«На уровне пола лесенка такая, туда спускаешься». А вы видели ванны-бассейны? Как живут в бывшем Доме Советов в Минске

12.04.2019 - 21:54

Третий Дом Советов в Минске, по адресу Максима Богдановича, 23, заселил командный состав Красной Армии. В отличие от первых двух Домов Советов, это было новое здание, построенное в 1936 году на волне угасающего конструктивизма, рассказали в фильме «Тайны Беларуси».

Тимофей Акудович, экскурсовод:
Это здание получилось переходным. С одной стороны, тут всё квадратно, параллельно, перпендикулярно. Тут есть шахта световая для лестничной клетки – это самое яркое свидетельство конструктивизма, когда снизу доверху идёт сплошное стекло.  Но при этом есть пилястры такие белые, которые поднимаются снизу вверх. Это уже свидетельство, что наступает новый стиль – неоклассицизм.    

С Третьим домом Советов связана леденящая душу трагедия, которая  произошла здесь в первые дни войны. После неё статусная пятиэтажка стала именоваться в народе Домом мёртвых.

Тимофей Акудович:
24 июня 1941 года фашисты бомбили Минск. И одна из бомб попала как раз в этот дом. Жёны и дети офицеров, которые пошли воевать, спрятались в бомбоубежище под домом. От бомбы завалило проход, начался пожар и они все погибли. На фоне всех разрушений Минска про эту историю рассказывали отдельно. 

Этот дом – самый комфортный из всех трёх Домов Советов в Минске. Апартаменты предназначались для красных командиров и номенклатуры.

Один из подъездов был отведён исключительно для прислуги. Домработницам, водителям, дворникам выделяли «двушки» с крохотными кухнями и без уборной. 

Зато у высоких хозяев квартиры были и с встроенными кухнями и даже ваннами-бассейнами. Сергей Ящук въехал сюда с родителями в 1948 году.

Несколько лет одну жилплощадь – а это немногим более 50 квадратных метров, пришлось делить с другой, совершенно незнакомой семьей. Но память сохранила лишь приятные воспоминания. Больше всего запомнились знаменитые соседи.

Сергей Ящук, жилец дома №23 по ул. Богдановича:
В этом же подъезде на 3-ем этаже проживал Панченко, а на 2-ом этаже – Петрусь Бровка. В следующем подъезде – Кулешов, в левом подъезде – Кондрат Крапива.

В 1947 году дом отстраивали немцы – со свойственной дотошностью и качеством.

Сергей Ящук:
Достаточно сказать, что он кирпичный, толщина стен – 60 см. Тёплый, не промерзает. Потому что немцы строили надёжно, по своей технологии заделывали окна. Чтобы выдрать старую раму – ох…

Изюминка Третьего Дома Советов – врезные ванны, больше напоминающие мини-бассейны. Глубина некоторых могла достигать 70 сантиметров.

Сергей Сергачев, доктор архитектуры, профессор БНТУ:
А тут в виде такого бассейна, на уровне пола лесенка такая, туда спускаешься. По размерам немножко больше, чем наша стандартная ванна, квадратного плана чистого такого. Такой бассейн.

Loading...


«Рассказывали родители, что башня стоит на деревянных сваях». Как живут в «Воротах Минска»



Архитектурный комплекс на Привокзальной площади – самый узнаваемый силуэт белорусской столицы. Две 11-этажные башни выросли здесь в конце 40-ых годов, когда Борис Рубаненко затеял масштабную реконструкцию района, рассказали в фильме «Тайны Беларуси». .

Сергей Сергачев, доктор архитектуры, профессор БНТУ:
Впервые в Минске была реализована не просто башня, а два района. Они дальше были застроены 5-этажными  домами. Решалось комплексно: и детский  садик, и поликлиника на первом  этаже, и магазины, и хлебный отдельно. То есть для тех людей, которые тут живут, всё было.

Сергей Лаврусевич заселился в этот дом двухлетним мальчиком с родителями и братом в 1951 году.

Сергей Лаврусевич, житель дома №1 по улице Кирова:
Строились они в те времена, когда требования к строительству были немножко другие и жильё это было немножко другое. Потолки у нас в квартире – 3 метра 30 сантиметров.

Одна из самых удивительных особенностей планировки – проходные квартиры. Для детей это было настоящим чудом – двери распахивали настежь и ребятня гоняла на велосипедах, переезжая из одной в другую. А за столом на праздники собирались сразу все жильцы.

Сергей Лаврусевич:
По внутренней планировке, по лестничной клетке между квартирами находились двери, которые связывали все квартиры. Соседние квартиры, находящиеся напротив. Вот здесь стояла дверь входная, которая закрывалась на ключ. С этой стороны  точно такая же дверь стояла – для прохода на кухню и дальше.

Со временем двери убрали, а проёмы заложили кирпичом. Но память сохранила все детали. Например, как железнодорожные пути проходили едва ли не перед подъездом. И вагоны с новосёлами останавливались под окнами нового дома.

Сергей Лаврусевич:
Рассказывали родители о том, что башня стоит, вообще, на деревянных сваях, дубовых сваях. Тот паркет, который лежит сейчас, он лежит с 1951 года. Дубово-берёзовый паркет, который выдержал большие сроки.

Родители – заслуженные железнодорожники, вместе со всеми поднимали город из руин. Семья заехала сразу в собственные апартаменты. Некоторым повезло меньше. В квартирах жили по принципу коммуналок. Две смежные комнаты, гостиная и общая кухня. Семьи росли  и постепенно обзаводились отдельным жильём. Впрочем, несмотря на то, что приходилось с кем-то делить жилплощадь, иметь квартиру в башне было очень престижно.

Сергей Лаврусевич:
Печка находилась вот здесь, топилась дровами. Здесь в 60-ые была перегородка, отдельно, как комната, как спальня.