«Никакой парламентской республики». Гайдукевич о том, какие партии нужны Беларуси, «сидящих в кабинетах чиновниках» и иностранных агентах

24.02.2021 - 21:06

Новости Беларуси. В гостях программы «Азаренок. Тайные пружины политики 2.0» депутат Палаты представителей Олег Гайдукевич и политолог Юрий Воскресенский.

В Минюсте зарегистрированы 15 политических партий. Но их нет, давайте скажем правду

Григорий Азаренок:
Что делаем с нашей партийной системой? Общество задает вопрос: что нам нужно делать, какие есть в этом проблемы?

Олег Гайдукевич, депутат Палаты представителей:
Мы должны понимать, партийная система – не панацея для решения проблем в стране, надо смотреть в комплексе на все. Моя позиция, я ее озвучил на Всебелорусском народном собрании, первое, что мы должны сделать, – провести ревизию политических партий. В Минюсте зарегистрированы 15 политических партий. Но их нет, давайте скажем правду. Где они?

Григорий Азаренок:
Я сам интересуюсь политикой, я штук пять назову.

Олег Гайдукевич:
А я вам скажу, что их больше трех нет вообще. Их не существует. На бумаге нарисованы, есть печать, офисов нет, людей нет, они в выборах никогда не участвовали.

Первое, что мы должны сделать: по-настоящему запретить любое финансирование извне

С другой стороны, об этом я тоже сказал на ВНС, можно критиковать политические партии, нужно критиковать. Но мировая политика не придумала никакой альтернативы выражения политических взглядов, кроме как политические партии и общественные организации. В противном случае мы должны признать, что в стране все одного мнения. Такой страны в мире не существует. Выражать мнение можно на улице, что крайне плохо и недопустимо, либо через политическую партию. Мы прошли правильный путь, мы не должны были спешить, не должны были копировать что-то с других стран. Но сейчас назрела необходимость вернуться к этому вопросу. Об это говорят уже все, и глава государства. И первое, что сделать, – провести ревизию политических партий.

Читайте также:

«Человек в открытую рассказывает: меня содержат». Олег Гайдукевич об интервью Светланы Тихановской

Олег Гайдукевич: под крики о демократии чуть не уничтожили Сирию, только благодаря России устояла

Олег Гайдукевич: в августе 2020 были чиновники, которые прятались по кабинетам, в шкафу были две шапки – красная и белая

Второе, что мы должны сделать, – принять новый закон о политических партиях. Адекватный закон, закон, который бы позволял прозрачно смотреть на эту деятельность. Что я имею в виду? Давайте скажем правду. Мы имеем законодательство, которое запрещает финансирование политических партий извне. Но оно работает разве? Я не вижу, что оно работает – знаете, почему? Лидеры многих оппозиционных партий (которые называют себя оппозиционными) десятилетиями нигде не работают, десятилетиями не имеют трудовых книжек. Кто-то уволился в 1996 году, когда Верховный Совет распался, он ушел и так до сих пор никуда на работу не устроился. Поймите, профессии общественный активист не существует, за это деньги не платят, если только эти деньги не поступают откуда-то из-за рубежа, а они поступают, и не используются во вред своей стране. Первое, что мы должны сделать: по-настоящему запретить любое финансирование извне. Какие должны быть последствия? Все деньги должны изыматься, мы должны принять закон об иностранных агентах. Лица, которые были установлены, что получали деньги из-за рубежа (это мировая практика, их никто на выборы никогда не пустит), никогда не будут участвовать ни в каких избирательных кампаниях. Какая же это честная конкуренция, если идут сотни тысяч долларов, люди отстаивают национальные интересы чужих стран. И они будут на равных разговаривать с теми патриотическими силами, которые внутри страны?

У нас чиновники на местах чего боятся? ОБЭП, КГБ и что приедет Президент. И больше ничего

С другой стороны, зритель задает вопрос: партии финансируются. «Зарплату дайте, пенсию», – он так скажет. Почему мы все-таки должны этим заниматься? Я объясню. У нас чиновники на местах чего боятся? ОБЭП, КГБ и что приедет Президент. И больше ничего. Президент уехал, он перекрестился: «Все, до пенсии досижу». Я буду критиковать какие-то вещи. Когда мы сделаем здоровую политическую систему, она у нас и так здоровая, но разовьем элемент конкуренции, в политике нужна конкуренция, будет три фракции: коммунисты, образно говорю, ЛДП, «Воскресенский». Может, еще пусть новые партии создаются, кто против? Только основа одна – патриотизм. Все партии, выезжая за пределы страны, должны горой стоять за свою страну. Как можно выехать за ленточку (туда, в Польшу) и по кабинетам ползать на коленях, вымаливать санкции для своей родины? Это предатели, это уголовная ответственность. Сажать надо за это. Так вот, появятся фракции, и люди будут знать, и местный чиновник будет знать, что спать ему спокойно не дадут.

И обязательно оставить президентско-парламентскую республику с сильным Президентом

Но есть одно замечание. Ни в коем случае не разрушить ту систему государства, которая есть. Никакой парламентской республики, только президентская. Почему? Потому что это гарантия управляемости страны. А парламент – его роль возрастет, ответственность. Но как она возрастет? Именно благодаря появлению фракций, появлению там сильных партий патриотической направленности, которые будут внутри страны спорить об экономике, о социальных вопросах, критиковать там, где надо, чиновников. Но никогда не будут спорить о том, как разрушить (как нам предлагают некоторые лидеры политических партий) свою страну. Вот о чем я говорю. И обязательно оставить президентско-парламентскую республику с сильным Президентом, потому что в противном случае мы скатимся.

Посмотрите, Киргизия. 20 партий в парламенте, или сколько там? Морды друг другу бьют, и каждый год революция. Зачем нам такая демократия? В Украине сколько партий? Сотни (я не знаю, сколько партий), но демократии нет. Когда они Коммунистическую партию закрыли – это что, демократия? И к выборам не допустили.

Мы просто должны понимать, что пусть в конечном итоге вызреет четыре-пять политических партий, три, например, Минюст перерегистрирует и две-три мы новых зарегистрируем. Я не против, должна быть конкуренция. Но всех их должны объединять патриотизм и любовь к родине. Знаете, в чем заключается такое громкое слово? Отстаивать – повторю эту мысль – интересы национальной страны за пределами страны.

Юрий Воскресенский: тот, кто не хочет кормить свои политические партии, будет содержать чужие

Олег Гайдукевич:
Возьмите пример даже Российской Федерации. В парламенте четыре фракции, они иногда очень жестко между собой спорят.

Юрий Воскресенский:
Знаменатель у них один.

Олег Гайдукевич:
Но смотрите, как они стоят рядом с президентом страны при любой попытке только раскачать ситуацию неконституционным путем, любой «наехать» на страну извне. Вот как должно быть. Когда надо, мы все должны стоять рядом с Президентом, забыв о своих политических взглядах. А когда в стране успокоилось, поспорим. Поспорим, где надо – покритикуем, чиновника сделаем.

Я вообще не люблю улицу, потому что ничего хорошего на улице никогда не произойдет. Я сторонник праздников

Григорий Азаренок:
Нужна ли нам – сейчас идет дискуссия – «патриотическая улица»? Потому что мы видим, как эту картинку представляют на Западе: вот, их много с бело-красно-белыми флагами, а с другой стороны только милиция.

Олег Гайдукевич:
Скажу так. Я вообще не люблю улицу, потому что ничего хорошего на улице никогда не произойдет. Нет хорошей улицы. Но красивый митинг, показать, что патриотов много… Я сторонник праздников: музыка, концерт, хорошие позитивные эмоции. Не надо нам на улице негатив.

И второй момент – все должно быть по закону. Я категорически не понимаю, зачем людей подставлять под несанкционированные массовые мероприятия. Для меня любой лидер партии, политик, в первую очередь должен думать о безопасности своих людей. Свои амбиции должны быть ниже безопасности своих людей. Если ты призываешь людей идти на несанкционированный митинг, а при этом сам еще прячешься в гостинице как трус, где-то там под кроватью сидишь и ждешь, когда тебе принесут покушать (потому что сам не купишь, денег же нет, ты же нигде не работаешь – значит, ждешь, когда принесут поесть, что принесут, то съел, принесли выпить водки – выпил водки, не принесли – сидишь, ждешь, когда угостят) это низко и подло.

Loading...


«Они почему-то народ, а мы почему-то нет. Как они это решают?» Группа «Галасы ЗМеста» ответила на вопросы Григория Азарёнка



Новости Беларуси. В гостях программы «Тайные пружины политики» на СТВ группа «Галасы ЗМеста».

Григорий Азаренок, СТВ:
Сегодня праздник у ребят, сегодня праздник у девчат. Специальный выпуск «Тайных пружин политики», и у нас в гостях группа «Галасы ЗМеста». Ребята из Барановичей, которые стали известны на всю Европу. Солист Дмитрий Бутаков. Дмитрий, представьте, пожалуйста, остальных участников.

Дмитрий Бутаков, солист группы «Галасы ЗМеста»:
Это Ирина, наша певица. Это Евгений Витальевич, подпольная кличка – просто Витальевич, наш соло-гитарист и композитор основной. Далее Максим Пономаренко, барабанщик, аранжировщик.

Дальше я, естественно. Я в основном пишу стихи, тексты к нашим песням. Иногда, несколько штук написал с музычкой. И вот еще у нас Евгений, Женя – бас-гитара, ну и записью занимается. Все при деле у нас тут.

«Политически мотивировано». Иван Эйсмонт о решении ЕВС отстранить группу «Галасы ЗМеста» от участия в «Евровидении»

Григорий Азаренок:
Коллектив у вас сложившийся еще со времен КВН, правильно?

Дмитрий Бутаков:
Да, еще давно, с давних-давних времен мы вместе.

Григорий Азаренок:
Но прогремели вы в прошлом году, когда начали писать сатирические песни про наших так называемых змагаров. Почему вы решили это сделать?

«Случилось 9-е число, бах – и у них у всех что-то там щелкнуло, перемкнуло»

Дмитрий Бутаков:
Тому было несколько причин. Месяца три, наверное, еще, как только Тихановскую собирались выдвигать. Начиналось оно так: «Вопрос назрел к округе всей: где взять 100 тысяч подписей? Подсказали мысль одну: возьми вместо себя жену».

Ну и я развил эту мысль: а чего жену брать? Кошку давайте жены возьмем, там еще больше лайков в Instagram. Там вообще все будет очень круто. Котиков все любят, за них все проголосуют. И заканчивалось стихотворение словами: «Вертись в кошачьем фуэте, пусть будет президент котэ».

И я когда это стихотворение читал приятелям своим, друзьям, все очень смеялись: ура, ха-ха-ха. А тут случилось 9-е число, бах – и у них у всех что-то там щелкнуло, перемкнуло, я не знаю. Все пошли резко: о, Тихановская, ура-ура!

Григорий Азаренок:
Первый хит прогремел на всю страну: «Песня про Латушко». Как вы ее решили написать?

Дмитрий Бутаков:
Я пришел домой вечером. По телевизору – не помню – шел «Вечер с Соловьевым» или какая-то передача с Соловьевым. И Латушко был в прямом эфире. И вот на вопрос Владимира Соловьева: «Почему вы все-таки уехали, раз вы такой революционер, не остались тут?» Тот на полном серьезе сказал, что «мне мои соратники подсказали, что я больше пользы принесу здесь».

Я вот это услышал когда, ушам и глазам не поверил и буквально через полчасика уже песню написал такую.

Григорий Азаренок:
Давайте послушаем (подробнее в видеоматериале).

Вот была первая песня, она так прогремела хорошо и так далее. И все, кто имел дело с этими людьми, все столкнулись с так называемым хейтом. Вы, наверное, тоже.

Читайте также:

Иван Эйсмонт о песне группы «Галасы ЗМеста»: там можно найти всё что угодно, кроме политики

Что думает Евгений Олейник о группе «Галасы ЗМеста» и песне на «Евровидение-2021»?

«Про зайчиков будет песня, например». Лидер группы «Галасы ЗМеста» о «Евровидении», новых текстах и решении ЕВС

«Хейт, который в интернете, я его даже не считаю, потому что люди там варятся в своей какой-то тусовке»

Дмитрий Бутаков:
Да, особенно поначалу. Звонили… Хейт, который в интернете, я его даже не считаю, потому что люди там варятся в своей какой-то тусовке. Это их дело, пускай занимаются, я только приветствую – больше просмотров, больше в YouTube продвигается песня, здесь все как раз нормально.

Но вот у меня несколько друзей-приятелей было таких, которые давай звонить: «Как ты пошел против народа?» Мне так было всегда интересно – против какого народа? А я что – не народ? То есть они почему-то народ, а мы почему-то нет. Как они это решают – кто из них народ? Ну и стал я потихонечку наблюдать за вот этим всем происходящим, за всеми этими маршами очень смешными. И тот марш, придумали название – пенсионеров и этих самых… У них не получается, не получается – всех призывают.

И вот у нас песня получилась. Есть в народе такая пословица (может, она не очень): кто не спал с невестой, тот выходи. Ну, по анекдоту.

Григорий Азаренок:
Вообще, в ваших песнях видно: вы с определенным юмором к ним относитесь, они дают для этого поводы. Потому что мы такую революцию классическую знаем: когда есть лидеры, программа, когда есть какое-то движение, организация и так далее. А какие-то подростки это все организуют из-за границы и так далее. Это все довольно забавно.

Я лично встречался с этими женщинами, бабушками на маршах. Это вообще такой отряд ада, можно сказать. Что вы думаете?

«Действительно, если вы хотите что-то поменять, предъявите нам этого лидера, предъявите программу»

Дмитрий Бутаков:
Особенно когда визжат, удивительно делают. Визгом можно ли сделать революцию? Вы ключевое слово сказали – лидеры. Действительно, если вы хотите что-то поменять, предъявите нам этого лидера, предъявите программу: чего он хочет?

Григорий Азаренок:
Дмитрий, вы в одном интервью сказали, что вы советский человек. Почему?

Дмитрий Бутаков:
Во-первых, потому что я родился в Советском Союзе, причем достаточно давно. Во-вторых, все мое детство и юность, я в армии присягал, служил в армии в Советском Союзе еще солдатом (кстати, как вы ефрейтором).

«Евровидение» не политизировано? Вот несколько примеров

Григорий Азаренок:
Хорошее звание.

«Почему я должен вдруг от одного флага отказаться и перейти к этому?»

Дмитрий Бутаков:
Отличное – лучший солдат. У меня только теплые воспоминания о нем остались, потому что все было нормально, легко как-то, предопределено, что ли. У меня же, естественно, не спросили, когда Союз развалился. Вроде как спрашивали, вроде как был какой-то референдум, но все на него положили и сделали то, что сейчас происходит.

Точно так же они не спрашивают, как сейчас: раз – выставили этот бело-красно-белый флаг. Почему? Почему я должен вдруг от одного флага отказаться и перейти к этому? Мне это совершенно непонятно, я абсолютно против этих всех вещей.

Григорий Азаренок:
Дмитрий как советский человек, наверное, склонен к авторитарному руководству. Или я не прав?

Ирина Сорговицкая, солистка группы «Галасы ЗМеста»:
Я бы больше, наверное, сказала, что не к авторитарному. Он авторитет, но не деспот, скажем так. То есть у нас все достаточно лояльно, какой-то жесткой системы нету. Мы договариваемся, но, разумеется, он авторитет, он лидер нашего коллектива.

Об участии в «Евровидении»: «В качестве шутки для начала: давай-ка заявку подадим»

Григорий Азаренок:
Расскажите, как пришла идея с «Евровидением».

Дмитрий Бутаков:
С «Евровидением» – в качестве шутки для начала: давай-ка заявку подадим. Ну, подали мы заявку. Ну, и в общем-то забыли даже. Тут проходит недельки три. Вдруг нам звонят: «Здрасьте!» – «Здрасьте!» – «Вас выбрали». – «Очень хорошо. Куда?» – «На «Евровидение». – «Да ладно. Что, вы смеетесь, что ли над нами?»

Алёна Ланская высказалась о ситуации вокруг участников от Беларуси на «Евровидении-2021»

Григорий Азаренок:
Знаете, мы все люди простые. Когда я узнал, что вы поедете, я волновался, потому что я представляю, там такая специфическая атмосфера. Там какое-нибудь бородатое в платье к вам подошло бы, начало бы приставать. Мы же люди простые – до международного скандала могло бы дойти.

Дмитрий Бутаков:
Могло. Очень бы не хотелось. Поэтому может оно и хорошо, что так случилось. Следующий год они пусть подумают, мы на следующий год поедем, все расскажем.

Григорий Азаренок:
Правильно. Только не вздумайте победить, потому что через год нам принимать здесь полтысячи этих голубых.

Дмитрий Бутаков:
Этих самых. Ну да, ну да...

Григорий Азаренок:
Когда шла эпопея с «Евровидением», вас пыталась спровоцировать журналистка, по-моему, «Настоящего времени». Она все вытягивала из вас политику: как вы к Президенту относитесь, есть ли у вас сатирические песни не про оппозицию? И вы правильно отметили: они есть, вы журналист – ищите! Я, например, такую песню знаю. Давайте ее сейчас послушаем (подробнее в видеоматериале).

Григорий Азаренок:
Вы были долгое время в КВН и знаете вот эту культурную среду, культурную элитку. И вот сейчас мы видим, что под давлением этих ботов начинают артисты отказываться от выступления на «Славянском базаре», хотя раньше всегда за честь для себя считали. И в принципе всех, кто не согласен с этой средой, они мгновенно сжирают, выплевывают, и так страшно, что никакому тоталитаризму это не снилось. Оказаться нерукопожатным – это, наверное, страшно для тех, кто в этой среде.

Эти люди называют себя либералами. Так вот нет, у них секта еще покруче

Дмитрий Бутаков:
Да, и эти люди называют себя либералами, что как бы подразумевает, что возможно все. Так вот нет, у них секта еще покруче, я не знаю, какой там действительно тоталитарной. И очень большие сомнения возникают. Собственно, у меня-то уже не возникают, я-то по натуре совершенно не либерал, потому что, например, я долгое время был спортсменом, причем занимался командным видом спорта – волейболом. И вот у нас тренер: чтобы команда играла, невозможно применять там какие-то подходы такие: «мы хотим сегодня другого тренера» – все, ты ни в один турнир не попадешь. Ну вот, опять же, если взять Семена Слепакова, вот он писал смешные песни вроде как на отвлеченные темы, а тут один раз попробовал сказать, что, в общем-то, марши не есть хорошо…

Григорий Азаренок:
Покусился на святое.

Дмитрий Бутаков:
Покусился на святое. И что началось. Вот вам, пожалуйста, вся картина эта.

Если вот это правильно, если вот это интересно, тогда вы уж меня извините, мы как-нибудь в стороне от этого будем

Григорий Азаренок:
По вам сразу видно, что вы специфически относитесь, как и я, к такому понятию, как толерантность, такая вот толерастия современная. И поэтому я ж говорю, что на «Евровидении» могли бы быть шумные эксцессы в этом плане. Я вот к чему: вот у вас и последняя песня – «Ценности» и так далее, вот эти все перверсии, родители 1, 2, 3, 5, сколько они там уже придумали полов там и так далее. Почему вы это не принимаете, а отторгаете?

Дмитрий Бутаков:
Потому что мне кажется, что я, да и мы все нормальные люди. Очевидное же не спрячешь. Сколько полов? Ну, пускай считают. С одной стороны, мне кажется, что там вся эта политика ведется целенаправленно, то есть там людей насильно заставляют… Опять же, преследуя какие-то интересы. Я так понимаю, чтобы людей отвлечь от чего-то более насущного. Я не хочу, например, чтобы мой сын пошел по этой... Ну не хочу и все. Понятно почему. Я верующий человек.

Несколько лет назад какой-то саммит был в Европе, я видел по телевизору: фотографируются жены первых лиц, стоят жены, жены, жены и мужик рядом с ними такой в конце встал. Ну, если вот это правильно, если вот это интересно, тогда вы уж меня извините, мы как-нибудь в стороне от этого будем.

Когда пришел отказ, здесь я уже целенаправленно писал именно песню на песню

Григорий Азаренок:
Вы напугали всю Европу песней про милого зайчика и лисичку. Ну расскажите, теперь уже можно, что за смысл у этой песни?

Дмитрий Бутаков:
Как раз зайчик уже был написан целенаправленно. Если в первую песню я действительно не вкладывал именно политический смысл, а просто… Не петь же, как все поют, там I love you или про Мефистофеля, как там кого-то, что я люблю тебя и прочее. Я попытался раскрыть какие-то противоречия именно общечеловеческие такие, что там нас как человека отдельно уже не рассматривают, то есть мы как функция, потребление, надо спать есть, покупать постоянно, обновлять гардероб, гаджеты – об этом было, забыть про историю про ту, не надо рефлексировать на тему, что было с тобой раньше. Вперед иди, мы тебя всему научим. То есть первая песня была как бы об этом.

Но когда пришел отказ, здесь я уже целенаправленно писал именно песню на песню. Тут уже смысл абсолютно, по-моему, понятен. То есть шел зайчик, провалился в нору, пел песенку. Его, естественно, съели – по той причине, что не важно, как ты, зайчик, поешь, важно, что ты зайчик, что я, например, хочу есть. В данном случае это к Беларуси.

Григорий Азаренок:
Ты виноват уж в том, что хочется мне кушать.

Дмитрий Бутаков:
Да, совершенно верно. Это вот перефразирование Крылова получилось такое вот на современный лад. Потом шла лиса, пела, туда же. И в конце подается такая мысль, что все стремятся не какую-то свою позицию, свою мысль выразить в песне, а именно понравиться европейцам: мы хотим как вы, возьмите нас к себе. Какое-то в этом подобострастие.

Григорий Азаренок:
А она берет и кушает. Потому что воротник нужней.

Дмитрий Бутаков:
Да, воротник нужней, совершенно верно.

Григорий Азаренок:
Ну и самая известная песня в Европе – «Я научу тебя», мы уже немножко ее коснулись. По мне, так смысл там очевиден – это рецепт цветной революции.

Дмитрий Бутаков:
Ну, в общем, да. Мне приходят письма из Канады, из Бразилии, из Испании (я вот разговаривал, давал интервью), из Норвегии, ребята из Германии – и много, и там не один десяток – и все так: «О, классная песня, в старом стиле таком роковом, давно такого не было, это хорошо». А наши же прямо… Опять же, я возвращаюсь, не потому что песня – убери нас, поставь другую группу и все. Другую страну даже, группа уже не важна. Запиши, я не знаю, в какой-нибудь Сербии, все это прекрасно, будет хорошо.

Вся революция у них вон там, в соцсетях. А тут жизнь хорошая продолжается

Григорий Азаренок:
Ну как вы себя сейчас ощущаете, когда вся эта история произошла? Расстроились вы, не расстроились?

Дмитрий Бутаков:
Нет, мы не расстроились совершенно, потому что, во-первых, мы стали узнаваемы везде, что касается имиджа группы я имею в виду. Нас в городе узнают, поздравляют. Мы выступали на ледовой арене. Все прекрасно, народ машет, подходит, фотографируется, автографы. Даже дома, в магазин захожу, девчонки: «О, привет!» На самом деле все нормально. Вся революция – это у них вон там, в соцсетях. А тут жизнь хорошая продолжается. У нас просмотры выросли, нас YouTube стал, как-то залюбил в тренды продвигать – по-моему, бесплатный пиар фактически.