«На каждой остановке своя история». Чем уникальна Мядельская кальвария

29.09.2020 - 12:24

Беларусь – край намоленный. Практически в каждом местечке есть свои церковь или костел. А есть жемчужины, как Жировичи, Сынковичи, Гервяты, Софийский собор. Мы отыскали на карте Мяделя настоящее чудо. Посреди леса расположены 14 каплиц.

Наталья Баран, председатель ОО «Агроусадьбы Мядельского района»:
Об этом месте мне еще рассказывала моя бабушка, так как она является местной жительницей. Испокон веков сюда шли и будут идти люди. Ежегодно собирались тысячи паломников Мяделя для того, чтобы в один день все вместе прийти помолиться. У нас 16 июля проходят крестные ходы и паломники приезжают. С каждым годом их становится все больше и больше.

Каждая из станций на протяжении двух километров изображают последний путь Иисуса Христа. И связано это с именем Антония Кощица, который владел живописными просторами в середине XVIII века. Долгое время у него не было детей. В надежде он едет в Рим, привозит на родину мощи святого Юстина и дает обет, что он выстроит костел. Жена долго молится, и на свет появляется долгожданный наследник с символичным именем – Юстин.  

Наталья Баран:
Проходит некоторое время, жена умирает, в няни берут молодую крестьянскую девушку Брониславу. Но так как ребенок очень шустрый и верткий, гуляя вдоль берега озера, он выворачивается, падает и тонет, спасти она его не может. Антоний Кощиц, злой, разъяренный приказывает эту девушку Брониславу заточить в каменный столп живьем лицом на озеро. И в эту ночь, когда она умирает, ему является Богородица, указывает вот на это место для того, чтобы он для будущих поколений во искупление своих грехов построил последний путь Иисуса Христа.

Монахи Ордена босых кармелитов понимают – это послание с небес. Уже в 1772 году они построили Мядельскую кальварию. Первые паломники пришли на святую землю с Литвы, России и Украины. Католики и православные преодолевали сотни километров, чтобы просветиться. Местные уверяют, решение находится. Более того, люди возвращаются на эти лесные тропинки не раз. Главное – верить.

Наталья Баран:
Прошло время, одна война, вторая, это все было разрушено, но в 2014 году этот крестный ход возродился. И если мы обратим внимание на стену, вот он камень со святой горы Кармелия, то он был привезен из этой святой земли в дань тем монахам Ордена босых кармелитов, которые выстраивали этот крестный ход, потому что именно на этой горе, у подножия этой горы зародился этот орден. Когда люди приходят сюда на экскурсию, чтобы пройти этот путь, они обязательно дотрагиваются до этого святого камня со знанием, что где-то поможет.

Сейчас от былого величия остались руины лишь одной каплицы. Но по масштабам можно понять, что здания были фундаментальные, верующие могли отдохнуть и остаться наедине со своими мыслями. Сегодня за капличками ухаживают местные жители. Приносят лампадки и цветы. Нельзя забывать свою историю, уверены здесь.

Наталья Баран:
На каждой остановке своя история. Если мы на второй остановке видим, что Иисусу накладывают крест, то мы задумываемся о том, что у нас своя жизнь, у каждого своя судьба и мы каждый несем свой крест. Каждый, наверное, с молодости должен задумываться, что каждому Бог дал талант и как он проявится, как его найти, вот в этом, наверное, и смысл всей нашей жизни.

Анастасия Макеева, корреспондент:
После крестного хода паломники обязательно шли к святой кринице.

Издавна считалось, что эта вода обладает чудодейственной силой, особенно она помогает тем, у кого болезни желудка.

Loading...


Они и управленцы, и ветеринары, и парикмахеры, и агрономы одновременно. Как выращивают овец в одной белорусской глубинке



Добро пожаловать в белорусскую Швейцарию! Недалеко от деревни Красное Утро, что в 5 км от Чашников, расположилась огромная овцеферма. 700 голов прекрасно чувствуют себя на живописных просторах и в экодомиках класса люкс. А ведь еще год назад здесь был пустырь.

Михаил Вечорко, управляющий КФХ «Полесье-Белагро»:
Это чисто романовская порода, вот они сейчас с бараном и уже будут рожать через полгода. С белой головой это тексель, а рядом стоит суффолк.

Чем хороша порода суффолка? Тем, что она намного быстрее набирает вес, она растет больше, мяса больше и вкусовые качества мяса гораздо лучше. Какой минус? То, что они рожают один раз в год, очень тяжелые роды, практически как у женщин мы принимаем роды.

Закупить фирменных барашков семье Вечорко помогло Витебское племпредприятие. Сами родом с Полесья, поэтому к труду на земле не привыкать. Супруги выращивают и продают зерновые. В их распоряжении 1,5 тысячи га. А в прошлом году, когда вышел госуказ о развитии овцеводства, решили рискнуть и пополнить ряды животноводов. Помогли родственники, взяли рассрочку, теперь за жизнью кучерявых наблюдают с мобильного телефона и обсуждают за кофе день насущный.

Михаил Вечорко:
Эта отрасль очень перспективная. Мы начали изучать статистику внутреннего рынка и узнали, что у нас потребление 100 г на человека в год. Это не из-за того, что люди не хотят есть баранину, это из-за того, что нет предложения. Спрос очень высокий, об этом мы узнали, изучая внутренние рынки, рестораны, экорынок. Хотелось бы кормить белорусов хорошим и качественным мясом.

Лучшее подтверждение тому – долгожители на Кавказе. Диетическое мясо усваивается на все 100 и идеально подходит для детского питания. Добавьте к этому мех на шубки, шерсть на одеяла. Да что там, даже навоз местные расхватывают для удобрений. Выходит безотходное производство. К слову, рынки сбыта у овцеводов уже нашлись как в столице, так и в регионах, и в соседней Москве. Но до заработка еще далеко, нужно увеличить маточное поголовье до 3 тысяч.

Наталья Вечорко, глава КФХ «Полесье-Белагро»:
Мы скрещиваем суффолк и романовскую породу для более мясной продукции.

Михаил Вечорко:
К примеру, вот эта смесь уже по сути будет диетическая. Собираемся вот эту породу еще покрыть текселем и получим уже реально мраморную баранину.

А пока супруги трудятся от зари до зари. Они и управленцы, и ветеринары, и парикмахеры, и агрономы одновременно. Для своих подопечных даже установили станцию по очистке воды от железа. Равнодушных в штате нет. Степаныч между кормежками и уборками не забывает про ласковое слово и включает овечкам радио, а зимой – обогреватель. Хотя с таким начесом черноголовым и так неплохо.

Анастасия Вечорко:
Я стараюсь приезжать из Минска, учусь там, каждые выходные. Не могу проехать мимо фермы, они правда очень поднимают настроение и снимают любой стресс. Когда у овцы не хватает молока, мы разводим смесь и кормим их. Такое чувство, что как ребенка кормишь, он к тебе так привязывается и это, конечно, ни с чем не сравнить.

Анастасия Макеева, корреспондент:
Здоровье ягнят начинается с правильного питания. Так, в их меню соль вместе с глютеном, размол ячменя и овса и, конечно же, сено. К слову, 700 голов съедают около прицепа.

Благо, кормовая база у Вечорко своя, экологически чистая. Но отара растет быстро, и нужно пополнять технический пакет и расширять жилплощадь. Как разовьется инфраструктура, так можно будет приглашать на селфи туристов.

Михаил Вечорко:
Хочется доказать прежде всего себе, людям этого региона, что в сельском хозяйстве с поддержкой государства, можно заработать хорошие деньги. Все думают, что оно само по себе здесь появляется, а никто не понимает, что это такой труд. Если ко мне кто-нибудь приедет и скажет: «Михаил, помоги, я хочу стать крутым овцеводом. Я очень люблю животных. Дай мне в рассрочку на полгода 5 овец». Я обязательно дам, это даже без вопросов.

Овцеводство имеет все шансы возродиться на белорусских просторах. Активисты уже есть почти во всех регионах. Главное, признается «Человек года Витебщины», найти команду единомышленников.