Нельзя рожать, запрещены массажи и ни в коем случае не стоит загорать! Врач о мифах онкологии

15.09.2021 - 09:23

Новости Беларуси. Гость программы «В людях» – Сергей Поляков, директор РНПЦ онкологии и медицинской радиологии им. Н. Н. Александрова.

Ольга Коршун, ведущая:
Еще один миф, который связан с онкологическим заболеванием, – то, что многое, даже если ты излечен, нельзя. Например, нельзя беременеть, иметь детей, кормить грудью, нельзя загорать, ездить на юг, бани, сауны, массажи – все это запрещено. На этот счет есть разные точки зрения. Какой вы придерживаетесь? Что можно, а что нельзя?

Сергей Поляков, директор РНПЦ онкологии и медицинской радиологии им. Н. Н. Александрова:
Наверное, все можно, но не все полезно – библейская истина. В плане загорать – это вообще не очень хорошо всем. Понятно, что солнце нам надо, но лежать и жариться – это не очень хорошо, действительно может влиять на развитие каких-то онкологических заболеваний на коже. Но нахождение на солнце, присутствие в бане и массаж никак не могут повлиять на онкологический процесс, если человек в принципе излечен. Раньше физиотерапия была строго запрещена. Если стоял тайный значок «онкология» в амбулаторной карточке, то он к физиотерапевту мог даже не заходить. Сейчас абсолютно пересмотрены все эти моменты. Можно рекомендовать здоровый образ жизни и исходя из этого уже заниматься спортом, конечно же, можно и беременеть. Это в каждом случае индивидуально, я не могу тотально всем говорить. Но таких жестких запретов – запрись в квартире и сиди, никуда не выходи, пей молоко – это неправильно. Я добрый доктор, разрешаю.

Ольга Коршун:
Мне кажется, сегодня медицина стала более лояльна к пациенту, настроена на то, чтобы пациент вел максимально нормальный образ жизни.

Сергей Поляков:
Никто же не отрицал и психологическое влияние на развитие болезней. Можно себя загнать.

Ольга Коршун:
Кстати, еще один распространенный миф – все болезни от нервов. Онкологию мы ставим в этот же ряд?

Сергей Поляков:
Наверное, нет, хотя довольно часто приходится слышать, когда люди приходят и говорят: у меня был такой сильный стресс, трагедия или еще что-то, думаю, после этого у меня все и возникло. Я думаю, что стресс, скорее всего, привел к тому, что человек обратил на себя внимание и прислушался. Стресс вообще нехорошо. Наверное, какое-то истощение организма может привести к сбою и быть триггером к чему-то. Тут и полностью отрицать нельзя, но и стопроцентно говорить, что онкология может возникнуть из-за стресса… Сколько людей живет в стрессе, и, слава богу, они здоровы, у них нет никакой онкологии.

Диагноз онкология и прививка от коронавируса – сопоставимы – подробнее здесь

Люди в материале: Сергей Поляков, Ольга Коршун
Loading...


«Спинальные системы». Что это за программа и как она помогает сохранить здоровье детям?



Новости Беларуси. Гость программы «Большой город» на СТВ – Кирилл Криворот, заместитель директора РНПЦ травматологии и ортопедии, кандидат медицинских наук, врач-нейрохирург.

Екатерина Забенько, ведущая:
Кирилл Анатольевич, давайте поговорим о достижениях центра, о тех уникальных инновационных методах, которые стали возможны благодаря внедрению программы Союзного государства «Спинальные системы». Я знаю, что вы являетесь координатором от Беларуси в выполнении этой программы. Расскажите, пожалуйста, о ней подробнее. Я знаю, что мы даже можем наглядно продемонстрировать, как это все выглядит.

Кирилл Криворот, заместитель директора РНПЦ травматологии и ортопедии:
Да, все верно. С 2017 по 2020 годы в РНПЦ травматологии и ортопедии, это головная организация-исполнитель от Республики Беларусь, выполнялась программа Союзного государства «Спинальные системы». Почему спинальные системы? Потому что есть дети, у которых, к сожалению, по тем или иным причинам, либо это врожденное, либо это полученная травма, имеется тяжелая деформация позвоночника. Таких детей не очень много, но, к сожалению, они есть. Раньше мы таких пациентов не могли оперировать. У нас просто не было ни технологий, ни изделий медназначения, металлоконструкций, которыми мы могли бы оперировать данных пациентов.

Екатерина Забенько:
То есть, за границей и за огромные деньги?

Кирилл Криворот:
Да. Поэтому перед нами стояла задача разработать новые методы диагностики и новые методы лечения, а также новые металлоконструкции, которыми мы смогли бы прооперировать данных пациентов. Программа Союзного государства выполнялась с 2017 по 2020 год, сейчас идет этап внедрения. Но перед тем как рассказать о внедрении, хотелось бы рассказать о том, что мы вообще разработали. Во-первых, мы проанализировали количество таких пациентов детского возраста с деформациями позвоночника. Повторюсь, их не слишком много.

Екатерина Забенько:
В первую очередь, на детей была направлена эта программа?

Кирилл Криворот:
Да, конечно, это для детей с тяжелыми деформациями позвоночника. Благодаря первому мероприятию, мы пересчитали, сколько таких пациентов есть и сколько из них нуждаются в хирургическом лечении. В рамках второго мероприятия мы, совместно с другими организациями-соисполнителями, разработали методы диагностики. То есть, говоря другими словами, мы берем на анализ кровь, смотрим уровень металла, тяжелых металлов в организме, также генно-молекулярные исследования, и мы можем прогнозировать, будет ли у того или иного пациента прогрессировать данная деформация. Благодаря третьему мероприятию мы смогли разработать новые методы диагностики и методы хирургического лечения.

Отдельное спасибо хотелось бы сказать нашим соисполнителям от Российской Федерации. Это головная организация-исполнитель, Институт имени Турнера, хотелось бы сказать спасибо им в лице Виссарионова Сергея Валентиновича. Благодаря его неоднократным приездам к нам, мы отработали технологию хирургического лечения данных пациентов. В четвертом мероприятии мы начали разрабатывать изделия медицинского назначения, элементы металлоконструкции, которыми мы впоследствии оперировали бы данных пациентов. В пятом мероприятии мы разработали методы проектирования и прототипирования. То есть перед тем как оперировать нашего пациента, мы выполняем ему исследования. Я говорю о рентгеновской компьютерной томографии. Рентгеновскую компьютерную томографию, обработав в специальной программе, мы можем распечатать уже вот такую 3D-модель позвоночника ребенка.

Екатерина Забенько:
То есть фактически вы видите позвоночник, держите его в своих руках, а не через какие-то, как раньше было, черно-белые снимки, в которых не так все четко видно?

Кирилл Криворот:
Да, все верно. Я держу 3D-модель позвоночника ребенка. И я вижу – да, вот имеется деформация, я вижу аномальный позвонок, полупозвонок, вот здесь более четко видно аномальный полупозвонок. И видим деформацию. То есть, держа в руках вот такую модель, хирург может предположить план хирургического вмешательства и подобрать элементы металлоконструкции, что, соответственно, экономит время во время хирургического вмешательства и предотвращает какие-то осложнения.

Екатерина Забенько:
Вы сами называли эту программу апофеозом вашей научной работы в РНПЦ травматологии и ортопедии. Уже удалось какому-то количеству людей помочь благодаря этой новой технологии? Или она еще только внедряется?

Кирилл Криворот:
Как я уже говорил, в 2020 году мы только завершили, были клинические испытания, мы прооперировали шесть пациентов детского возраста с применением данных медизделий, результаты все положительные. Данные металлоконструкции были зарегистрированы в Министерстве здравоохранения Республики Беларусь. И мы уже теперь, с 2021 года, можем применять. Уже пошел 2022 год, мы стали применять данные металлоконструкции в РНПЦ травматологии и ортопедии. За 2021 год мы прооперировали 12 пациентов с применением данных металлоконструкций. Все операции были прогнозированы и завершились успешно, никаких осложнений мы не выявили.

Если раньше мы таких детей вели в корсетном лечении до тех пор, пока не могли прооперировать их уже готовыми, ранее придуманными изделиями медназначения. То теперь металлоконструкции маленького размера, позвоночки маленькие, надо маленькие металлоконструкции. Раньше у нас не было возможности прооперировать, теперь мы можем прооперировать данных пациентов, ставить их на ноги, и, соответственно, уменьшается возможность инвалидизации.

Екатерина Забенько:
Дай бог такую возможность получить тем, кто так долго ждал этого шанса прооперироваться и дать новую жизнь своему ребенку.

Читайте также:  

Как снизить риск гололедных травм? Полезные советы от врача-нейрохирурга  

Доктор Криворот о возможностях РНПЦ травматологии и ортопедии: сегодня мы прооперировали пациента, к вечеру можем его поднять  

Тюбинги и ныряние в небезопасных местах. По каким причинам чаще всего попадают к травматологу?