«Дворовых активистов вообще не воспринимают как силу». Что сейчас происходит в закрытых чатах, показал Григорий Азарёнок

03.03.2021 - 19:52

Новости Беларуси. Как устроен механизм протеста и кто за ним стоит? Ложь не есть правда, а истина всегда одна. Меня зовут Григорий Азаренок. Это «Тайные пружины политики».

Григорий Азаренок, корреспондент:
Нет того тайного, что не стало бы явным. Древняя евангельская мудрость призывает нас работать над тем, чтобы показать белорусскому обществу, как закулисные силы пытаются его обмануть. Мы проливаем свет на то, как устроен механизм протеста, что это не спонтанная инициатива якобы чем-то недовольных людей, а спецоперация по разрушению нашего государства.

Главная шутка дьявола – внушить, что его нет. Но он боится света. И мы прольем его.

Григорий Азаренок:
Вы помните недавний громкий крах антибелорусского протеста? Когда из всех щелей «голубой блохер» из Варшавы призывал своих ручных хомячков в центр Минска? Писались громкие заголовки, рисовались плакаты. Они задействовали весь мобилизационный ресурс. И министра кухонной обороны, и театрала-неудачника Палыча... А на митинг вышли только я и Людмила Гладкая.

Но мы попали не только на абсолютно спокойную Немигу. Мы еще попали на планерку, где происходил разбор полетов. И спешим поделиться с вами.

Григорий Азаренок:
Общаются Палыч и дворовые активисты. Это сейчас на их языке так называются стукачи и подстрекатели. Слушаем.

По поводу сегодняшнего выхода. Потому что вышло крайне мало людей. Я бы хотел объяснить, именно как мы видим это со своим активом, который сформировался. Скажем честно, и Мотолько, например, провел опрос перед тем, как был объявлен выход ВНС. Там действительно были свидетельства о том, что готовы выйти 15-30 % – варьируется в зависимости от времени. Это было 15-20 тысяч человек, именно из коллектива Мотолько. Это были довольно печальные цифры, которые свидетельствовали о том, что не то число, которое можно вести в центр. Это было число для районных маршей. Однако каналы захотели действовать не с тем, что есть, а с тем, что им хотелось бы.

Григорий Азаренок:
Ну а как вы думали? Думали, что там, в Польше, кому-то интересны? Ваши предстоящие сутки, штрафы, увольнения, отчисления? Когда до вас дойдет, что они там на зарплате и отрабатывают заказ? Ну, реально смешно ведь уже.

Но идем дальше. Послушайте, это настоящий крик души обиженного и кинутого человека.

В общем, не вышло, потому что мы писали. Мы пытались это объяснять. И когда у нас была общая коммуникация, что он не выстраивает общую коммуникацию со дворами и не слышит актив. Даже когда они провели опрос, они не увидели цифры, что 15 тысяч человек готовы выйти в центр. Это не то число, где можно звать на Немигу. Это число для районного марша, когда актив готов, потому что выходили, готовы были выходить именно дворовые инициативы, а не единоличники. Именно мы бы шли в авангарде.

И когда мы узнали о том, что нас зовут в центр, мы, большинство, коллективно признались, что мы не идем туда, и мы будем создавать только районные движения. Поэтому с нашим мнением, именно канала, не считаются, и вот это очень опасно. 

Павел Латушко:
Мы тоже считали, что в центр звать нельзя в этой ситуации.

Григорий Азаренок:
Да ладно. Пал Палыч, рано еще страдать такой формой деменции. 10 февраля ты соловьем заливался о том, что нужно выходить, выходить именно в центр. Но вот дальше ты неожиданно говоришь правду. Повторяешь то, что я, Игорь Тур и другие коллеги говорим давно. Вы там в Польше из-за денег переругались хуже, чем в советской коммуналке из-за очереди в уборную. Но слушаем очередную порцию претензий кинутых дворовых чатов верхушке.

Когда я написал МКБ, я писал БГМ, то есть вот эти крупные Telegram-каналы, которые связаны с координацией, они писали, что «мы же сказали, что вы можете свою акцию провести». Таким образом они подставляют людей.

Павел Латушко:
Понимаете, с учетом затяжного нашего протеста в определенной степени, тут уже пошли взаимные претензии: почему вы призываете к этому, почему вы не советуетесь, почему кто берет на себя ответственность, тот рискует попасть под критику? И тут начинается сковывание. Действительно, разные посылы идут, и вот это очень плохо.

Вот то, что вначале вопрос был поставлен – координация штабов, координация Telegram-каналов по взаимодействию с дворовыми активистами. Вот это является условием. Тогда можно выходить с единой позицией. Ну или по крайней мере принимать решения более обдуманно.

Григорий Азаренок:
Подождите. Но ведь слова – единая координация протеста, управление через Telegram-каналы – это все госпропаганда. Пал Палыч, после таких заявлений у невероятных на всю голову возникнет подозрение, что вы завербованный агент. Но смею заверить, что это не так. Он просто очень недалекий человек.

Но наблюдать, как тают последние иллюзии у змагаров, можно вечно. А тают они по простой причине – от жестокого несоответствия иллюзий с реальностью. А она такова – эмигранты плевать хотели на управляемое ими стадо.

Досталось от активистов и небезызвестному Антону Гадимовичу по прозвищу Сандаль. И самого румяного идола Степана уже давно не жалуют.

Я приходила в штаб и общалась с Антоном Мотолько, и он тоже сказал, что люди выйдут. Я говорю: «Мы проводили опросы, у нас действительно, как сказал 49 и дальше номер этот, 30 % максимум собиралось выходить. И это действительно мало». И мы разговаривали, и он вообще меня не слышал. Это проблема такая...

Это общая проблема.

Дворовых активистов вообще не воспринимают как силу на самом деле. Это такая глобальная более вещь. То есть они не думают, что от нас что-то зависит.

Извините девчонки, что я вас перебиваю. Возникает уже более крупная проблема: к Степану Путило именно дворовые активы начинают относиться очень с негативной точки зрения, и организационную репутацию каналы теряют. Следовательно, и призвать к каким-то инициативам им будет уже сложнее, потому что дворовые уже их просто не будут воспринимать. Мы ответственны за актив, который действительно закалился и которому требуется конкретика и чтобы их слушали. Мы уже не выйдем на сумбурности.

Григорий Азаренок:
Что ж. Остается только подытожить. Змагары, пытаюсь еще раз до вас достучаться: анонимности не существует. Каждый ваш шаг, каждое действие, каждое слово известно. Не помогут вам закрытые чаты. У силовиков уже очень много материала. Его все больше и больше с каждым днем. И даже если вы прикинетесь «собачниками» – а кто надо, тот меня сейчас понял – это вам не поможет.

И к вам обращаюсь, польско-литовская верхушка. Приготовьтесь, Прокопьев, Карач, варшавские мальчики и девочки. Вы ни с теми связались. Обернитесь вокруг. Посмотрите на тех, кто рядом. Дружеский совет.

Григорий Азаренок:
А наших героев – ГУБОПиК и ОМОН, внутренние войска и криминальную милицию, участковых и идеологов, наркоконтроль и борцов с финансовыми преступлениями, Управление «К» и пресс-службы, сотрудников исправительных учреждений, генералов, лейтенантов и курсантов, молодых и убеленных сединами, министра внутренних дел – мы поздравляем с завтрашним праздником. Лично я был очень горд находиться с вами в одних рядах. Вы сохранили нашу страну. Да сохранит вас Бог.

Loading...


Кто и с кем собрался воевать на самом деле? О напряжённости в регионе говорит политолог Лазуткин



Новости Беларуси. Безумные действия коллективного Запада, его высокомерие и неспособность идти на компромисс привели к искусственной напряженности в регионе, сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.  

Эксперты и политологи заговорили о войне. При этом уже традиционно в агрессии обвиняют нас, а сами проводят мобилизацию, накачивают соседей оружием и техникой. Кто за этим стоит, что будет дальше и как выйти из этой ситуации – рассуждают Григорий Азаренок и Андрей Лазуткин.  

Авторская рубрика «Тайные пружины политики 2.0».  

Для России забрасывается приманка, что, пока Украина в НАТО не вступила, нападайте  

Григорий Азаренок, СТВ:  
У нас в гостях политолог Андрей Лазуткин. Андрей, ну знаменитое стихотворение Рубцова, будет ли война?

Андрей Лазуткин, политолог:  
Конечно, вопрос такой обширный, давайте его поделим на два блока. Первый блок – будет ли война конкретно здесь, у нас, на нашей границе. Ну, во-первых, очень много обсуждают с Украиной. Два месяца Штаты просто разгоняют эту истерику. Что война скоро, война случится, война неизбежна. Зачем это все нужно? То есть они решают некую задачу. Какого плана может быть задача? Поставить какие-то танки на нашей границе? Они это и так могут сделать, в принципе, просто очень. Им надо подогнать некие экономические выгоды под себя. А что это может быть? Это пока нерешенный вопрос «Северного потока – 2». То есть те комбинации, которые разыгрываются сейчас вокруг Украины, имеют своей целью добиться санкций против России по какому-то значимому серьезному поводу. Потому что вот что мы наблюдали? Два месяца они пишут, что война неизбежна, а потом обращаются прямо к Германии, говоря о том, что давайте введем превентивные санкции.  

Есть как бы Западная Европа, есть Европа Восточная. Восточная Европа – это наши замечательные поляки, там и украинцы в том числе, и прибалты. Они все готовы пойти по этой американской точке зрения. Что мы хоть завтра будем воевать, только дайте нам оружие, бронетехнику, и мы нападем на Россию, или она на нас, мы готовы. А есть, например, точка зрения НАТО. НАТО о чем говорит? Прямо заявляет генеральный секретарь Столтенберг, что, мол, пока Украина не в НАТО, мы ее защищать не будем. В то же время американцы говорят, что мы готовы их взять хоть сегодня. Для России как бы такая забрасывается приманка, что, пока они в НАТО не вступили, у вас вот последний вагон, чтобы на них напасть. Нападайте. Здесь ситуация достаточно стабильная. Да, нас как-то пугают, провоцируют, но повторюсь, это скорее по вопросу газопровода, а не по вопросу такого реального противостояния. А вот эти вот республики Средней Азии – они гораздо опаснее. Я думаю, что эта тема будет неоднократно подниматься.  

Вас раскачивают, чтобы вы себя убивали вашими же руками и вашим же оружием  

Григорий Азаренок:  
И поэтому Президент часто говорит: обратите внимание, что там происходит и после Афганистана, и учения там проводились в Таджикистане с участием наших ребят. То есть там как раз таки очень серьезная ситуация.  

Андрей Лазуткин:  
Он говорил о том прямо, когда было совещание с ОДКБ, что Узбекистан мог быть следующим, что были некие мероприятия по нему, которые просто не проводились, потому что ОДКБ ввели все-таки очень быстро в Казахстан. А реально давайте вспомним 1994 год, 1996 год, когда в этом регионе шли активные гражданские войны. Если говорить про какую-то реальную войну, как это было в 90-е годы, по сути, вот это надо повторить нашему противнику.  

Григорий Азаренок:  
И там всегда играет Британия. Мы видим, что Америка, НАТО воевать сами точно не собираются, но они рассчитывают, что поляки, прибалты, украинцы будут воевать. Но Путин же однозначно заявил, и наш Президент поддержал, что будем бить по штабам, будем бить по Брюсселю, Лондону и Вашингтону. Ну, в случае серьезной опасности. Это стоит рассматривать?  

Андрей Лазуткин:  
Сначала вас раскачивают, чтобы вы себя убивали вашими же руками и вашим же оружием. И в нашем случае, конечно, как я это все понимаю, задача, во-первых, не показывать свою какую-то слабость.  

Когда Россия запустит «Северный поток – 2», нас уже в Европе никто не будет трогать  

Григорий Азаренок:  
Товарищ Сталин любил широкие жесты, широкие шаги, которые очень сильно отрезвляли Запад. И вот, например, сейчас президент Ирана предлагает некий союз стран, находящихся под санкциями. Если мы, допустим, сделаем немножко ход конем и предложим Кубе, Венесуэле вступить в ОДКБ или же сделаем какое-то объединение на основе Китая и России, к которому присоединяться остальные. Ну, то есть как-то противопоставим свою позицию. В XIX веке это называлось Священный союз. Может быть, как-то вот так подумать?  

Андрей Лазуткин:  
Когда Россия об этом говорит, они не называют вещи так прямо, как вы, Григорий. Они говорят о том, что Россия за собой оставляет право на военно-технический ответ. Когда их спрашивают, а что это за такой ответ, когда дипломатия не работает, они говорят: мы разместим войска, где хотим. Здесь речь может идти о чем угодно. И о ракетах здесь, в Беларуси, например, и о ракетах где-то в Венесуэле, может быть, о Кубе, и об Иране тоже. Потому что Иран под санкциями, мы можем помочь ему торговлей какой-то, продать им технологии, которых там нет. Пока это все в стадии неких переговоров. России, по сути дела, тоже сейчас надо не так много. Их задача – запустить «Северный поток – 2», и уже по факту этого запуска они лет на 30-40 обеспечат с Германией плотные экономические связи. И нас уже в Европе никто не будет трогать. Американцы это прекрасно понимают. Пока эта ситуация не решена, все равно это будет жесткое противостояние. Но когда она все-таки качнется в одну или другую сторону, мы увидим либо развитие по варианту вашему, когда начнется формирование антизападного блока, когда все мосты будут сожжены просто Западом, либо мы все-таки будем откатываться к некой разрядке постепенно, а-ля Хельсинки и прочее.  

Азаренок: «Правильно сказал вчера Президент: за 500 лет ничего не изменилось. Мы всегда агрессивные, страшные» – читайте здесь.