«Не мы же к вам ездим, а вы к нам». Белорус рассказал, почему уехал из Минска в глубинку и стал рыбаком

07.11.2019 - 20:52

Белорусский агрогородок стал всемирно известным брендом. По нашему образу и подобию деревни построены в Венесуэле и Азербайджане. Каждая деревня сохранила свою аутентичность. И теперь белорусы уже едут из города – поближе к истокам.

О жизни в белорусских деревнях рассказали в одной из серий документального цикла «Я шагаю по стране».

Валерий, хотя среди местных он больше известен как Будулай, когда-то променял столицу на сельские просторы. Тем более современная белорусская деревня – это микс цивилизации и натуралистичности.

Валерий Ефремов, рыбак:
В 1991 году, когда все сыпаться начало, я приехал и остался. Сначала два месяца пожил, потом уехал обратно в Минск. На контрасте понял, что здесь лучше, и в 1994 году переехал и остался.

Почему раньше народ в столицу рвался? Три канала телевидения, магазины рядом с продуктами. Сейчас магазины есть все. Не мы же к вам ездим, а вы к нам.

Подробнее в видеоматериале.

Люди в материале: Валерий Ефремов
Loading...


Шаманский варган и австралийская дудка из хозяйственной трубы. Как белорус делает уникальные инструменты



Есть в Щучине человек-оркестр. Его глиняные флейты и окарины уносят в мир предков. Таинственный и мудрый.

Михаил Чернодедов, художник, руководитель студии «Батлейка» ГУО «Щучинский Дворец творчества детей и молодежи»:
Разбираясь с народными окаринами, мне всегда было интересно добиться более интересного и объемного звука. Идеальная форма капля.

Любовь к творчеству воспитали в семье, затем в школе искусств и педагогическом университете имени Максима Танка.

Михаил Чернодедов:
У нас был спецкурс по батлейке, который вел Иван Иванович Кирчук. Он показал жалейки и окарины. Я несколько гобеленов соткал и крестиком вышивал.

Михаил Чернодедов заболел народными инструментами. Шутит, что на 200-ой дудочке все пошло, как по маслу. Из тростника вырезает громкие жалейки – спутники пастушков и колядовщиков.

Михаил Чернодедов:
Они все равно играют по-разному, зависит от толщины, от материала, насколько он был в воде и насколько он вымерз.

Кислород для самородка родные леса и поля. Поиграть у костра сравни медитации. У мастера с Полесья заказывает варганы и вырезает для них колоритные чехлы. Шаманский инструмент за счет вибрации снимает головную боль и дарит равновесие.

Еще одна страсть мастера рисование. На холстах философские вопросы, в иллюстрациях белорусские мифы. В общей копилке больше трехсот работ. Самобытное фэнтези привлекает многих издателей. Всех фольклорных героев Михаил Михайлович знает в лицо.

Михаил Чернодедов:
Домовик в некоторых мифах превращается в большого, красивого кота, он называется Мяфа. Домовик хозяин и семейный дух. У радивых хозяев помогает: смотрит, чтобы молоко не сбежало и чтобы дом случайно не подгорел.

Свои знания художник старается передать детям. Каждому дает шанс найти себя и ученики ценят своего Мих-Миха.

Анна Абельчук:
Он очень добрый, нет какой-то школьной атмосферы, что чему-то учат. Просто занимаешься как будто дома, чем тебе нравится. Даже иногда по дереву вырезаем.

Алина Васильева:
Пробую себя в графике немного.

С тех пор, как во Дворце детей и молодежи открыли чайную комнату, мастер-классы стали еще уютнее. Теперь за чашечкой ароматного обсуждают новости и не только

Михаил Чернодедов:
Простая труба из хозяйственного магазина может сымитировать народный австралийский инструмент диджериду.

Для фитобара Михаил Михайлович принес свои травяные сборы. Разбираться в лесных дарах его научила еще бабушка.

Михаил Чернодедов:
Мята бодрит, Иван-чай от всех болезней. Как оказалось, тема безграничная, можно ферментировать листья яблони, березы, шиповника.

Михаил Чернодедов уверен – художнику нужно держаться своих корней. В этом сила. А в планах написать краеведческие рассказы и сопроводить их волшебными иллюстрациями.