Недвижимость, прописка и даже дата рождения. Как теперь будут защищать персональные данные белорусов?

15.11.2021 - 22:59

Новости Беларуси. 15 ноября вступил в силу закон «О защите персональных данных», сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ.

Нововведение нацелено на то, чтобы закрытая информация не попала в руки мошенников. За несоблюдение норм в этой сфере Национальный центр защиты персональных данных сможет привлекать нарушителей к ответственности – 15 ноября глава государства назначил директора центра, им стал Андрей Гаев.

Подробнее о законе узнали у депутата Игоря Мартынова, заместителя председателя Постоянной комиссии по национальной безопасности Палаты Представителей Национального собрания Беларуси.

Виктория Ходосок, СТВ:
Сегодня вступает в силу закон «О защите персональных данных». Что включает в себя понятие этих данных?

Игорь Мартынов, заместитель председателя Постоянной комиссии по национальной безопасности Палаты представителей Национального собрания Беларуси:
Персональные данные – это любая информация о физическом лице, которая является конфиденциальной. Что относится к этой информации? Это фамилия, имя, отчество, дата рождения, паспортные данные, место регистрации, проживания, движимое и недвижимое имущество. А также те лица, которые являются близкими либо родными. Это супруг, супруга, дети, родные братья сестры, дедушки, бабушки.

Виктория Ходосок:
Но мы сегодня очень часто пользуемся, чтобы где-то зарегистрироваться. Мы предоставляем свои данные: фамилию, паспортные данные, идентификационный номер.

Сегодня очень много развелось мошенников, которые пользуются персональными данными граждан

Игорь Мартынов:
Да, все правильно вы говорите. Вот именно в 2018 году и назрел этот вопрос о принятии такого закона, потому что за это время очень много где представлялись наши персональные либо личные данные. Они были и в банковской сфере, и в налоговой, и в других государственных структурах. Но если в этих структурах они защищены, там есть ответственные службы безопасности и каким-то образом это можно было регламентировать, то когда уже эти данные начали выходить в какие-то торговые сети, где порой ты приходишь, заполняешь какую-то анкету и не понимаешь, как эта анкета хранится. Сегодня очень много развелось этих мошенников, которые пользуются теми персональными данными граждан и используют их в своих личных корыстных целей. И не секрет, банковская сфера – это одна из таких первых сфер, которая пошла для мошенников именно в работе. Вынуждение оформить кредит или каким-то образом разгласить свои реквизиты банковской карточки, чтобы потом воспользоваться этими мошенническими схемами.

Виктория Ходосок:
Какие нововведения несет с собой закон?

На постсоветском пространстве мы первое государство, которое приняло этот закон

Игорь Мартынов:
Закон сам по себе новый. Этого закона у нас не было. Я скажу больше, на постсоветском пространстве мы первое государство, которое приняло этот закон. Впоследствии мы его согласовали в Совете Европы. Он соответствует Конвенции о защите прав и свобод человека.

Виктория Ходосок:
Если брать какие-то глобальные пункты, что можно, а что нельзя делать сегодня?

Игорь Мартынов:
Для простого гражданина: живите, как и жили, делайте, как и делали. Здесь в большей степени этот закон относится к тем операторам, уполномоченным лицам, которые будут отвечать за персональные данные. Единственное, что сейчас ответственность тех лиц за то, что если вдруг эти данные без согласия физического лица куда-то уйдут, будут являться каким-то общим достоянием – должностное лицо соответствующее будет нести соответствующее наказание.

Виктория Ходосок:
Как наказывать тех, кто вне зоны доступа? Популярные вишинг и фишинг – это те люди, которые в большинстве сидят за рубежом. Как их достать?

Игорь Мартынов:
Сегодня у нас вместе с законом вступил в работу Национальный центр защиты персональных данных. Он будет здесь регулировать ту политику и вырабатывать те способы и методы, как работать с данной категорией. Мы все предусмотрели в этом законе и соответствующим образом внесли изменения в КоАП и Уголовный кодекс.

Любой гражданин раз в год имеет право обратиться к оператору, где хранится его информация

Виктория Ходосок:
Есть база – закон, а дальше будут работать специалисты?

Игорь Мартынов:
Да. Работать будет центр, он определит, кто в каком объеме какую информацию имеет право собирать, обрабатывать и как ее хранить. Куда, как и каким образом эта информация будет передаваться. Любой гражданин раз в год имеет право обратиться к оператору, где хранится его информация, и поинтересоваться, куда-то передавались его данные или не передавались.

Еще есть нюанс в этом законе. Есть те положения, условия, при которых информация может без согласия физического лица собираться. Это в случае, когда ведется какое-то уголовное преследование, возбуждено уголовное дело, ведутся следственные действия. Оно было везде, и во всех странах это практикуется. Я хочу сказать, что у нас закон мягок в отношении защиты персональных данных. По сравнению с тем, как это законодательство действует в Германии, во Франции. Там гораздо жестче. Там нельзя вести видеосъемку и фотосъемку, и любой гражданин имеет право обратиться в соответствующие органы, что в отношении его велась какая-то видео- или фотосъемка. И лица будут привлечены к ответственности. У нас этого нет.

Изображение в понятие «персональные данные» входит

Виктория Ходосок:
Вот я хочу уточнить. Изображение входит в понятие «персональные данные»?

Игорь Мартынов:
Само изображение в понятие «персональные данные» входит, но мы оговоримся, если это ведет и делает человек на профессиональной основе и если эта информация была умышленно распространена, та, которая была получена незаконным путем. Она будет подвергаться и преследоваться соответствующими требованиями. То должностное лицо, которое это сделало, будет отвечать. Если же это просто ведется съемка рабочая, информация, которая выходит по телевидению или в других средствах массовой информации (печатных), это не будет являться разглашением.

Национальный центр будет регулировать порядок сбора, обработки и хранения персональных данных

Виктория Ходосок:
Мы сегодня очень часто и много где сообщаем свои данные. Те же паспортные данные (имя, фамилия и так далее). Насколько сегодня обеспечивается сохранность этих данных у нас в стране.

Игорь Мартынов:
Вернемся к тому, для чего и создан Национальный центр, который будет регулировать порядок сбора, обработки и хранения персональных данных. Я говорил, что банковская сфера, налоговая, у них это было отработано еще ранее. Но все это работало в каждом госоргане, в каждой структуре по-своему. Внутренними правовыми актами определялся порядок работы. Сейчас Национальный центр защиты персональных данных будет регулировать весь этот порядок. Кто и в каком объеме будет собирать персональные данные, как он будет обрабатывать, хранить, кому имеет право предоставлять и так далее.

Виктория Ходосок:
Как вообще у мошенников получается узнавать данные людей?

Недавно были задержаны два специалиста «Белтелекома», которые сливали информацию

Игорь Мартынов:
Это просто слив информации, который где-то кем-то проводится. Буквально недавно были задержаны два специалиста «Белтелекома», которые сливали информацию за вознаграждение. Они сливали информацию о сотрудниках госорганов, силовых структур, средств массовой информации. Имя, фамилия, адрес проживания. Информация та, которая сеть. Как правило, в «Белтелекоме» каждый человек оформляет и телевидение, и интернет, и другие вопросы. Понятно, что заключаются договоры, где указываются все соответствующие реквизиты, паспортные данные, место проживания, регистрации. Достаточно большая информация находится в «Белтелекоме». Но не только у него, у других операторов мобильной и сотовой связи. Поэтому этот закон будет регулировать сейчас эти вопросы и процессы.

Виктория Ходосок:
Ужесточит ли закон наказания за эти преступления?

За умышленное распространение, причинившее вред, будут совершенно другие сроки наказания

Игорь Мартынов:
Конечно, мы же ввели изменение в Уголовный кодекс за умышленное распространение. Есть просто за умышленное распространение по статье 203-1, а есть за умышленное распространение, причинившее вред. Это будут совершенно другие сроки наказания.

Виктория Ходосок:
Сколько там?

Игорь Мартынов:
До 5 лет лишения свободы

Виктория Ходосок:
То есть сказал имя, фамилию, место проживания – 5 лет?

Игорь Мартынов:
Да, примерно так, если это было умышленно сделано, в отношении какого-то должностного лица распространена данная информация.

Loading...


Закрытие НКО, белорусские партии и поправки в закон. Задали самые актуальные вопросы новому министру юстиции



Новости Беларуси. Когда компьютер заменит скитание по кабинетам, почему некоторым организациям не удалось прикрыться благими намерениями и какой приговор вынесли частным адвокатам?

Первое большое интервью нового министра юстиции в программе «Неделя» на СТВ.

«Без разницы, какую ты должность государственную занимаешь, в основе должна лежать помощь людям»

Ольга Коршун, СТВ:
Вы уже больше месяца возглавляете Министерство юстиции. Расскажите, какие планы, что, возможно, уже успели сделать? С каким настроением вы вступили в эту должность?

Сергей Хоменко, министр юстиции Беларуси:
Как человек, как личность я все-таки обдумывал, на чем должно основываться выполнение моих функциональных обязанностей как министра юстиции. И, наверное, самый правильный ответ будет – без разницы, какую ты должность государственную занимаешь, в основе должна лежать помощь людям.

Ольга Коршун:
Регистрация некоммерческих организаций в компетенции Минюста. И в последнее время в СМИ появилась информация, что некоторые такие некоммерческие организации закрыты. Почему это произошло, есть какие-то веские причины?

Сергей Хоменко:
Есть перечень факторов, так называемая красная черта, которую переступать нельзя. И одним из основных этих факторов является то, что, заявив свою деятельность в рамках какого-то спектра услуг или направления развития (заботиться о кошечках, воспитывать спортсменов и так далее), – именно в этом «коридоре» и должна двигаться некоммерческая структура. А на деле оказалось совсем не так. Те структуры, которые должны были заниматься вроде как кошечками и собачками, начали заниматься неспецифической деятельностью. Причем в отдельных случаях она была направлена на подрыв устоев государственной власти.

Ольга Коршун:
Маскировались, короче.

Сергей Хоменко:
Вы, наверное, подобрали именно то слово – именно маскировались. Под эгидой добрых дел делали дела, которые подрывали устои нашего государства. Поэтому результат такой.

Недавно вступили в силу поправки в закон об адвокатской деятельности. Как это скажется на простых белорусах?

Ольга Коршун:
Недавно еще вступили в силу поправки к закону об адвокатской деятельности. Это как-то скажется на нас, обычных жителях Беларуси, на тех, кто пользуется адвокатскими услугами?

Сергей Хоменко:
Говоря о сфере адвокатуры, необходимо сказать о том, что – наверное, все-таки допущу эту фразу – на чужом горе наживаться не надо. В некоторых случаях отдельные представители – это меньшая часть, которая действительно забыла, что в человеческом горе надо помогать, а не набивать собственную мошну. Кроме того, упорядочена деятельность адвокатских контор, адвокатских бюро, определен круг лиц и расширен круг лиц, которые могут воспользоваться бесплатными услугами представителей адвокатуры.

Ольга Коршун:
В нашей стране все знают, что достаточно небольшое количество политических партий. На ваш взгляд, в чем дело? В том, что сложная законодательная какая-то дорога на пути создания партий? Или просто эти партии не пользуются поддержкой со стороны людей, народа?

Сергей Хоменко:
У нас 15 партий. Это мало для Республики Беларусь или много? Навязывание и создание искусственных образований, как правило, ведет к очень низкому коэффициенту полезного действия. И здесь должна быть внутренняя позиция общества нашего по созданию подобных организаций.

Ольга Коршун:
То есть нет запроса от нас, от людей, на создание большего количества?

Сергей Хоменко:
Ну ведь никто не мешает создать эту партию. Но создание партии влечет ряд моментов, в том числе и количественных, и законодательных. Пожалуйста. Вместе с тем за подобным лидером должны пойти люди. А искусственно навязывать – «давайте создадим партию» – я не вижу смысла.

В Беларуси существует принцип одного окна. Как он себя зарекомендовал?

Ольга Коршун:
У нас существует принцип одного окна. Как вы считаете, он себя зарекомендовал? Он действительно помогает прийти человеку и в одном кабинете решить вопросы социального порядка (например, как устроить ребенка в детский сад, как получить пособие)?

Сергей Хоменко:
Сейчас ведется активно подготовка к проведению семинара-совещания под руководством Администрации Президента. И один из вопросов в части, касающейся дальнейшего развития, – это обмен опытом в решении вопроса по цифровизации и, конечно же, по соблюдению принципа «одно окно». Готовясь к этому семинару, я уже частично посмотрел отдельные райисполкомы, отдельные республиканские органы государственного управления – прекрасные условия созданы. Ну, например, Минский район, Заводской район Минска, Оршанский район. А там, где они не созданы, наверное, все-таки просто руководители недопонимают. Причем принцип одного окна надо рассматривать более широко. Это не только исполкомы, это все республиканские органы, которые задействованы в административных процедурах. Они должны понимать, что любой человек, обратившийся за каким-то справочным материалом, должен максимально быстро получить его. Причем, скорее всего, путь здесь такой: не выходя из собственного жилища, отдельные вопросы он должен получать прямо там.

Еще один момент, на котором хочу заострить свое внимание. Мне очень бы хотелось эту большую семью поздравить с профессиональным праздником. Юрист – это очень специфическая и нужная для общества профессия. Она сочетается как с горем, так и с радостью. Но в любой ситуации в основе слово «помощь». Здоровья, мирного неба и всего самого наилучшего, с праздником!