«Начал увеличиваться в объёме» и «Вширь не растёт однозначно». Загадка туровских крестов, растущих из земли

23.03.2019 - 23:12

Борисоглебское кладбище раскинулось напротив Замковой горы. Погост расположился на небольшой возвышенности. Место это с воздуха напоминает остров. Впрочем, раньше он и, правда, был здесь. А на нём – монастырь.

Валерий Котлерчук, староста Кафедрального собора в честь святителей Кирилла и Лаврентия Туровских:
Вход был монастыря вот с той стороны, где ель. Можно сказать, напротив растущего крестика. И почему-то пишется, что по навесному мосту – видимо, была насыпь, нечто похожее – люди сюда заходили.

Прямо на кладбище – небольшая часовня. За порядком здесь уже много лет следит тот самый староста Валерий.

Его дорога к вере была сложной, как и у многих других, выросших на идеях Компартии. Он запрещал жене ходить в храм и сам обходил его стороной. И лишь очутившись на грани жизни и смерти, прозрел!

Валерий Котлерчук:
Это было очень страшно, я вам скажу. Потому что нам всю жизнь говорили: «Души нет, Бога нет». Начал пищать, просить: «Господи, если ты всё-таки есть, ты меня верни. Помню даже, как пальцы в пальцы заходили.

Помню, когда открыл глаза, первая моя фраза была жене: «Света, нас очень сильно обманули, душа есть, Бог есть».

«Тишина зловещая в момент вскрытия». Как в Турове нашли древние свинцовые иконки и уникальные саркофаги

Тихий провинциальный уклад здесь время от времени нарушают туристы и паломники, желающие взглянуть на то самое чудо. История о здешних каменных крестах крепко проросла в этих краях. Впрочем, как и они сами – в землю.

Валентина Карась, сотрудник Туровского краеведческого музея (1965-2006 гг.):
Убирали кладбище, появился маленький бугорок, как булыжник. Хотели его выкопать, не поддаётся. Ну, пускай стоит. Мусор убрали кругом, а он остаётся. Потом стали замечать: он растёт.   

Игорь Митюрич, председатель Туровского городского исполнительного комитета:
Раньше этих крестов не замечали. Хотя люди ходили постоянно, работали там, убирали кладбище, где-то кустарники высекали, благоустройством занимались. Этого не видели.  

Галина Качанко, заместитель генерального директора по геологии НПЦ по геологии:
Такого понятия в геологии нет, что камни могут расти. Они могут переоткладываться, перемещаться – с ледником ли или путём естественных осыпей.

Между тем, о растущих крестах в Турове знают даже школьники. Крест вышел наружу ещё в 1956 году.

«Слышу, визжит кто-то» и «Значит, ты получил благословение от Бога». Что происходит с людьми у туровских крестов, растущих из земли

Найти чудо-камни – проще простого. Большой навес виден от самых ворот Борисоглебского кладбища. Аккуратная дорожка, цветы и ленты на оградке.

Женщина:
Только верхушка была, а потом постепенно вырисовывается крест.  

Илья Бутов, специалист по культовым валунам:
Это вполне нормально для страны, то есть это можно увидеть весной на полях. Фактически каждую весну, когда все камни убрали, новые камни на полях появляются.

Наталья Дубицкая, старший научный сотрудник Института истории НАН Беларуси, кандидат исторических наук:
Камни растут сами по себе, но это происходит настолько медленно, что, конечно, в течение человеческой жизни это трудно установить. Это происходит на уровне микромиллиметров.

Слухи про то, что это – не просто камень, появились 15 лет назад, тогда фигура и стала приобретать явные очертания креста. Первая версия – наружу просто выходят остатки старого захоронения, которые традиционно располагались у монастырей. Если бы не одно «но» – размеры креста увеличиваются и в ширину.

Над деревьями вырисовывается изображение, напоминающее крест. Загадочное фото в часовне в Турове

Валерий Котлерчук:
В 2004 году при замерах креста оказалось, что он был 28 сантиметров, в 2007 году – 34, а в 2009 году – 35 с чем-то. Мы видим, что да, действительно, крест начал увеличиваться в объёме.

Илья Бутов:
Данная история, тем более, с увеличивающимся крестом вширь, не совсем достоверна. Как минимум, вширь крест не растёт однозначно.

Галина Качанко:
То, что он растёт в ширину – здесь нужно ещё посмотреть, насколько реальные или насколько достоверные замеры проводились. Возможна погрешность.

Существует и вторая версия. Якобы этот крест – один из всплывших в 1937 году возле монастыря-острова.

«Не могли даже его поднять, катили». Могли ли туровские кресты приплыть из Киева и из чего они сделаны?

Валерий Котлерчук:
Обнаружил Ваня, даже имя человека, говорят местные, есть. Он обнаружил на воде плывущий каменный крест. Он меньше, чем кресты, которые находятся в соборе Всехсвятском.

Закопал, потому что в 1937 году, если бы он это чудо обозначил, закопали бы этого Ваню.

В 2002 году, когда вышло второе крыло креста, снег вокруг растаял. С тех пор такое явление, как уверяют полешуки, стало постоянным.

Женщина:
Вокруг него никогда снега много не бывает, только заметёт и сразу тает.

За всё время кого здесь только не было – за чудом охотились геологи,  историки, исследователи паранормальных явлений. Одна из последних экспедиций прошла в 2005 году.

Илья Бутов:
Таких крестов по всей Беларуси – больше десятка, в самых разных регионах: и Горецкий, и Полоцкий, и Лепельский. Есть такие кресты и в Житковичском районе и в других местах страны.

Чудотворная икона в Турове: «Кто-то пить перестал, у кого-то детки появились, кто-то исцелился от тяжелой болезни»

10 лет назад провели очередные замеры. Именно тогда и зафиксировали последний рост. С тех пор цифры не изменились.

Валерий Котлерчук:
Ничего с крестом не происходит. Как-то мне люди говорили: «Почему рост прекратился?» Когда я до своего батюшки духовного добрался,он меня даже немножко рассмешил: «А ты что хочешь, чтобы этот крест вырос с пятиэтажный дом?»

Наталья Дубицкая:
Камни выталкиваются из почвы в процессе замораживания-размораживания почвы. Если бы у нас был другой климат – тропический, экваториальный – такого бы не было. 

Каменных крестов на этом кладбище два. Второй появился у одной из могил. В его появлении, уверяют учёные, ничего сверхъестественного нет.

Валерий Котлерчук:
Он как раз-таки находится на месте, по преданию, древнего храма. Здесь, на этой горочке стоял пятикупольный деревянный храмик до 1919 года.  

Илья Бутов:
Вот эти всплески интереса к крестам имеют некий циклический характер. Подобный всплеск был в XVIII веке

Ажиотаж вокруг растущего креста подогревал и тот факт, что на камне время от времени появлялись узоры и надписи.

«Сапфир, изумруд, рубин». Каким будет Туровский крест?

Валентина Карась:
Один раз на головке креста, когда стоишь к нему лицом, так с правой стороны – такой коричневатый крестик, около 4 сантиметров, 4 на 4.   

Место, подарившее Беларуси ещё одну святыню, сегодня на устах у всей страны.

Отец Василий, ключарь Кафедрального собора в честь святителей Кирилла и Лаврентия Туровских:
Каждый к нему приезжает, прикладывается, просит какой-то помощи. Не только за себя, но и за жену, за детей, за семейное счастье.

Игорь Митюрич:
Человек должен верить и вера должна воплощаться.    

Валентина Карась:
Я думаю всё, что касается Турова, негативные явления все исчезнут, и он возьмёт свою власть. И как гремел раньше, так и будет греметь на всю страну.

Loading...


«Стараемся, чтобы им было хорошо». Как подворье монастыря стало местом реабилитации для тысяч мужчин?



Новости Беларуси. Сегодня наша программа приехала на уникальное подворье Свято-Елисаветинского монастыря. Казалось бы, мы всего в 35 километрах от Минска, а здесь совершенно особая, отличная от мирской, атмосфера, сообщили в программе «Центральный регион» на СТВ. Рождество ведь принято встречать со светлыми мыслями, в спокойствии и гармонии. Обрести все это как раз здесь и помогают тем, кто попал в беду. В выпуске расскажем, чем живёт подворье, как здесь помогают начать новую жизнь и с какими помыслами встречают Рождество.

Яна Шипко, корреспондент:
Рождество – семейный праздник. Но тем, кто попадает сюда, зачастую не с кем его разделить, да и попросту некуда идти. Для них подворье, пусть и на время, становится домом. Сейчас под опекой монахинь 178 насельников. Их здесь зовут братьями.

Все начиналось 22 года назад. В деревне Лысая Гора, что в 35 километрах от Минска, монастырю выделили участок под подсобное хозяйство. Так, по сути, богом забытая деревня превратилась в развитое монастырское подворье. За это время оно стало местом реабилитации для тысяч братьев. Тех, кто оказался без крова, потерял себя в алкоголе или зависимости от наркотиков, да или просто нуждался в духовной поддержке – в помощи здесь не отказывают никому.

Валентин Ламыго, насельник мужского подворья Свято-Елисаветинского монастыря:
Здесь раньше был пустырь, брошенное место, никому не нужное. Но так с божьей милостью получилось, что монастырь сумел организовать здесь мужское подворье. Сначала был просто домик, типа сарая. С сарая все начиналось, появилась сначала ферма, появились мастерские.

Духовный центр притяжения и самое первое место, куда приводят новичков на подворье – это храм.

Валентин Ламыго:
Это самое святое место в нашем монастыре, потому что храм есть храм. Мы приходим сюда, чтобы понять, по крайней мере, зачем мы вообще существуем, зачем нас господь сюда привел. Этот храм освящен в честь чудотворной иконы «Неупиваемая чаша», которая находится в Серпухове.

С самого освящения храма братья круглосуточно вот уже много лет читают псалтырь. Нести такую вахту почетно и умиротворяюще.

Валентин Ламыго:
Этот псалтырь как бы духовно помогает состояться подворью, вот человек читает один час, затем его идет менять брат, который послушается на ферме. Я считаю, что вообще это благодать. Ну как, псалтырь это есть псалтырь. Это одна из самых духовных книг после Евангелия, которыми руководствуется православие.

Перед иконой «Неупиваемая чаша» по традиции принято молиться об исцелении от пьянства, курения и других недугов.

Братьям здесь дают кров, обеспечивают едой, одеждой, лекарствами, всем необходимым. Если нужно, помогают с документами. Остаться можно хоть насовсем. Но зимой насельников особенно много. Тех, кто просто пришел переждать морозы, не осуждают. Например, алкоголь здесь строго запрещен, но если кто-то сорвался и захочет вернуться вновь, таких принимают снова и снова.

Монахиня Ермиония, старшая сестра швейной мастерской мужского подворья Свято-Елисаветинского монастыря:
Потому что ради этого создано подворье. Сначала они сюда приходят от безысходности, а потом некоторые себя здесь находят и остаются. Кто-то побудет здесь какое-то время, пока определится, и возвращается в мир. Это уже кому как. У кого как получается, у кого какие планы.

А господь, вообще, всех сюда собирает, чтобы люди обратились к богу, потому что мы всегда думаем, что мы сами. На самом деле, господь нас ставит в такие условия, чтобы мы немножко вспомнили о нем и сказали: «господи, помилуй!» У братьев как раз такая ситуация. Люди жили в очень сложных ситуациях, им непросто в этом мире. Стараешься, чтобы им здесь было тепло. Но уже как получается. Стараемся, чтобы им было хорошо.

Матушка Ермиония – старшая на швейной мастерской. К представлениям, которые готовят братья своими силами, подход серьезный. Костюмы отшивают специально для каждого спектакля. Впрочем, без дела здесь сидеть не принято. У всех свое послушание – как у монахинь, так и у братьев.

Монахиня Ермиония:
Приходят разные, много немощных. Каждому стараемся по силам дать послушание. Сейчас у нас делается мастерская для инвалидов. От безделья все грехи, враг нас подкашивает сразу. А когда человек занят делом, ему некогда дурью маяться. Каждый занят делом, и это очень важно.