Николай Фурсевич: В 2009 году иностранные охотники оставили в Беларуси около 10 миллиардов рублей

30.01.2011 - 13:19
На вопросы ведущего программы «Картина мира» Андрея Алексеенко отвечает начальник Государственной инспекции охраны животного и растительного мира при Президенте Республики Беларусь Николай Витальевич Фурсевич.

Андрей Алексеенко: Вы сам охотник или рыболов?

Николай Фурсевич: Больше охотник, но иногда занимаюсь и рыбалкой.

Андрей Алексеенко: А если охотитесь, то где?

Николай Фурсевич: Как правило, в угодьях, которые создавал сам на предыдущей своей работе. Но, к сожалению, в последнее время больше теоретически охочусь. Приходится заниматься административной работой, и очень мало времени, когда получается вырваться на охоту.

Андрей Алексеенко: Охотники хвастаются трофеями.

Николай Фурсевич: Был кабан с хорошими трофейными качествами. Клыки сантиметров 18-19. Добывал косулю с трофейными рогами. На стене висят трофеи.

Андрей Алексеенко: Сейчас в Березинском лесоохотничьем хозяйстве, насколько я знаю, разводят красную дичь. Что это такое и зачем этим занимаются?

Николай Фурсевич: Сейчас разводят дичь, которая нужна в охотничьих хозяйствах. Мы видим, что оленя разводят. Благородного, пятнистого. Охотхозяйства разводят европейскую лань. Это традиционные охотничьи виды животных. В Беларуси их пока мало.
Да, у нас есть переизбыток некоторых видов. Например, бобра в реках и озерах. Упростилась процедура охоты на бобра. Есть в некоторых регионах переизбыток дикого кабана.

Андрей Алексеенко: Если нам недостает богатства, как мы говорили, некоторых видов животных, то откуда их привозят? Европейцы, а, может, те же россияне дают?

Николай Фурсевич: Березинский лесхоз оленей приобретал в Прибалтике для того, чтобы качество белорусской популяции улучшилось.
Также приобретаются олени и в России.

Андрей Алексеенко: Сколько стоит лицензия для белорусов и для иностранцев?

Николай Фурсевич: Скажем, наиболее распространенный вид для белорусских охотников – это дикий кабан. В среднем лицензия на взрослого большого кабана стоит 250 тысяч. На сигалетка вообще цена установлена в 50-60 тысяч.
Иностранцев больше интересуют трофейные. И за дичь трофейного качества они платят дороже. Скажем, тот же кабан, в зависимости от трофейных клыков, может стоить и до полутора миллионов.
Надо иметь в виду, что сама иностранная охота имеет небольшой процент. Иностранцы пользуются различными видами услуг и оплачивают их. Охотничьи домики, питание, содержание, егерская служба. Это приносит основной доход.
Если в 2005 году иностранные охотники оставили в Беларуси чуть более полутора миллиардов рублей, то в 2009 году они уже оставили около 10 миллиардов рублей. Это направление необходимо развивать.
Иностранцы любят Беларусь за ее первозданный и сохраненный вид. С удовольствием едут сюда охотиться.

Андрей Алексеенко: Нарушения имеют место быть. И браконьеры есть.

Николай Фурсевич: Основная масса, более восьми тысяч, это нарушение правил рыболовства. На второе место по нарушениям вышли лесонарушения. Незаконные рубки с нарушением правил рубок леса. На третьем месте идет охота. Выявлено более полутора тысяч нарушений ведения охотничьего хозяйства, правил охоты. Изъято порядка 800 ружей. Из них – более 300 не зарегистрированы.

Андрей Алексеенко: Может, у нас законодательство в этом плане либеральное? Может, его стоит ужесточить? Штрафы сделать весомее, чтобы по кошельку били.

Николай Фурсевич: Трудно сказать, оно либеральное или нет. У нас за незаконную охоту, за незаконную добычу животных возбуждаются уголовные дела. Люди или платят большие штрафы, или лишаются свободы.

Андрей Алексеенко: Большие – это сколько? И на сколько лишаются свободы?

Николай Фурсевич: В зависимости от причиненного ущерба. Есть штрафы и миллион рублей, есть штраф и в пять миллионов.

Андрей Алексеенко: Даже это не останавливает браконьеров.

Николай Фурсевич: К сожалению, да.

Андрей Алексеенко: В принципе, Беларуси повезло. Такая интересная и флора, и фауна. Как собираетесь сохранять?

Николай Фурсевич: Инспекция создавалась для того, чтобы навести порядок. Потому что в начале века сложилась ситуация, что в лесах выбивалось все. Фактически, никто не контролировал что делается, как делается. Занимались охотой без предела. Поэтому было принято решение о создании инспекции.
Нас не так много в республике, чтобы охватить охраной.
Наша задача, которая поставлена Президентом, координировать работу в природоохранном направлении. Обязательно заставить работать тех, кто, скажем, должен выполнять свои функции.

Андрей Алексеенко: Белорусская флора и фауна может, как раз, хорошо послужить экономике.

Николай Фурсевич: Это огромный экономический потенциал. Почти 40% территории Беларуси покрыто лесом. Это огромнейший запас древесины, который используется и в экономике, и в других сферах.
Те же звери, как я уже назвал, только от иностранной охоты приносят прибыль в миллиарды рублей.
Попутно развивается туризм. На наши озера, реки с удовольствием едут отдыхать россияне, иностранцы. Это и есть экономический потенциал нашей республики. И им надо грамотно пользоваться.

Люди в материале:
Loading...