно романтизмом. Ещё бы: любовь и жена первого на Руси романтика.

Мытарства начались с самого детства. Как только Айседора появилась на свет, её отец, известный в Сан-Франциско банкир, обанкротился, и семья угодила в нужду. Спустя год родители и вообще развелись, мать осталась с четырьмя детьми на руках. Жили бедно. Айседора позже была вынуждена бросить школу и идти в заработки. Хорошо, когда у человека есть к чему-то талант. Девушка неплохо танцевала и потому давала детям платные уроки танцев. Думая о хлебе, она всё же мечтала о большой сцене. Но ей здесь не везло. Айседора сама брала уроки у опытных артисток, ходила по кастингам, но её нигде не брали. Её нестандартное исполнение мало кого интересовало. Ей не нравился классический стиль, как в балете, где отточено каждое па, и все должны делать так, а не иначе. Дункан проповедовала свободу танца, всех движений, выходила в древнегреческом платье и босиком, чем и отличалась от других. 

«Надо ехать в Европу», - решила девушка. Сначала был Лондон, где она заработала неплохие деньги, потом Берлин и Париж. Там она открыла свои студии. Параллельно Дункан гастролировала по миру, завоевывая популярность. Её приглашали. Однажды даже довелось танцевать на вечеринке на столе, среди тысячи бутылок шампанского, выпитых тремя сотнями гостей. Казалось бы, жизнь налаживается. Но есть люди, которым судьба не позволяет расслабиться. Айседора испытала боль, что в клочья рвёт сердце каждой любящей матери. Двое её малышей, рожденных от разных мужчин вне брака, - дочь Беатрис 7 лет и трёхлетний Патрик – погибли в автокатастрофе. Машина с ними и няней на скорости рухнула с моста в Сену. Жуткая долгая депрессия, тоска по детям. Женщина ищет спасение в новых знакомствах. Она умоляет молодого итальянского скульптора о зачатии ребенка. Родился мальчик, снова есть ради кого жить. Но через несколько дней дитя умирает, вконец опустошая душу. А тут началась Первая мировая, и на студиях пришлось поставить крест.

В 1915 году Дункан сама могла погибнуть. После гастролей в Америке она должна была возвращаться в Европу на элитном лайнере «Лузитания». Однако из-за претензий кредиторов пришлось сдать билет и  довольствоваться скромным рейсом. А в тот день  «Лузитанию» потопила немецкая подлодка, более тысячи людей погибли в море. Кто-то за облаками, наверное, решил, что Айседору надо поберечь, она ещё мало страдала.

И в 1921 году «звезду танца» занесло в советскую Россию. Ей представлялось, что революция сделала этот народ свободным, там легко дышать и заниматься творчеством. Надеялась, что среди берёз и золотых куполов отпустит её злой рок, и душа воскреснет. Наивная американка! В Москве она познакомилась с Есениным. Хотя поэт почти на 20 лет был младше, они поженились. В Большом театре Айседора потанцевала под революционную «Варшавянку», вызвав немалые восторги новой пролетарской интеллигенции, открыла детскую школу. Большевики, как часто бывает, обещали финансово помогать почину, да слово не сдержали,  пришлось иностранке тянуть эту лямку самостоятельно и «за идею». А тут ещё озорной поэт любил отчаянно гульнуть. И в России, и в зарубежных турне ему было уютно и весело рядом с состоятельной женой. Долго так жить Айседоре было сложно. В общем, на хулигана Есенина женщине хватило терпения на два года, а на его кабацкую Москву - на три.

…Она уехала домой, в Америку. Выступать стала реже: годы... Сцену ей заменили богемные тусовки с шампанским, близкие связи с разными эмансипированными дамочками из мира искусства. Настолько близкие, что пошли нелестные разговоры и сплетни. Ей на это было наплевать, она и не такое о жизни узнала. И правда, в итоге к 50 годам кроме мировой известности ничего: семьи не сложилось, дети на кладбищах, гнетущее одиночество. Мало кому так достается. Казалось бы, Господи, оставь человека в покое! Нет же: сентябрьской ночью 1927 года в Ницце Айседора Дункан погибает нелепо. Вы вряд ли вспомните случаи, чтобы так умирали люди. Выйдя от подруги, женщина села на заднее сиденье поджидавшего её  авто. Машина тронулась. Ветер сорвал с плеча Айседоры длинный конец шелкового шарфа и бросил на спицы колеса. Шарф мгновенно затянулся на шее, переломав позвонки.      

Такая вот жизнь.  

Не жизнь, а трагедия…  

Ваш В. Д.  

Loading...


Поэт-декабрист Рылеев. Почему он решил изменить Россию, но понял, что заблуждался



Кто из пятерки казненных декабристов больше подельников мог желать перемен в жизни, так это Кондратий Рылеев. Он считал себя обиженным той судьбой, которую послал ему Господь. Причем, с самого рождения. А что другие? Павел Пестель родился в семье губернатора Сибири, дослужился к 28 годам до командира полка. Отец Михаила Бестужева-Рюмина был надворным советником. Сергей Муравьев-Апостол  вышел из древнего дворянского рода, да и вообще учился в Париже. Петр Каховский, правда, из обедневших дворян. Но он не в счет. На что этот непутевый одиночка мог в жизни рассчитывать? Ни каких-то способностей, ни денег, ни семьи, ни карьеры! Словом, ветром в историю занесло. Непонятно, за какие заслуги  его именем назвали улицы. Только за то, что выстрелил в генерала Милорадовича - прославленного героя войны 1812 года? Тут много ума не надо. Рылеев хоть поэзией занимался, мог мечтать о славе. Может, и мечтал, коль уж сел в этот поезд, да всё как-то не везло ему по жизни.   

Какое уж там! Родился Кондратий пятым. Над этой семьёй мелких дворян повис некий злой рок: все ранее рожденные дети умерли, не прожив и по году. Пятый тоже был не богатырь, еле-еле душа в теле. А тут еще отец без тормозов: в карты проигрывал, пил, издевался над крестьянами, и родственникам доставалось. Может, это от него все беды? Детство будущего предводителя восстания проходило в нищете, страхе и слезах. Чтобы уберечь сына от домашнего кошмара, мать ухитрилась отдать его в кадетский корпус в Санкт-Петербурге. Можно сказать, оттуда Рылеев начал самостоятельный путь. Там тоже житьё было не сахар. Старшие обижали младших. Унижения, слёзы тайком в подушку. Но казарма со временем всё же делает из мальчиков мужиков. А война с Наполеоном поднимала боевой дух кадетов.     

После окончания учебы Рылеев успел побывать в заграничных походах русской армии. Насмотревшись в Европе на другую жизнь, Рылеев, как и его будущие друзья, начал сравнивать её с российской и часто задумываться. Это на следствии выяснится, какой такой западной дури эта молодежь набрала себе в головы. А за 10 лет до допроса, вернувшись в Россию, Рылеев займется поэзией и личной жизнью. В Воронежской губернии, куда молодой офицер был откомандирован, он познакомится с дочерью богатого помещика. Что удивительно, фатальная бедность жениха не смутит ни невесту, ни её папу с мамой – видно, кавалер очень понравится. Кондратий подал в отставку, вскоре у молодых родилась дочь, а затем они переехали в Питер. Родители жены уговаривали остаться жить с ними – сытно и спокойно. Но поэту, видите ли, тесно в провинции.  

Зато в столице жизнь кипела. Он сошелся с вольнодумными творцами и офицерами, стал членом тайного «Северного общества». Войти в эту компанию ему труда не составляло: с храбрым поэтом питерская богема познакомилась ранее. После восстания Семеновского полка Рылеев написал оду «К временщику», в котором обрушился на реформатора русской армии и  любителя муштры Аракчеева. Тогда этот шаг молодого автора общество расценило как отчаянный поступок. Сам он был горд, увидев в  поэзии орудие борьбы против режима. Все были уверены, что Рылеева посадят. Но генерал не захотел признать себя деспотом, сделал вид, что «это не про меня», и не стал преследовать парня. Поэт избежал камеры, но журнальчик власть закрыла.  

Павел Пестель. Переписанная история декабристов, или Для чего из заговорщиков делают революционеров

Рылеев в те годы работал сначала в суде, потом устроился в российско-американское СП. Узнав немного о США, он еще сильнее заболел идеей переделать Россию. Творчество не оставлял. Писал «Думы» об исторических личностях, поэмы, лирические стихи, с единомышленниками издавал крамольный альманах «Полярная звезда». Собственное сочинительство не всегда приносило удовлетворение поэту, да он и не обольщался. Может, потому, что его творения у публики восторгов не вызывали. Или потому, что профессионалы порой обижали критикой. Невысокого мнения о «Думах» Рылеева был Пушкин. Он писал, что в них нет ничего национального, русского, они слабы как изобретением, так и изложением. Что тут скажешь: трудно стать гением в эпоху Пушкина!  

А дома тоже радостей не густо. Жильё приходится снимать, а  жалованье у главы семейства  скромное. Родился сын, но скоро умер. Испытывая уныние от серой российской обыденности, Кондратий черпал оптимизм на сходках  заговорщиков. Он там имел авторитет, товарищи горели идеями. Они готовили переворот, и поэт играл в этом рискованном деле одну из главных ролей.  

Утром 14 декабря 1825 года заговорщики вышли на Сенатскую площадь Санкт-Петербурга, офицеры вывели солдат. Как известно, ничего путного из восстания не вышло, только погубили больше тысячи человек. Пока шло следствие, декабристы имели возможность хорошенько подумать и о себе, и о жизни, и о товарищах своих, и о Боге. Рылеев на нарах понял, как сильно он заблуждался, и сожалел, что уже не сможет принести пользу государю и отечеству. Так он писал жене. А перед смертью не лгут. На милость он не рассчитывал. Когда же узнал, что Николай I послал семье 2 тысячи рублей помощи, воспылал чувством благодарности к человеку, весь род которого и его самого еще недавно планировал уничтожить. От революционного духа не осталось и следа. После казни император распорядился о выделении вдове преступника матпомощи пожизненно или до повторного замужества, а дочери – до совершеннолетия. И это ненавистный декабристам царизм!  

Ну, а про веревку вы, конечно же, знаете. Когда пятерых заговорщиков казнили, у троих, в том числе у Рылеева, петли не выдержали. Пришлось вешать ещё раз. Не гуманно, однако. И это тоже царизм.  

Ваш В.Д.