«На меня три снаряда – как выжил, не знаю». Ветеран ВОВ Александр Фень вспоминает войну в преддверии 9 Мая

07.05.2017 - 20:42

Новости Беларуси. Мы продолжаем серию репортажей, посвященных Дню Великой Победы. Герой следующего сюжета – Александр Фень – участник Сталинградской и Курской битв, а также освобождения Украины, Молдовы, Прибалтики и Беларуси.

Ему уже за 90, а он не может усидеть дома. Говорит: скучно. До сих пор выступает с докладами о войне на конференциях. Александр Федорович Фень не привык жаловаться на здоровье даже будучи уже в почтенном возрасте. Что тут сказать: фронтовое прошлое.

Александр Фень, ветеран Великой Отечественной войны:
Считаю, что для моего возраста нынешнего и моего состояния я еще хорошо себя чувствую.

Его жизнелюбию можно только удивляться. Оно такое же, как и в начале 40-х. А он на этой фотографии еще школьник.

Александр Фень, ветеран Великой Отечественной войны:
Июнь, начало военных действий. Мы госэкзамены еще не сдали за педагогическую школу, но уже готовы были сдавать. И в этот день – война.

Спустя месяц после начала войны Александр Фень был призван на службу в танковое училище. Учился воевать по ускоренной программе, а спустя год попал в Сталинград.

Заходя в музей Великой Отечественной, он будто бы погружается в прошлое и спустя несколько секунд говорит экскурсоводу: «Дальше буду рассказывать я».

Александр Фень, ветеран Великой Отечественной войны:
Экипаж этой машины сбивает, уничтожает немецкий танк – и звездочку нарисовал. И так, сколько он из этого орудия, из этой установки уничтожил немецких танков, столько звездочек.

В сражениях на Курской дуге он прошел через самый что ни есть ад, в котором, казалось, просто невозможно остаться живым.

Александр Фень, ветеран Великой Отечественной войны:
Смотрю: мотоциклист немецкий далеко, метров 700. Я туда поворачиваюсь, а там танк немецкий задним ходом из окопа выходит. Я в него попал первым снарядом. И белый дымок. А в это время на меня три снаряда один за другим. Как я выскочил, не знаю.

Ветеран войны Александр Фень освобождал Украину, Молдову, Прибалтику, Беларусь. Но медаль за оборону Сталинграда все равно считает самой дорогой.

Минск он знает, как свои пять пальцев, помнит все до мелочей. Во время войны, а точнее в 1944 году, видел его издали, тогда здесь был один пепел.

Александр Фень, ветеран Великой Отечественной войны:
Почти все сгорело, Большой театр обгоревший, Дом офицеров обгоревший, но не разрушенный. Все в разрухе было.

Примерно в моем (корреспондента) возрасте Александр Фень уже был командиром танка, начинал воевать лейтенантом, прошел Сталинград и битву на Курской дуге. Лично уничтожил 12 немецких боевых машин и дослужился до генерал-майора.

Он был четыре раза ранен, дважды горел в танке. И после он все равно не сдался, воевал, ведь так было нужно.

Люди в материале: нет
Loading...


«Не получили патриотическое воспитание». Что думает ветеран войны о нынешней Беларуси?



Новости Беларуси. День воссоединения Беларуси. Именно 17 сентября 1939 года начался освободительный поход Красной армии на территорию Польши, уже покоренную к тому времени гитлеровскими войсками, сообщили в программе «Неделя» на СТВ. Западная Беларусь в состав Польши входила к этому моменту без малого 20 лет. Уже к концу сентября наши западные земли воссоединились с Белорусской ССР.

Евгений Поболовец, СТВ:
17 сентября – дата сама по себе заслуживающая внимания, а уж тем более в современном контексте. Поляки, как видится, так и не смирились с потерей: в 2020-м предприняли попытку захвата этих территорий, пусть и без оружия, но с применением более изощренных технологий. И уж, войдя во вкус, скорее всего, Гродненской областью они бы не ограничились.

Николай Филиппович Сушков. 95 лет, а он, кажется, активнее, чем мы. Он в 2015-м даже участвовал в параде в Москве. Ордена уже некуда вешать, есть даже Красная звезда. А брат его был Героем Советского Союза.

Кинулись все за получением больших знаний, поступлением, учебой, а вот воспитать им любовь к Родине...

Как вы оцениваете общественно-политическую ситуацию, которая сейчас происходит у нас в Беларуси?

Николай Сушков, ветеран Великой Отечественной войны:
Вот эти политические вопросы должны у людей быть: как нас учили, как все это было. Я все эти эпизоды рассказываю. Как шли в бой и так далее. Не щадя себя, не думая, мы шли защищать Родину. Мы свою Родину любили.

И вы считаете как учитель, как ветеран, что сегодня недополучили образование?

Николай Сушков:
Не получили патриотическое воспитание, то есть борьбу за свою Родину. Кинулись все за получением больших знаний, поступлением, учебой, а вот воспитать им эту работу любви к Родине...

Это правильно было. Тогда же были два раза в неделю политзанятия на заводах, фабриках – везде. А в школе учитель обязан был рассказать всю обстановку. Мы знали, как Гитлер пришел к власти, как он захватил Европу, как началась в Польше война. Это мы все тогда знали. Сейчас они не знают. И тем более сейчас такое, что мы рассказываем все, но ведь вот сейчас выступают. Не то правильно – кто не хочет работать, что ли, так? И поддерживают, когда уже поляки шумят. Первый шумит, говорит: «Отдайте нам Гродненскую область». А второй уже в телевизоре говорит: «Нет, нам нужна вся Беларусь». Это же вызывающе, как говорится. И они выступают. Я считаю, что эти люди не только не воспитаны, они не любят свою Родину, не любят свой народ. Им дай их. Вот они получают, им дают по 10, по 15 или по 40 долларов, и они выступают, орут, кричат.

Это враги народа и своего собственного государства орут

Сейчас на улицы городов выходит молодое поколение, и они себя подают как белорусские партизаны, которые ведут подрывную деятельность, нацеленную на дестабилизацию в стране. Подмена понятий вам, ветерану, который воевал за независимость, не обидна?

Николай Сушков:
Обидно, да еще как обидно. Как это – за партизанами в этом государстве, которое сделало нашу родину, Беларусь эту сделали? Что не хватает им? Вот вопрос стоит. Почему же вы за эти копейки, за доллары идете и орете? Это же нарушение всего законодательства. Это враги народа и своего собственного государства орут. Они недопонимают, где, что и  как делается.

Бело-красно-белые флаги, которые реяли над оккупированной Беларусью, теперь снова развеваются.

Николай Сушков:
Знаю. Я с бандеровцами встречался дважды, они хотели нас уничтожить. Мы знали, где бандеровцы, группировки их где. Они с этим вот белым флагом. Этот флаг – ну, нельзя его принять, потому что он фашистский, потому что они работали на немцев, они убивали наших, они убивали и женщин, и детей, кто выступал. Поэтому им нельзя простить и защитить этот флаг за ними. Нет. Это уже все мы (прим. ред. – знаем) и все народы, которые остались, что этот флаг бандеровский. Вот и все.

Безработных не должно быть – тогда будет хорошо. И все будет расти, и мы будем расти

Чего вы, человек, которому все мы благодарны за подвиг и мир, желаете суверенной Беларуси?

Николай Сушков:
Суверенной Беларуси… Я прямо говорю: «Президент наш молодец». Я в рупор кричу: «Молодец-молодец». Потому что он решился на то, что не закрыл всех, не закрыл ни заводы, ни фабрики, а быстро ориентировка была на восстановление.

Пожелание, чтобы ни одна фабрика, ни один завод, ни одно предприятие – все должны работать. И люди должны все работать, безработных чтобы не было, как было в Советском Союзе. Безработных не должно быть – все работают, тогда будет хорошо. И все будет расти, и мы будем расти. И желаю, чтобы, как поставлена задача, каждая семья трех детей должна иметь. Все. Всем квартиры за трех детей – вот это выполнять надо. 

Вот это и все пожелание. То, что Президент наш сделал, – отлично. Утвердить его, и пусть он пока остается.