Народная артистка России Татьяна Кравченко рассказала о роли Валюхи в сериале «Сваты» и творческих планах

01.10.2014 - 10:16

Ранняя прогулка по парку заряжает бодростью на весь день! Поверьте! А лучше проверьте! Как всегда, день встречаем не одни, а в звездной компании! И на этот раз с Народной артисткой России - Татьяной Кравченко.

Татьяна Эдуардовна, а Вы любите гулять на свежем воздухе? Например, осенью в выходной день выезжать в лес за грибами?

Татьяна Кравченко, Народная артистка России:
Не умею собирать грибы, и не делаю это. А гулять меня выводит моя собака. Хочешь - не хочешь, а приходится! Если бы не она, то я бы не гуляла, даже не выходила бы. 

Мне почему-то кажется, что в жизни Вы такая же, как нашумевшая Ваша героиня Валюха из сериала «Сваты» - боевая, энергичная. Это так?

Татьяна Кравченко, Народная артистка России:
Я доброжелательная, наверное, но  насчет энергии - не такая. Она более энергичная. Мы , кстати, начинаем снимать продолжение. Седьмое... 

Как вы обрадовали наших зрителей!

Татьяна Кравченко, Народная артистка России:
Мы тоже обрадовались.

Это долгожданный для Вас фильм «Сваты». А почему?

Татьяна Кравченко, Народная артистка России:
Я соскучилась... Хорошо жили, понимали друг друга, любили, ухаживали друг за другом. И роль мне эта нравится. Хочу посмотреть, что они написали там дальше. 

А Вам не обидно, что Вы стали заложницей роли Валюхи? Ведь было столько хороших фильмов: «Пан или пропал», «Ширли-мырли», «Восьмое чудо света»….

Татьяна Кравченко, Народная артистка России:
Нет, не обидно. Так получилось, что она - яркий персонаж. Меня стали помнить по фамилии, что я Кравченко. А до этого нет. Знали, что актриса. Улыбались, но фамилию не знали. Даже путали меня с Маринкой Голуб. 

Татьяна Эдуардовна, Вам же ради актерской карьеры пришлось отказаться от собственной фамилии Яковлева… Что это за история?

Татьяна Кравченко, Народная артистка России:
Много было Яковлевых. Меня Захаров попросил.

А почему Кравченко?

Татьяна Кравченко, Народная артистка России:
Потому что это бабушки моей фамилия. Моя мама очень любит свою маму. Я ее никогда не видела. Решили так. 

А что ближе сердцу - театр или кино? «Ленкому» Вы служите более 30-ти лет. А кино сделало Вас по-настоящему знаменитой и любимой «звездой».

Татьяна Кравченко, Народная артистка России:
Кино — это совсем другая профессия. Мне тоже нравится сниматься . Кино дает популярность и деньги. Но театр почему ( многие артисты говорили, я повторюсь),- потому что ты видишь сейчас, сию секунду реакцию, и ты можешь, если что-то не получилось, в следующий раз поправить. А, если ты снялся в кино плохо, то это ужасно мучительно, и ты понимаешь, что уже ничего не сделаешь. Мучаешься потом, переживаешь…

А в жизни вы ранимый человек?

Татьяна Кравченко, Народная артистка России:
Да.

А чем вас можно обидеть?

Татьяна Кравченко, Народная артистка России:
Несправедливостью. И все. Вот, когда несправедливо, я обижаюсь.

Актеры очень эмоциональные люди. Вы, говорят, влюбчивая? Это так?

Татьяна Кравченко, Народная артистка России:
Федор Добронравов… Нельзя было не влюбиться.  Последняя моя любовь. Но он любит свою жену. Семьянин настоящий. Мы дружим. С любовью покончено. Хватит!

Кстати, в Минск вы приехали не просто так. Здесь Вы снимаетесь в фильме российского режиссера Владимира Краснопольского.  Расскажите подробнее о вашей очередной роли и вообще о сегодняшней творческой жизни.

Татьяна Кравченко, Народная артистка России:
Здесь мы снимаем фильм «Тася». Я Тасю играю. А приеду в Москву, мы антрепризу выпустим. «День космонавтики» называется. Очень смешная. А зимой начнем снимать «Сваты-7» Планы неплохие.

Работа работой. А как вы любите отдыхать?

Татьяна Кравченко, Народная артистка России:
Лежать. Смотреть телевизор, читать книги, а потом в баню ходить. Массаж делать, плавать.

А в перерывах между съемками Вам удалось где-нибудь побывать у нас в Минске?

Татьяна Кравченко, Народная артистка России:
Да. Я была в аквапарке. Какой у вас аквапарк! Я такого не видела. Просто замечательный. Там отдыхаешь. Там прекрасно!

Пожалуйста, утренние пожелания нашим зрителям.

Татьяна Кравченко, Народная артистка России:
Сразу не вскакивайте с постели. Полежите. Представьте все свои органы. Поцелуйте их. Там сердце, желудок… Все поцелуйте! Молитву можно почитать. Помогает. Потом размяться. Облиться холодной водой. Запастись терпением. И принимать все, что этот день вам принесет. Принимать, как благо.

Татьяна Кравченко и Татьяна Бородкина
Фото. Татьяна Кравченко и Татьяна Бородкина
Татьяна Кравченко и Татьяна Бородкина
Фото. Татьяна Кравченко и Татьяна Бородкина
Loading...


Саша Петров об «Оскаре», контракте с Бондарчуком и любви к бане



Побеседовали с лучшим российским актером 2019 года Александром Петровым в программе «Новое утро» на РТР-Беларусь.

Татьяна Бородкина, ведущая СТВ:
Напоминаю, с Александром Петровым вышли фильмы только в 2019 году: «Герой», «Т-34», «Анна», «Текст». И вот мы все, наконец, дождались премьеры – «Вторжение». Расскажите, пожалуйста, откуда силы?

Александр Петров, актер:
Для меня слово «работа» отсутствует. Например, если мне сейчас позвонят, и я возьму трубку – я не скажу: «Извини, я на работе, на киносъемочном процессе». У меня язык не повернётся назвать это работой. Поэтому у меня стерта грань между отдыхом и работой. Ее, как бы, и нет совсем. Я и работаю, и отдыхаю одновременно, потому что занимаюсь любимым делом. Я думаю, что люди, которые находят то дело, которое им нравится очень сильно, они не считают его работой. Это бывает очень непросто, безусловно.

Но при всем при этом, в моем понимании, адский труд у нейрохирургов, когда операция может идти больше 20 часов, например. И это гораздо сложнее. Поэтому я к этому отношусь по-другому. Все-таки, мало удается спать, бывают, действительно, сложные моменты на съемочных площадках – и физически, и эмоционально непростые, и опасные. Но это не самое сложное, что есть, чем занимаются люди. Я отдаю в этом отчет и понимание этого.

Татьяна Бородкина:
На мой взгляд, Вы достигли максимума в профессии.

Александр Петров:
Мне кажется, максимум не существует.

Татьяна Бородкина:
Но для Вас, я знаю, максимум не существует. Несмотря на то, что Вы актер №1, Вы говорили неоднократно про «Оскар»Я понимаю, что это не шутка. А что Вы для этого делаете?

Александр Петров:
Это долгий очень путь. Потому что индустрия западная и мировая огромная. И понятно, что нужно идти шажок за шажочком.

Татьяна Бородкина:
Изучать, хотя бы, английский.

Александр Петров:
Да, занимаюсь. Изучать английский язык, безусловно. Причем, вкрадчиво, въедливо – работать над акцентом. Это долгий путь – я сейчас записываю много разных проб для западных компаний. И это все не быстро. То есть это может и завтра все произойти.

Татьяна Бородкина:
А это не будет предательством, Вы же говорите, что Вы патриот?

Александр Петров:
Это не предательство. Абсолютно. Я бы хотел сказать, что у меня нет цели уехать или переехать. Я родился в России, в маленьком городке Переславле-Залесском. Я живу в Москве – там я жить и буду. И даже если случаются международные проекты, ты приезжаешь, снимаешься и уезжаешь домой.

Татьяна Бородкина:
В общем, Вы хотите доказать миру, что в России тоже очень крутые актёры.

Александр Петров:
Мне было бы здорово понимать то, что может такое происходить, когда будет происходить слияние компаний из нескольких стран.

Татьяна Бородкина:
Хотите, стремились к «Оскару». Но, мне кажется, притормозили себя, потому что на два года заключили контракт с Федором Бондарчуком.

Александр Петров:
Подкрепили свою дружбу вот этими документами, этим контрактом. Нет, на самом деле, свободы появилось еще больше. Это не означает, что я буду сниматься только в проектах, которые мне предлагает студия Бондарчука.

Татьяна Бородкина:
«Вторжение»: чего-то сверхъестественного, честно говоря, я не ждала, когда шла на фильм. Но, правда, положа руку на сердце, уникальный сценарий. Понятно, спецэффекты – это красота. Глубокий смысл, тонкий юмор. Мне кажется, что именно после этого фильма Александра Петрова журналисты больше никогда о нем не напишут, что он переодевается из роли в роль. Потому что это надо видеть, как Вы сыграли Артёма! Сколько понадобилось часов на грим? Вы выступили совершенно в другом амплуа!

Александр Петров:
2,5 часа на грим и где-то часа два на разгрим. То есть я приезжал первый и уезжал последний.

Татьяна Бородкина:
Это полдня, чтобы просто это…

Александр Петров:
Да, чтобы это сделать.

Татьяна Бородкина:
Вы сами довольны ролью?

Александр Петров:
Да, мне это все дело очень понравилось. Кино крутое, аналогов которому, в принципе не существует. Это большой шаг вперед для всей индустрии. Это такой аттракцион в полном понимании, такие «горки» настоящие.

Татьяна Бородкина:
А, вообще, бывает, что Вы недовольны собой?

Александр Петров:
В любом случае, идет такой самоанализ, работа над ролью уже после выпуска, выхода фильма, когда ты его уже видишь. Ты замечаешь какие-то детали. С другой стороны, ты понимаешь, что да, ты мог бы сейчас сделать как-то по-другому, возможно, тогда. Но в этом и процесс очень живой и настоящий. Это было там, тогда и вот так. И переделывать ничего не нужно. Все всегда хочется идти дальше. И как я недавно услышал у одного известного нейрохирурга, что я скучаю по завтрашнему дню. Вот со мной это как-то схоже: я уже сейчас скучаю по завтра.

Татьяна Бородкина:
Торопитесь жить?

Александр Петров:
Не то что «торопитесь». Просто хочется очень много чего сделать!

Татьяна Бородкина:
Это же Люк Бессон сказал – а как же пойти в парк, посидеть, помедитировать?

Александр Петров:
Нет, это мне сказал Леонид Ефимович Хейфец.

Татьяна Бородкина:
А, да!

Александр Петров:
Это обязательно, конечно. Это не означает, что должен постоянно бежать. Потому что, грубо говоря, посидеть в парке – это тоже может означать большое движение вперед. Может быть не парк, это может быть что угодно, это может быть несколько часов просто какой-то прострации – посидеть, посмотреть вдаль – на море, на горы, куда угодно. И это может быть гораздо полезнее постоянной беготни.

Татьяна Бородкина:
Ведь многие знаменитые люди так себя восстанавливают, медитируют, а у вас есть свои фишки?

Александр Петров:
Баня помогает. Я без бани не могу, особенно в зимнее время. Я и летом хожу в баню, а зимой так, вообще, часто.

Татьяна Бородкина:
Как я Вас понимаю! Александр, а Вы верите в судьбу? У Вас все идет по судьбе или это все трудоголизм сумасшедший?

Александр Петров:
Я фаталист, но трудоголизм обязателен. Ты должен много работать над собой и над тем, что ты делаешь, и делать это честно и искренне. Но при этом, как мне кажется, не нужно отрицать судьбоносных поворотов в жизни, которые от тебя не зависят.

Татьяна Бородкина:
А были судьбоносные?

Александр Петров:
Они происходят очень часто. Я не знаю, как это объяснить. Например, когда я поступал в институт, я был уверен, что я поступлю. Хотя я парень из маленького городка, у которого была эта уверенность. И ни мои родители, ни родственники, и ни друзья никаким образом не были связаны с творческими профессиями. Но уверенность внутренняя почему-то была. Хотя, бешеный конкурс: 500-700 человек на место, на бесплатное, естественно. И у меня не было мысли даже о том, что я не поступлю, и рефлексии на эту тему не было. Настолько спокойно это было.

Татьяна Бородкина:
Изначально Вы мечтали стать футболистом.

Александр Петров:
Да, потом сложилось, как сложилось, я ни о чем не жалею, безусловно.

Татьяна Бородкина:
Какой Вы человек? Охарактеризуйте себя.

Александр Петров:
Откуда мне знать?

Татьяна Бородкина:
Ну, наглый, скромный, не знаю…

Александр Петров:
Разный, живой. Мы все и наглые бываем, и скромные. Моя такая главная такая штука, если говорить про съемочную площадку, это какая-то честность.

Я, например, что-то могу не сказать человеку в глаза в жизни, промолчать, чтобы не обидеть, может быть, но на съемочной площадке я всегда это скажу. Даже понимая, что это будет мне стоить отношениями, например, с этим человеком. То есть мы можем потом не разговаривать. Но мне важно это сказать. Я как-то сам себе сказал – не молчать и не обманывать никого, ни себя в профессии.

Как бы так стараюсь дальше поступать и делать. И не важно, какой это департамент – будь то режиссер, продюсер, будь это человек, который отвечает за маленькую какую-то штучку на съемочной площадке. Но если я отдаюсь этому полностью, то и требовать от людей вокруг, чтобы они отдавались этому полностью.

Татьяна Бородкина:
Я очень рада, что Вы приехали к нам в Минск, встретились со мной.

Александр Петров:
Спасибо огромное. Душевно.

Татьяна Бородкина:
А впечатления о городе, Вы же не первый раз у нас?

Александр Петров:
Не первый. Я здесь снимался, мы здесь снимали «Фарцу» долгое время, я здесь жил в центре на проспекте Независимости, мне там снимали квартиру, мне очень нравилось, я гулял здесь много, провел здесь много времени на съемочном периоде – везде снимали по всему Минску.

Татьяна Бородкина:
Что хорошего в Минске?

Александр Петров:
Чистые улицы и безопасность. Это всегда поражает, подкупает. Но та чистота, которая везде есть, то, как в городе за этим все следят – это поражает, правда. Это классно. И люди очень открытые. Когда мы играли спектакли на большую аудиторию, реакция меня поразила, насколько открытые, насколько сплоченные люди, насколько настоящие. Как раз-таки черта человека, которая мне очень нравится – знаете, не псевдоуверенность в себе, а немножко ранимость. И меня это всегда подкупает в людях.

Татьяна Бородкина:
Вы же поэт. Пожалуйста, порадуйте меня. Маленькое хоть что-то прочтите.

Александр Петров:
Я даже не знаю уже, что. Простите. Мы, знаете, как сделаем: я очень хочу приехать в Минск, у меня есть такая большая штука, которая называется «Верь в стихи», и мы обязательно приедем в Минск – дай Бог, летом и обязательно ее сделаем в Минске. Приходите, и там будем читать стихи до бесконечности, просто до опупения и кайфовать!

Татьяна Бородкина:
Класс, я приду!

Александр Петров:
А Вы приходите!

Татьяна Бородкина:
Спасибо, очень рада была знакомству!