National Interest (США): Америка полна решимости бороться со всем миром

09.10.2018 - 18:08

Америка – это сильнейшая страна мира. Однако ее мощь уже превратилась в проблему. Вашингтон охватила гордыня. Создается впечатление, что сегодня администрация Трампа готова начать войну – военными, политическими и экономическими средствами – практически с любым государством мира, пишет «Нэшнл интерест». Но, по всей видимости, Вашингтон не учел последствий одновременной реализации своей политики в отношении своих союзников и противников.

США ввели санкции против Пекина в связи с покупкой Китаем российского военного оборудования. Неужели администрация действительно верит в то, что Китай аннулирует эту сделку из-за экономического давления Америки? Тем не менее Вашингтон снова ловко подтолкнул Китайскую Народную Республику к России, поспособствовав формированию между ними неестественной дружбы или даже альянса.

Америка – это сильнейшая страна мира. Однако ее мощь уже превратилась в проблему. Вашингтон охватила гордыня. Создается впечатление, что сегодня администрация Трампа готова начать войну – военными, политическими и экономическими средствами – практически с любым государством мира.

Высокомерие Вашингтона формировалось довольно долго. В период холодной войны США были вынуждены сдерживать свои амбиции. Военная мощь СССР не уступала военной мощи США, у Москвы было множество альянсов в Европе и других регионах мира, и СССР бросал вызов Америке в идеологическом смысле. Хотя Советский Союз был более слабым, чем принято думать, – ЦРУ постоянно преувеличивало экономическую мощь СССР – Москва была способна противостоять США в тех случаях, когда речь шла о важных советских интересах.

В 1950-х годах влияние СССР усилилось благодаря возникновению Китайской Народной Республики, где при содействии советских властей был свергнут поддерживаемый США националистский режим. В конечном счете между двумя коммунистическими гигантами возникли разногласия, хотя в Вашингтоне не было единого мнения касательно степени отдаления. Президент Ричард Никсон усмотрел в этом возможность воспользоваться их разногласиями и отправился в свою знаменитую поездку в Пекин. Президент Джимми Картер переключился с Китайской Республики на Тайване на КНР. Торговля между КНР и Америкой стремительно развивалась, создавая твердое основание для будущего сотрудничества.

Хотя Вашингтон и Пекин никогда не были военными союзниками, их отношения казались более надежными и взаимовыгодными, нежели отношения между Америкой и Россией. Россия предлагала меньше экономических выгод, но оставалась сильной военной державой. Китай и Россия не были особенно близки: в их отношениях с Америкой ставки были гораздо выше, нежели в их отношениях друг с другом. Европа была ближе к России в силу местоположения, однако экономические связи Европы с КНР устойчиво укреплялись.

Тем не менее, за последние несколько лет США и их союзники стали вести более конфронтационную политику по отношению к Китаю и России. Европейцы ввели против России санкции, тогда как Австралия, Япония, Филиппины и другие государства Восточной Азии постепенно наращивали свой военный потенциал и в конечном счете стали гораздо активнее оспаривать территориальные претензии Китая. Вашингтон, между тем, принялся как за Китай, так и за Европу. Более того, Вашингтон, в сущности, выступил в роли зачинщика борьбы против Пекина и Москвы, расширяя свои альянсы, заставляя дружественные государства принимать больше военных мер и вводить более жесткие санкции и всеми доступными способами сдерживая геостратегические амбиции этих двух стран.

В этой стратегии присутствует определенная логика, но Вашингтон, по всей видимости, не учел последствия одновременной реализации своей политики в отношении своих союзников и противников. Американские политики от природы неспособны расставлять приоритеты.

К примеру, администрация Трампа угрожает наказать Индию за покупку российских зенитных ракетных комплексов С-400. Нью-Дели – это важный противовес Китаю, и Индия вряд ли спокойно отнесется к такому шагу США. Кроме того, президент США не только вышел из иранского ядерного соглашения, но и пригрозил наказать своих союзников в том случае, если они не поддержат его в том, что будет сродни смене режима в Иране. Это заставило европейцев сблизиться с Китаем и Россией и даже начать разработку плана по созданию системы, которая сможет стать альтернативой финансовой системе во главе с США.

Однако самым драматичным поворотом в американской политике стал последовательный отказ от результатов тектонического сдвига Никсона-Мао. Несомненно, кардинальная трансформация КНР, а также существенное расширение границ ее власти и влияния, сделали перемены в ее отношениях с США неизбежными. Однако разрушение связей с Россией оказалось гораздо более драматичным. Путин – опасный человек, но Вашингтон, по всей видимости, сознательно ведет политику, направленную на то, чтобы превратить Москву в нового врага – вместо СССР.

Пекин уже давно закупает российское оружие и уже успел заслужить репутацию страны, которая «перепроектирует» свои приобретения. Тем не менее, Москва вполне довольна той выручкой, которую она получает с продаж. В прошлом году КНР купила самолеты Су-35, а в этом году – ракеты С-400, в связи с чем США ввели санкции. Но Китай резко отреагировал на репрессалии Вашингтона. Представитель Министерства иностранных дел Китая Гэн Шуан (Geng Shuang) заявил: «Мы настоятельно призываем США немедленно исправить ошибки и отменить так называемые санкции. В противном случае им придется столкнуться с негативными последствиями».

Между тем продажа оружия – это только цветочки. Россия и Китай провели совместные военные учения. В сентябре Москва провела учения «Восток-2018», ставшие самыми масштабными учениями со времен холодной войны, и в них приняли участие 3,2 тысячи китайских военнослужащих. Учения прошли в том районе, где полвека назад между этими двумя странами вспыхнул короткий приграничный конфликт. Хотя правительства этих стран не стали упоминать Америку и заявили, что все их маневры носят исключительно оборонительный характер, «они понимают, что им необходимо сотрудничать, чтобы справиться с нарастающим давлением со стороны США», как сказал Юэ Ган (Yue Gang), военный аналитик, прежде служивший в китайской армии. Маневры включали в себя отработку приемов преграждения доступа/блокирования зоны и, казалось, были ориентированы на Азию, хотя они вполне применимы и к Европе.

Правительства России и Китая отправляют четкий сигнал. Джеффри Мэнкофф (Jeffrey Mankoff) из Центра стратегических и международных исследований сказал следующее: «Россия показывает Пекину, что Китай больше не находится в фокусе военного планирования России на Дальнем Востоке, и сигнализирует США и НАТО, что, если отношения с ними будут оставаться плохими, у нее есть и другие варианты».

Разумеется, сотрудничество меду Россией и Китаем имеет свои границы. Российский генерал Леонид Ивашов отметил, что «эти учения направлены, прежде всего, на сдерживание агрессивных устремлений США и НАТО». Однако в данном случае речь не идет о военном альянсе, в рамках которого правительства двух стран готовы бросить вызов США и побороться за господство в мире. Никто не хочет воевать с Америкой – и уж точно не ради интересов какой-то другой страны.

Тем не менее, эти учения позволят повысить боеспособность обеих стран. Пекин, который последний раз воевал 40 лет назад, может многому научиться у России, которая получила ценный опыт в Сирии. Действительно, хотя во время учений имя противника никто не называл, они были направлены на то, чтобы отработать реакцию на возможные боевые действия Вашингтона. Майкл Кофман (Michael Kofman) из Центра военно-морского анализа сказал: «На самом деле то, что они отрабатывают, – это в первую очередь реакция на атаку со стороны США».

Однако факт укрепления связей в более широком геополитическом ракурсе заслуживает более пристального внимания. Чиновники России и Китая говорят о создании «стратегического партнерства». Марк Симаковский (Mark Simakovsky) из Атлантического совета отметил: «Несомненно, эти две страны продолжат сотрудничать с целью подрыва интересов США в Азии». Шанхайская организация сотрудничества позволяет этим двум гигантам сблизиться с другими странами Центральной Азии. Пекин и Москва уже инициировали реализацию совместных проектов на общую сумму более чем в 100 миллиардов долларов.

Американские чиновники закрывают глаза на угрозу для США. Министр обороны США Джим Мэттис (Jim Mattis) заявил: «Я считаю, что страны действуют исходя из своих интересов. Я не вижу практически ничего, что могло бы объединить Россию и Китай в долгосрочной перспективе». А разногласия между ними весьма значительны. Сейчас именно Китай стал старшим партнером. Россия обеспокоена нарушениями китайцев в области защиту интеллектуальной собственности и их геополитическими амбициями на Дальнем Востоке. Москва так же считает, что Китай угрожает ее позициям в Арктике. Благодаря огромной экономической мощи КНР стремительно расширяет свое влияние в Средней Азии, которая прежде входила с состав СССР.

Кроме того, Россия исповедует христианские традиции. Президент Владимир Путин использует христианские образы и принципы ради достижения своих политических целей. Китайские власти, напротив, исповедуют воинствующий атеизм, враждебный той культуре, которую продвигает Путин.

Тем не менее, Вашингтон неосознанно сформировал общий интерес – объединяющий Россию и Китай страх перед общим врагом. В Стратегии национальной безопасности администрации Трампа говорится, что эти две страны стремятся «создать мир, противоречащий ценностям и интересам США». Однако самые агрессивные и неустанные попытки изменить мир исходят именно от Вашингтона. Несмотря на то, что Вашингтон на словах выступает за «стабильность», политика Америки привела к радикальной дестабилизации Ближнего Востока, Центральной Азии и периферии России.

Таким образом, для Москвы сдерживание новой сверхдержавы с имперскими амбициями имеет огромное значение. Заявления о том, что Пекин и Москва никогда не смогут тесно сблизиться, опасны. Вильгельмовская Германия точно так же относилась к перспективе объединения революционной Франции и царской России, однако они объединились. Страх перед Берлином заставил Францию и Россию создать крепкий альянс, который привел Германию к поражению в Первой мировой войне.

Противостоять альянсу России и Китая со временем будет все сложнее. Проецирование влияния дорого обходится Вашингтону, в то время как Москва и Пекин, вероятнее всего, будут наращивать свой потенциал преграждения доступа/блокирования зоны. Американских граждан будет довольно трудно убедить в необходимости увеличить военные расходы, чтобы сдержать страны, которые не угрожают безопасности Америки напрямую. В этом году дефицит США достигнет триллиона долларов, и в будущем он продолжит расти, если не будут проведены серьезные бюджетные реформы, которые ведущие партии не поддерживают. Со временем американским пенсионерам, возможно, придется пожертвовать своей социальной и медицинской страховкой, чтобы защитить состоятельных союзников.

Это заставит американских политиков расставить приоритеты. США придется решить, какая из стран будет представлять собой более серьезную потенциальную угрозу. Несомненно, эта страна – Китай. Несмотря на множество проблем, включая потенциально серьезные демографические и экономические вызовы, КНР – это сверхдержава, ожидающая своей очереди. Россия, напротив, переживает упадок. Ее экономика основана на продаже энергоресурсов, ее население сокращается, а по уровню состоятельности она сильно уступает странам Европы и США.

Что еще важнее, амбиции России выглядят ограниченными: сегодня она ведет себя как великая держава эпохи до 1914 года, требуя уважения к своим интересам и безопасности для своих границ. Ничто не указывает на возможную дальнейшую агрессию против ее соседей. На протяжении большей части своей истории Крым был частью России; поддержка, оказанная Россией сепаратистам Донбасса, привела к замороженному конфликту, который мешает Украине вступить в НАТО; поддержка, которую Россия оказывает формально независимым Абхазии и Южной Осетии, делает то же самое с Грузией и служит ответом США за Косово. Хотя эти действия не слишком оправданы, они представляют собой тактические маневры, а вовсе не план по завоеванию региона, не говоря уже обо всем мире.

Все это говорит о том, что Вашингтону необходимо стремиться к налаживанию отношений с Россией, а не к конфронтации с ней. Запад рискует надолго отдалиться от России без каких-либо веских на то причин. США вправе требовать, чтобы Россия не вмешивалась в американские выборы, однако они также должны дать такое обещание и другим странам. У США и России, несомненно, есть потенциал для заключения соглашения: нужно отказаться от расширения НАТО в обмен на прекращение дестабилизации Украины и Грузии Россией. Потом нужно отменить санкции.

А затем сблизить Москву с Западом. Цель будет заключаться не в том, чтобы подтолкнуть Владимира Путина к войне с Китаем, а в том, чтобы устранить те разногласия, которые сближают Пекин и Москву, – то есть образ общей угрозы, исходящей от Америки. В этом случае США начнут избавляться от потенциальных врагов, а не накапливать их.

Санкционная политика Вашингтона помогает Вашингтону обзаводиться врагами, а не друзьями. Американским политикам следует сконцентрироваться на практической безопасности США, а не поддаваться абстрактному нравственному тщеславию. Несмотря на свои очевидные недостатки, Ричард Никсон понимал, как работает принцип разобщения потенциальных врагов. Президенту Дональду Трампу и его советникам следует учиться на опыте своих предшественников.

Дуг Бэндоу – старший научный сотрудник Института Катона и бывший специальный помощник президента Рональда Рейгана. Он является автором книги «Внешнеполитическое безрассудство: Новая глобальная империя Америки» (Foreign Follies: America's New Global Empire).

Источник: ИНОСМИ.РУ

Мнение автора не всегда совпадает с позицией редакции.

Люди в материале: нет
Loading...


Aftenposten. Экстремальная температура станет нормой



Исключительно сухое и жаркое лето не меняет смысла предостережений климатологов, связанных с будущим: самым большим испытанием для Норвегии станут экстремальные осадки.

«Афтенпостен» (Aftenposten): А насколько экстремальным было жаркое и сухое лето этого года?

Хельге Дранге (Helge Drange): Летние месяцы с мая по июль были рекордно жаркими – на два градуса теплее, чем в 1947 году, в предыдущее экстремальное лето. В Осло температуру измеряют с 1837 года, так что жара установила серьезный рекорд! Эти же месяцы были и очень сухими, такими же, как летом 1947, 1976 и 1994 годов.

Хельге Дранге (Helge Drange) работает в Центре изучения климата в Бьеркнесе (Bjerknes) и является профессором океанографии в Университете Бергена.

– Какие признаки климатических изменений Вы видите?

– Мы знаем, что в северном полушарии растет количество осадков, мы знаем также, что уровень океана повышается. Морские льды в Арктике уменьшаются и по площади, и по толщине. Мы знаем, что ледники и гренландские льды тают, мы знаем, что тундра размораживается. Весна наступает раньше, а осень – позднее. И температура вообще повышается. Так что есть очень много разных изменений, но все они из одной и той же истории.

– Но ведь летом этого года осадков практически не было?

– Естественные вариации будут всегда. Например, прошлое лето было не жарким, но очень мокрым. Но мы здесь говорим о двух разных вещах: вариациях год от года, которые мы называем «погодой», и более долговременных изменениях, которые мы называем «климатом». Когда мы говорим о климатических изменениях, мы ищем тенденции в течение длительного времени. В Норвегии за последние сто лет количество осадков выросло на 20%. А температура за тот же период выросла примерно на один градус.

– Один градус за сто лет звучит не так-то много. Почему это становится проблемой?

– А зимой это даже почти приятно, правда? Но давайте посмотрим на взаимосвязь. В прошлый раз, когда Земля была действительно теплой, температура на два-три градуса превышала ту среднюю температуру, которую мы имеем сейчас. Это случилось более трех миллионов лет тому назад. И тогда понимаешь, что мы вот-вот встретимся с климатом, который современный человек никогда не видел.

Летом чаще будет жарче

– Следует ли нам ожидать в будущем, что летом чаще будет сухо и жарко?

– Да, летом чаще будет жарко и сухо, и мы должны ожидать также, что жара будет длиться дольше. Это не означает, что следующее лето также будет жарким, но жара летом будет чаще. И это не означает, что одновременно непременно будет засуха. Основной проблемой для Норвегии будут осадки, и летом тоже.

– Возможно, в какой-то момент нам придется перестать называть подобную погоду «экстремальной»?

– Да. Если мы продолжим с выбросами парниковых газов так, как сейчас, в конце этого века станет нормой то, что сегодня воспринимается как экстремальная погода.

– На земном шаре температура не везде повышается одинаково. Какова сейчас ситуация в Арктике?

– Она невероятная и пугающая. За последние сто лет средняя температура на Шпицбергене выросла на 2,5 градуса. За тот же период зимняя температура поднялась на 3 градуса. Шпицберген переживает тотальное изменение климата и погоды. Главная причина состоит в том, что льды отступают, а это означает колоссальные последствия. Здесь действительно пора бить тревогу.

– Кари Хьенос Хьос (Kari Kjønaas Kjos) из Партии прогресса несколько недель тому назад заявила в беседе с Aftenposten, что она не уверена в том, что жара является следствием парниковых выбросов, и она считает, что нам повезло, что у нас такое замечательное лето. А что Вы об этом думаете?

– Это ранит меня в самое сердце. И одновременно показывает, насколько велика потребность объяснять серьезность происходящего. Мы думаем, что современный человек независим, что мы можем подняться над природой и полностью все контролируем. Но происходит нечто противоположное. Мы отдаляемся от природы и сил природы и становимся от этого более уязвимыми.

– Каким образом?

– Людей становится больше, в основном, мы живем в городах. Когда происходят такие экстремальные события, они могут привести к летальному исходу, перебоям в снабжении водой, проблемами с урожаем и снижению производства продовольствия. Достаточно подумать о Ближнем Востоке и о том, что сокращение источников воды может привести к беспорядкам. Сегодняшняя ситуация с беженцами серьезна, но если у нас появятся климатические беженцы, тогда станет просто опасно.

Не думаю, что нам удастся довести выбросы до нуля

– В Парижских соглашениях от 2015 года ООН решила, что все страны должны ограничить свои выбросы парниковых газов, с тем, чтобы температура на Земле повышалась не больше, чем на два градуса, а лучше на полтора. Несколько реалистично то, что нам это удастся?

– Судя по сегодняшней ситуации, ответ – нет. Цель в полтора градуса мы уже почти достигли. Для того, чтобы добиться цели в два градуса, нам нужно иметь нулевые выбросы в течение 20-30 лет, и нет ничего, что указывало бы, что мы сможем этого добиться. На самом деле ни одно государство не имеет шанса достичь этой цели. У нас в стране мы открываем все новые месторождения и расширяем активность в поиске нефти и газа, так что наша политика также не соответствует идее нулевых выбросов в ближайшем будущем.

– Звучит довольно мрачно?

– Да, это так! Мы говорим об экзистенциальной проблеме для людей и всего живого на земле. Мы говорим о будущем очень многих поколений.

Источник: ИНОСМИ.РУ

Мнение автора не всегда совпадает с позицией редакции.