Ночёвка на болоте и медведи в Налибокской пуще: куда съездить полюбоваться природой в Беларуси

11.10.2017 - 15:54

Леса и озёра. Старинные замки и крепости.

Для того, чтобы удачно отдохнуть осенью – не обязательно уезжать за границу.

И, когда вам кажется, что вы уже  видели все белорусские пейзажи — оказывается, что есть ещё немало мест, достойных нашего внимания.

Алена Масла, писательница:
На Міёршчыне, а таксама ў Шаркаўшчынскім раёне знаходзіцца гідралагічны заказнік «Ельня». Вось восеньскай парой, паколькі я вырасла ў тых мясцінах, у нас было добрай сямейнай традыцыяй хадзіць у лес, збіралі грыбы і ягады.Вось я сярод ягад найбольш вылучаю балотныя ягады: журавіны і брусніцы.

Балота – гэта такі сваеасаблівы свет.

Ландшафтный заказник «Ельня» и, в самом деле, заслуживает того, чтобы его увидеть. 
Это – самый крупный в Беларуси и один из крупнейших в Европе комплекс озёр и болот. 

Здесь сохранились уникальные виды растений и животных.

Так что, если мечтаете о единении с природой, то место лучше найти будет сложно.  Единственный нюанс – обязательно позаботьтесь о проводнике. Путешествовать по болотам в одиночку, по-настоящему, опасно.  

Алена Масла, писательница:
Нягледзячы на тое, што ёсць экалагічная сцежка там, не трэба думаць, што прагулянка па балотах такая бяспечная рэч. Праваднікі павінны быць, асабліва для людзей недасведчаных.
Але, калі ўжо ёсць праваднік, можна думаць – там прапануецца цікавае, дарэчы, гэта ў нашых планах і ў марах – мы з начоўкай на балоты яшчэ не хадзілі. А можна пайсці такім паходам і заначаваць на астравах.

Поездка на болота определённо, запомнится надолго.

Но, если вы не готовы к таким приключениям, то есть немало мест, не менее интересных и вместе с тем, не относящихся к традиционным туристическим маршрутам. Художник Оксана Аракчеева в качестве такого места рекомендует деревню своего детства.

Оксана Аракчеева, художник:
Это деревня Марьино, которая когда-то называлась Монастырь, потому что, на самом деле, это – историческое название.

Там когда-то, в XIV веке, был монастырь.

Там я проводила каждое лето, у своей бабушки. Мама привозила меня и двух сестёр на всё лето. И нам казалось, что обычная деревня, играли с детьми, плавали, научилась кататься на велосипеде там. Теперь я только узнала, что это – настолько исторические места. Что это – места Сапегов, потом Милоши, знаменитый род был. И там находится – что я всем рекомендую посетить обязательно – к сожалению, в Черее почти ничего не осталось от былой нашей истории, а белые церкви там остались в таком состоянии – в историческом, я бы назвала, осталась сама Белая церковь.


Белая церковь на Черейском озере – так сегодня называют руины Троицкой церкви XIV века. Несколько лет назад – место, известное только специалистам. Сегодня всё больше людей приезжают именно сюда. 

Кстати, некоторым деревням здесь – более 900 лет.

Такой историей может похвастаться не каждый город.

Оксана Аракчеева, художник:
Кроме того, что это очень красивые места… Например, мой немецкий муж, когда он приехал, впервые в жизни был здесь, в Беларуси, он говорит: «Я всегда слышал, что Швейцария – страна озёр. Но я теперь понимаю, что Беларусь – озёрная страна». И, как раз, вот это место, где можно увидеть очень много озёр, леса.

Природа, по крайней мере, для европейцев, как первозданная выглядит.

Ещё один знаток белорусских диковинок – фотограф Виталий Ракович. Вдоль и поперёк объездив всю Беларусь, он знает, где найти самые интересные места.
Евгений Ракович, фотограф:
Если поблизости от Минска – то это Ислочь. Все районы Налибокской пущи, которые у нас находятся совершенно под боком, и, в то же время, места просто потрясающие. Там медведи сейчас появились – понятно, что район и экологически благоприятен, то есть, им там не опасно ходить, и там есть масса интересных мест.
Путешествие сегодня – дело гораздо более простое и благодарное, чем лет 20 назад. Несколько запросов в Интернете помогут построить маршрут. А навигатор не даст заблудиться.

И вот они – ваши лучшие фото.

Пусть не из отпуска, но с места, где вы отдохнете душой.
Евгений Ракович, фотограф:
Я откатываю за выходные по тысяче километров. И на пути встречается очень много интересного.

Loading...


Миниатюра скульптуры «Амур и Психея», которая украшает Лувр. Что ещё уникального можно увидеть в Доме Ваньковичей



Звуки фортепиано уносят нас в далекий XIX век. Тогда здесь проходили музыкальные салоны и собирались на литературные вечера сливки общества – Винцент Дунин-Марцинкевич, Станислав Монюшко, Ян Дамель и другие герои своего времени. Что уникального можно увидеть в Доме Ваньковичей, показали в программе «Минск и минчане» на СТВ.

1846-й. Городской судья Эдвард Ванькович выкупает зимнюю усадьбу для своих сыновей, которые ходили в гимназию неподалеку. Сам хозяин бывал здесь редко. Он жил в Большой Слепянке. Классический дом возвышался над Свислочью, был окружен яблонями, грушами, орехами и пленял гостей своим ароматом. В комплексе с особняком были флигели, конюшня и оранжерея с тропическими растениями. Самым известным представителем шляхетского рода стал художник Валентий Ванькович.

Инна Зуева, научный сотрудник музея «Дом Ваньковичей. Культура и искусство первой половины XIX века»:
Сам мастак Валенцій Ваньковіч быў стрыечным братам Эдварда Ваньковіча, тут ен не жыў, але ў яго была свая майстэрня, якая знаходзілася ў доме, дзе калісьці жыў Станіслаў Манюшка. Калі Валенцій Ваньковіч пачаў вучыцца ў Віленскім універсіцеце, ен пазнаеміўся з Адамам Міцкевічам, Томашам Занам. Адам Міцкевіч і стаў яго лепшым сябрам. Партрэт Адама Міцкевіча «На скале Аю-Даг» прынес славу Валенцію Ваньковічу ў 1828 годзе.

В Минске живописца уважали и приходили к нему за красивыми портретами. В Петербургской академии искусств Ванькович познакомился с гением слова – Пушкиным и тоже написал его портрет, но до наших дней сохранился лишь эскиз.

К сожалению, оригинальных шедевров кисти Ваньковича в Беларуси нет. Их разбросало по миру – Варшава, Вильнюс, Париж, Соединенные Штаты. Но здесь в музее есть достойные копии Мицкевича, тещи Валентия – Марии Шимановской, жены, детей и другие полотна, которые ни на минуту не дают усомниться в таланте мастера.

К слову, экспозиция в честь художника здесь прописалась к его 200-летию – 12 мая 2000 года. А до этого момента шла реставрация. Еще раньше, с советских 20-х до 80-х, здесь были коммунальные квартиры. Но классической жемчужине повезло остаться украшением Старого города.

Инна Зуева:
Эдвард Ваньковіч пасля доўгай хваробы памер ў 1873 годзе, гэтая сядзіба адышла да яго сына Уладзіслава, а потым да яго ўнука Жыгімонта. Пасля перавароту ў 1917 года дом быў нацыяналізаваны.

В былой городской усадьбе воскресили дух времени. Прогуливаясь, как в кино, среди сарматских портретов и антикварной мебели, переносишься в XIX век. Отражение эпохи ловим в парадной гостиной. Здесь проходили светские рауты, звучал квартет струнных. Но сразу скажем – балы в родовом особняке не проводили: пространство не позволяло. Но от этого интерьеры не потеряли своего шарма. В каждой комнате были изразцовые печи, масляные лампы, которые заменяли десяток свечей и не оставляли неприятных запахов. Одним словом, вся роскошь в лучших традициях ампира.

Инна Зуева:
Усе прадметы былі набыты ў калекцыянераў Масквы і Пецярбурга. І яны ўсе з’яўляюцца арыгінальнымі, яны ўсе адносяцца да XIX стагоддзя. Адным з такіх прадметаў з'яўляецца крэсла, якое прызначалася для жанчыны, і яно не мела спінкі – гэта значыць, што жанчына павінна была трымаць сваю спіну роўна, таксама яны былі шырокімі, каб там маглі змясціцца іх сукенкі.

В центре внимания и реплика известной скульптуры «Амур и Психея», которая сегодня украшает Лувр. Миниатюру нашли случайно во время реставрации. Видимо, последний хозяин Петр Ванькович, когда покидал дом с приходом большевиков, не терял надежды вернуться и закопал шедевр до лучших времен.

Но это не единственная именная реликвия. В рабочем кабинете на виду книга «Опыты» Монтеня. На первой странице хозяин оставил автограф по-французски – «из библиотеки Эдварда Ваньковича».

Инна Зуева:
У нашай экспазіцыі есць яшчэ адзін вельмі цікавы прадмет гэта курыльная трубка, зробленая з дрэва вішні альбо чарэшні, і называецца яна чубук. Калекцыю трубак курыльных апісваў у сваім творы Гогаль «Мёртвыя душы».

Портретная галерея была маст-хэвом шляхетской жизни. Но, что интересно, по сарматскому почерку можно было определить род. Художники мастерски изображали черты лица. Так, Радзивиллов и их родственников выдавал нос, как у утки. Вашему вниманию – Иероним Хаткевич и Констанция Франтишка Сапега. Еще одной особенностью сарматского жанра было то, что их писали только после смерти знати.

Инна Зуева:
Яскравым пацвярджэннем гэтага з'яўляюцца парныя партрэты Сільвестра Янішеўскага і яго маці Брыгіты Янішеўскай. Справа ў тым, што партрэт Брыгіты Янішеўскай быў напісаны па загаду сына з дня яе смерці. Гэта значыць, што яе партрэт пісалі па знешнаму падабенству маці і сына.

А мы продолжаем путешествие за ароматным завтраком. Можно представить, как в столовой собиралась огромная семья Эдварда Ваньковича. 17 детей как-никак! Стол получил свое символичное название «сороконожка»: он раскладывался, и за ним могло поместиться 20 человек.

В скромном уголке и мини-кухня. Как известно, в барском доме не готовили, чтобы не было лишних запахов. Слуги «колдовали» во флигеле, а здесь просто подогревали блюда и готовили чай, кофе, какао. К этим золотым по тем временам напиткам допускались только хозяева. Больно дорого.

Инна Зуева:
У нашай сядзібе знаходзіцца ўнікальная калекцыя люстраў XIX стагоддзя. Адна з іх зроблена ў стылі неакласіцызму, зроблена яна з бронзы з пазалотай. Наверсе вы можаце ўбачыць маленькую царкву, калі вы станеце пад люстрай, то вы ўбачыце столь гатыцкага храма.

Посреди такой живописи точно можно потеряться в свой выходной. Атмосферу поддерживает выставка «Эпоха романтиков», посвященная современникам Валентия Ваньковича. Так что здесь есть на что посмотреть и перезагрузиться от рабочих будней.

Ну и как полагается, у здания-старожила есть свои тайны. Поговаривают, что именно здесь собирались масоны Минска во главе с Яном Ходькой. Тогда пол был из белого мрамора, стены – черными, а в нишах располагались псевдоокна, чтобы прохожие не заподозрили о «тайных вечерях».

Еще одна прелюбопытная история относится к 1905 году. Тогда «Минский курьер» взорвала новость о жестоком убийстве в доме Ваньковичей.

Инна Зуева:
Тут у гэтым доме праз рабаўнікоў была забіта Валерыя Ваньковіч – прадстаўніца роду Ваньковічаў. Яна тут жыла разам са сваей служанкай. Самой Валерыі было 92 гады. І вось спачатку рабаўнікі забілі яе служанку, а пасля забілі сякерай Валерыю Ваньковіч. Ёсць меркаванне, што гэта зрабілі ў кутку гэтай залы. І калісьці тут стаяў такі вялікі гадзіннік напольны, аднойчы, калі супрацоўнікі музея прыйшлі на працу ў музей, гэты гадзіннік ляжаў на палу. І вось з таго моманту ў гэтым кутку нічога не ставяць.

А еще в этой комнате всегда холодно, и, кто знает, может, здесь по ночам хозяйничает призрак. Но это уже совсем другая история. А вы приходите за вдохновением.