На малой родине Игоря Марзалюка. Экскурсия по Краснополью

18.10.2018 - 20:54

Аутентичная «Суша-груша» является визитной карточкой «Горскіх харашух». Народный ансамбль на протяжении многих лет сохраняет фольклорное наследие своей местности.

Именно так когда-то затягивали их мамы и бабушки.

Недаром, в песне – душа народа.

А так поют только здесь, на Краснопольской земле.

Игорь Марзалюк, депутат Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь, доктор исторических наук, профессор:
Это – Восточная Беларусь. Край практически полностью православный. Это люди очень искренние и открытые. Это люди, которые умеют поделиться последней рубашкой, последним гвоздём. Вот это – аутентичное здание образца 1946 года. Это дом, который мой дед после войны поставил.

Сам рубил.

Стены деревянного дома, казалось бы, до сих пор хранят детские воспоминания. Малая родина во многом определила карьеру известного учёного и археолога. Отец Игоря Марзалюка был учителем истории, а местность – полной открытий.

Игорь Марзалюк:
Мой путь к знаниям начался с этой школы в 1975 году. Нина сейчас здесь директорствует.

Нина Шайтуро, директор Ленинского учебно-педагогического комплекса детский сад-средняя школа:
Учились вместе.

Бытность этого учебного заведения насчитывает более ста лет.

В начале ХХ века здесь располагалось земское училище.

В 60-ых школу отстроили заново. На 320 мест.

Игорь Марзалюк:
Я хочу сказать, что учителя были очень хорошие. Был такой здоровый азарт: показать краснопольским, что и в сельской школе умеют решать задачи. 

Да, вот на этом месте, всё начиналось здесь.

Нина Шайтуро:
Закончила в 1984 году школу, в 1986 году пришла работать сюда. Встречаемся с Игорем Александровичем не только в школе, созваниваемся, когда нам что-то надо.

От деревни Ленина до водохранилища Палужского около десяти километров. Говорят, вода здесь родниковая. Здесь много рыбаков.

«Когда помру – положите мне в гроб удочку». Женщина-рыбачка с 50-летним стажем живёт в Краснополье

Но приезжают на Палужское не только за гарантированным уловом.

Игорь Марзалюк:
За тихим Сожем в белорусских лесах,

Где сосен и ёлок раздолье,

Лесное лежит Краснополье!

Тут просто хорошо быть, тут прекрасно всходит солнце и шикарно заходит, здесь дышится на полную, тут хорошо думается. Птицы. Зеркало воды. Фотоснимки, которые можно делать до бесконечности и ни один не будет повторяться. Это всё вместе делает неповторимый пейзаж вот этой земли. Земли, которую я знаю с того времени, как только себя помню…

Такого количества дикого ясеня на территории Могилёвщины больше не сыскать.

Сакральное древо растет на площади более четырех гектаров.

Ландшафтный заказник «Ясеневый гай» находится неподалеку от агрогородка Горы и лежит в пойме реки Палуж.

В народе урочище называют Костёл.

Именно здесь, в окружении нетронутой природы, находится укреплённое городище раннего железного века.

Игорь Марзалюк:
Это – самый древний центр власти на территории современного Краснопольского района. Когда на месте Краснополья рос лес, тут уже был мощный усиленный центр. Это всё, валы, рвы – насыпное, всё сделано людьми. Высокий рельеф и нарощено всё.

Это был сакральный центр.

Потом уже, когда земли Краснопольщины входили в состав Мстиславского удельного княжества, в XXII столетии, тут находился замок. Это всё мы знаем, благодаря раскопкам, которые мы здесь проводили.

Краснопольщина имеет богатое археологическое наследие, но интересно это место не только историкам. У подножия городища бьют ключи.

Криничка считается животворной.

«Это место намолено не одним поколением». Рассказываем о Горской кринице, которую считают святой

У древнего урочища остаётся много тайн, но и перспектив не меньше.

Игорь Марзалюк:
На перспективу: мы хотим сначала провести академические раскопки. Выяснить, какие постройки стояли, и потом сделать полноформатную реконструкцию городища-убежища жилую.

Вера Картузова, житель деревни Горы:
Вы ж вот сами видите, как у нас: гора, низина. Вот раньше у нас тут дорога была, теперь новый мост построили. Вот поэтому наша деревня называется Горы. Куда не свернёшь – ровного нет! Всё горы и горы.

Татьяна Снатко, житель деревни Горы:
Ну, наша деревня красивая и люди красивые, хорошие.

Живёт в горных местах почти триста человек. Практически каждая семья держит солидное подсобное хозяйство. А ещё здесь рукой подать до границы.

До российской Брянщины – считанные километры.

Татьяна Снатко:
Мы к ним, они к нам приезжают. У нас границы тут нет, всё заодно. Из России девчата замуж сюда повыходили, и наши туда тоже девчонки.

Вера Петровна и Татьяна Афанасьевна – местные знаменитости, солистки «Горскіх харашух». Самобытный ансамбль отлично знают за пределами Краснополья. Выступали на «Дожинках», покоряли столицу.

Но лучше гор – только родные Горы.

Татьяна Снатко:
Вот мы поедем иной раз в город выступать, а хочется скорей домой.

Вера Картузова:
Куда тут не пойдёшь – всё своё, родное. И люди свои.

И земля своя.

Татьяна Снатко:
Поедешь в тот Минск – никого не знаешь. Выйдешь на улицу – и с кем там поговорить?

Вера Картузова:
Звали меня сыны… Пока ноги ходят, надо жить тут, на своей родине. Тут у меня хозяин похоронен, мать похоронена.

«А где превышает, а где нормально радиация. Всё равно, едим». Как живут в деревне, отселённой после катастрофы на ЧАЭС

«Отдал Богу душу и его затянуло в болото». Показываем останки мамонта из музея в Краснополье

Юрий Земцов, фермер:
Это латвийский тяжеловоз, упряжная порода, из Прибалтики.

Советские, русские есть тяжеловозы.

Любовь к лошадям у Юрия Земцова с детства. Несколько лет назад ветеринарный врач решил сменить сферу деятельности. Фермеры-любители прикупили несколько кобыл, начали разводить.

Инициативу поддержал район: местные власти выделили землю. Сегодня табун насчитывает 40 взрослых животных и 20 жеребят. Выращивать лошадей планируют не только на продажу, но и для привлечения туристов.

Юрий Земцов:
Земля есть – район выделил. Пастбище есть. Мы их окультурим. Родом мы отсюда, здесь живём, никуда не планируем, будем развивать у себя на родине.

Игорь Марзалюк:
Видите, какая ровная кладка? Хоть ей и двести лет, в каком она состоянии. Посмотрите, как швы прошиты.

Ещё один туристический маршрут может появиться и в этом месте. В ХV веке в здании располагалась винокурня, которая принадлежала горскому пану.

Игорь Марзалюк:
Что мы хотим сделать? Криница здесь есть, купель уже сделана. А здесь можно сделать этно-фолк-музей. Чтобы здесь можно было попробовать традиционные напитки и продукты краснопольские.

И сделать зал живой археологии.

Чтоб это было два в одном: с одной стороны – популяризация малой родины, истории Беларуси через историю малой родины, с другой стороны – и чтобы копейку люди местные могли заработать, чтобы это всё работало на развитие агроэкотуризма и туризма исторического.

Как звонят колокола из авиабомбы и зачем сюда приезжают с Рублёвки. Показываем уникальный храм в Краснополье

«Было предупреждение, но никто не разгадал». На белорусской иконе перед Чернобылем появилось облако

Местные считают храм Дмитрия Ростовского символом возрождения. До Чернобыля Краснопольский район был едва ли не самым экологически чистым регионом Могилёвщины. Время лечит земли, а жизнь продолжается даже, когда не всегда клюёт.

В песнях, что переходят из поколения в поколение.

В родном доме под старой ивой.

В месте, где несмотря на выпавшие испытания, дышится полной грудью.

Loading...


Они и управленцы, и ветеринары, и парикмахеры, и агрономы одновременно. Как выращивают овец в одной белорусской глубинке



Добро пожаловать в белорусскую Швейцарию! Недалеко от деревни Красное Утро, что в 5 км от Чашников, расположилась огромная овцеферма. 700 голов прекрасно чувствуют себя на живописных просторах и в экодомиках класса люкс. А ведь еще год назад здесь был пустырь.

Михаил Вечорко, управляющий КФХ «Полесье-Белагро»:
Это чисто романовская порода, вот они сейчас с бараном и уже будут рожать через полгода. С белой головой это тексель, а рядом стоит суффолк.

Чем хороша порода суффолка? Тем, что она намного быстрее набирает вес, она растет больше, мяса больше и вкусовые качества мяса гораздо лучше. Какой минус? То, что они рожают один раз в год, очень тяжелые роды, практически как у женщин мы принимаем роды.

Закупить фирменных барашков семье Вечорко помогло Витебское племпредприятие. Сами родом с Полесья, поэтому к труду на земле не привыкать. Супруги выращивают и продают зерновые. В их распоряжении 1,5 тысячи га. А в прошлом году, когда вышел госуказ о развитии овцеводства, решили рискнуть и пополнить ряды животноводов. Помогли родственники, взяли рассрочку, теперь за жизнью кучерявых наблюдают с мобильного телефона и обсуждают за кофе день насущный.

Михаил Вечорко:
Эта отрасль очень перспективная. Мы начали изучать статистику внутреннего рынка и узнали, что у нас потребление 100 г на человека в год. Это не из-за того, что люди не хотят есть баранину, это из-за того, что нет предложения. Спрос очень высокий, об этом мы узнали, изучая внутренние рынки, рестораны, экорынок. Хотелось бы кормить белорусов хорошим и качественным мясом.

Лучшее подтверждение тому – долгожители на Кавказе. Диетическое мясо усваивается на все 100 и идеально подходит для детского питания. Добавьте к этому мех на шубки, шерсть на одеяла. Да что там, даже навоз местные расхватывают для удобрений. Выходит безотходное производство. К слову, рынки сбыта у овцеводов уже нашлись как в столице, так и в регионах, и в соседней Москве. Но до заработка еще далеко, нужно увеличить маточное поголовье до 3 тысяч.

Наталья Вечорко, глава КФХ «Полесье-Белагро»:
Мы скрещиваем суффолк и романовскую породу для более мясной продукции.

Михаил Вечорко:
К примеру, вот эта смесь уже по сути будет диетическая. Собираемся вот эту породу еще покрыть текселем и получим уже реально мраморную баранину.

А пока супруги трудятся от зари до зари. Они и управленцы, и ветеринары, и парикмахеры, и агрономы одновременно. Для своих подопечных даже установили станцию по очистке воды от железа. Равнодушных в штате нет. Степаныч между кормежками и уборками не забывает про ласковое слово и включает овечкам радио, а зимой – обогреватель. Хотя с таким начесом черноголовым и так неплохо.

Анастасия Вечорко:
Я стараюсь приезжать из Минска, учусь там, каждые выходные. Не могу проехать мимо фермы, они правда очень поднимают настроение и снимают любой стресс. Когда у овцы не хватает молока, мы разводим смесь и кормим их. Такое чувство, что как ребенка кормишь, он к тебе так привязывается и это, конечно, ни с чем не сравнить.

Анастасия Макеева, корреспондент:
Здоровье ягнят начинается с правильного питания. Так, в их меню соль вместе с глютеном, размол ячменя и овса и, конечно же, сено. К слову, 700 голов съедают около прицепа.

Благо, кормовая база у Вечорко своя, экологически чистая. Но отара растет быстро, и нужно пополнять технический пакет и расширять жилплощадь. Как разовьется инфраструктура, так можно будет приглашать на селфи туристов.

Михаил Вечорко:
Хочется доказать прежде всего себе, людям этого региона, что в сельском хозяйстве с поддержкой государства, можно заработать хорошие деньги. Все думают, что оно само по себе здесь появляется, а никто не понимает, что это такой труд. Если ко мне кто-нибудь приедет и скажет: «Михаил, помоги, я хочу стать крутым овцеводом. Я очень люблю животных. Дай мне в рассрочку на полгода 5 овец». Я обязательно дам, это даже без вопросов.

Овцеводство имеет все шансы возродиться на белорусских просторах. Активисты уже есть почти во всех регионах. Главное, признается «Человек года Витебщины», найти команду единомышленников.