Новости: Видео. Накануне войны органы Госбезопасности не были в полной мере готовы
новости СТВ в твиттере новости СТВ в инстаграмм

Вы здесь

Видео. Накануне войны органы Госбезопасности не были в полной мере готовы

08.05.2010 - 17:24
Первые месяцы войны показали, что органы госбезопасности не готовы к ведению войны. Тем более в условиях оккупации. Хотя работа по разведочно-диверсионным действиям во вражеском тылу велась давно.

Готовили спецгруппы, тайники с оружием. Но кадров, которые бы в условиях оккупации могли создавать диверсионную сеть из зафронтовых агентов, в 41-м почти не оказалось. Большинство чекистов, отвечающих за это направление, были репрессированы.

Первую волну отрядов из зафронтовых агентов проглотила слаженная германская машина войны. Все заброшенный в тыл немцам группы, так или иначе, были рассеяны, разгромлены в течение зимы 41-42 годов. Немцы называли их «бандитскими формированиями» и даже не считали серьезной угрозой.

- В отчетах немецких спецслужб, отмечается, что с началом потепления в 1942 году активизировалась деятельность «бандитских групп» (так они называли партизан). И они же отмечали, что эта деятельность стала носить более организованный характер. И вот эта головная боль для фашистов начала расти, - рассказывает Валерий Надтачаев.

Дневник начальника штаба спецгруппы «Славные» Михаила Оборотова

«9 февраля 1942 года отряд под руководством Шестакова перешел линию фронта в тыл к немцам для выполнения спецзадания правительства. Отряд состоял из 50 бойцов. Хорошо обученных и выносливых и преданных своей Родине. Кроме этого в своем распоряжении отряд имел спортсменов (13 человек). Например, Константина Мадэя — чемпиона Москвы по плаванью...»

Спецгруппы возглавляли опытные оперативные чекисты. Некоторые из них уже имели боевой опыт. «Славные» уникальны еще и тем, что помимо офицеров госбезопасности туда входили известные спортсмены. Как правило, выброска в тыл врага осуществлялась десантированием. «Славные» пересекли линию фронта на лыжах.

- Появился отряд Шестакова в августе месяце, - вспоминает ветеран спецгруппы «Славные» НКГБ СССР Татьяна ВАСИЛЬЕВА…

Обстановка на оккупированной территории в тот период была сложной. Число забрасываемых спецгрупп в БССР росло. Большая часть их оказалась в Витебской, Могилевской, Гомельской и Минской областях.

- У меня первая связь установилась с Борисом Лаврентьевичем Галушкиным. Он прибыл в составе группы «Помощь». Уже на базу бригады Дяди Коли, где находилась эта группа в составе 9 человек под командованием майора Золотаря. Ну, там были разведчики и радистка, - рассказывает ветеран спецгруппы «Артур» НКГБ СССР Геннадий МРОЧЕК.

На оккупированной территории немецко-фашистские захватчики создали множество воинских и полицейских гарнизонов. Они были фактически во всех крупных населенных пунктах. Участникам советских спецгрупп удавалось выуживать сведения прямо из-под носа немцев. Правда, здесь агент зачастую полагался только на собственную изобретательность. Зинаида Шабан, чтобы узнать о планах частей вермахта, без документов и официального прикрытия пошла прямиком в немецкую комендатуру.

- Что ты пришла? - На работу наниматься - …и этому переводит, а тот выскочил из-за стола…я думала меня бить, а он меня - по плечу – «Приветствую русскую девушку, которая хочет работать на армию фюрера», - вспоминает ветеран спецгруппы «Славные» НКГБ СССР Зинаида ШАБАН.

Путь в спецгруппу у каждого был свой. Антонина Ивановна своей первый шаг сделала когда выпрыгнула из идущего на полном ходу поезда, который вез угнанных людей в Германию… В этом случае надо было решиться сразу на несколько дерзких моментов. Во-первых, улучить момент, когда часовой с автоматом отвернется. Во-вторых, у спеть добежать до двери, а в – третьих, прыгнуть так, чтобы не переломать руки-ноги. Ну и уж если тебе повезло и ты не свернул шею – скорее скрыться из поля видимости, ведь часовой вполне мог открыть огонь по беглецу.

… Первую пятерку потом взяли полицаи, а Антонине Ивановне удалось убежать. С отрядом Шестакова она встретилась, когда партизаны возвращались с задания, недалеко от Пуховичей. Бойцы и связные требовались всегда. Многие гибли, пропадали без вести. Ведь риск попасть в руки немцев, зачастую дополнялся просто неудачно складывавшимися обстоятельствами в условиях войны….

…Особое место в спецгруппах отводилось своеобразному обмену любезностями с немцами – вольной переписке. Стороны оставляли друг другу послания, а иногда и целые посылки.

Дневник начальника штаба спецгруппы «Славные» Михаила Оборотова

«Фрицы, уходите с нашей деревни, иначе будете уничтожены» Привязав записку к хвосту старой клячи, пустили лошадь в деревню. Немцы написали ответ, переправив его таким же путем: «Русь партизан, нам холодно жить в лесу и из деревни не пойдем. Приглашаем вас на свадьбу»
Посылаем в распоряжение немецких частей листовки и сводки Совинформбюро. В повозку сажаем 2-3 чучела. Снаряжаем их листовками и направляем лошадь в гарнизон. В последнее время таким же образом стали посылать чучела заминированными, на которых подрывались немцы и власовцы»

Акциями высшего пилотажа считались операции по захвату немецких офицеров. Некоторые действия тщательно планировались, но иногда, приходилось импровизировать. Тем удивительней, было, когда «языков» приводили совсем молоденькие девушки – бойцы и связные чекистских спецгрупп.

На территории оккупированной Беларуси действовали 150 спецгрупп и отрядов. В комитете Госбезопасности собрался Целый архивный фонд документов. Под каждую группу отдельно дело, в котором несколько томов.

Пристальное внимание со стороны руководства в полной мере ощущали командиры спецгрупп. И если боец или связной не знал, вернется ли он с задания, командир подчас не был уверен, вернется ли он из командировки в Москву…

….Боевая раскраска, маскировочная форма, экипировка по полной программе… В белорусской армии бойцы Роты глубинной разведки тренируются каждый день. Основные задачи этих солдат – добывание сведений в интересах армии, диверсии, умение выживать и оставаться незамеченными во вражеском тылу. По лесу они передвигаются тихо, но стремительно. Без шума могут снять часового или привести «языка».

Вот эта группа из 8 человек роты глубинной разведки может быть заброшены во вражеский тыл для выполнения специфических военных заданий. За закрытой местности идут, как правило, в колонне по одному в шахматном порядке. Но самое главное – спереди и сзади, т.н. дозор на расстоянии видимости.

- Рота и группы готовятся не с нуля, мы используем боевой опыт разведподразделений Афганистана, Чечни, последний боевых конфликтов армий иностранных государств – США, боевой опыт в Ираке, Афганистане, на основе этого делаем свои выводы и привязываем их к нашей местности, - рассказывает командир взвода роты глубинной разведки Дмитрий БОРТНИЦКИЙ.

….В июле-сентябре 1942 шли бои под Сталинградом. Через территорию Беларуси фашисты передвигали свои резервы. Информация об этих перемещениях представляла наибольшую ценность для советского командования. Полученные в тылу данные спецгруппы передавали в Центр немедленно.

Важной была информация, даже о том, что через Полоцк воинские эшелоны следуют с интервалом в 5-10 минут. А где информация о поезде, там и диверсия. Для этого во вражеский тыл забрасывали новые разведгруппы чекистов, накопившие богатый опыт в обращении со взрывчаткой.
Дневник начальника штаба спецгруппы «Славные» Михаила Оборотова

«С каждым днем все труднее и труднее становится подходить к железной дороге. Немцы прочесывают местность, сильно охраняют ее с собаками. Иногда находят уже поставленные фугасы. Кроме этого заставляют охранять подходы к железке местных жителей. Каждому дается определенный участок. Если на нем прогремит взрыв – расстреливают»

Из-за невозможности предварительного минирования, многие боевые операции на «железке» носили дерзкий характер. Если не получалось установить заряд заранее, диверсанты прятались недалеко от железнодорожной колеи. А подрывник выбирал момент непосредственно перед прохождением очередного состава. Совершенно не маскируясь, практически на глазах у немцев, не пряча фугас, боец устанавливал его на рельсы. Если паровоз не успевал затормозить, происходил взрыв, что вело к крушению состава.

Именно таким образом бойцами спецгруппы «Дружба» было совершено две диверсии на участке дороги у деревни Лубели. А на участке станции Рожанка и платформы Желудок был взорван поезд с немцами. Правда, иногда в начале состава ехал бронепоезд. Именно такой случай произошел в Вилейке. Поступила информация, что из Прибалтики следует эшелон тяжелых танков.

Как оказалось, эшелон перевозил новые танки типа «тигр» для укрепления так называемого «белорусского балкона» накануне операции «Багратион». И хотя с первого раза эшелон с «тиграми» подорвать не удалось, информация была передана в Центр и поезд, усилиями других групп, так и не дошел до пункта назначения.

- Когда мы пытаемся связывать количество пущенных под откос пущенных под откос партизанами и спецгруппами, то здесь надо иметь в виду – что спецгруппы были малочисленными, они были укомплектованы штучными специалистами, задачи которых была осуществление акций высшего пилотажа, нежели бой и столкновения, - уточняет начальник центра информации и общественных связей КГБ Республики Беларусь Валерий НАДТАЧАЕВ.


Со вступлением Красной Армии на освобождаемую территорию Беларуси осенью 43-го в деятельности спецгрупп и отрядов настал завершающий этап. Правда, легче не становилось. Таисе Адамовне в 43-м исполнилось только 11, а ее уже привлекали ко взрослой работе. Отец – Адам Козлов с первых дней входил в минское подполье. Да и все родственники были там, контактировали со спецгруппой «Местные».

Один эпизод из боевой юности Таисы Адамовны особенно сильно врезался ей в память.

На дно корзинки с яйцами положили взрывчатку. На ручку велосипеда повесила, а мама шла рядом. Проезжал немец, увидел корзину с яйцами, остановился и говорит – о, яйко-яйко, садись говорит в машину. … И мы проехали очень неможко … Взял, наверное, сверху штук 5 яиц,.. шесть может быть... в глазах темно было... () и если он взял еще столько же – выявилась взрывчатка. Но он не жадный был. Мы вышли из машины, у нас ноги подкосились, не идут прямо, - вспоминает ветеран спецгруппы «Местные» НКГБ СССР Таиса КУЗЬМИЧЕВА.

….Дневник начальника штаба спецгруппы «Славные» Михаила Оборотова

«Пришли в лагерь и стали слушать радио, которое передавало: на нашем участке фронта, недалеко - в 30-40 км, Красная Армия прорвала немецкую оборону и освободила Рогачев. Нашей радости не было предела. Партизаны повеселели. Боевой дух поднялся... Нам все время приходилось отходить на Запад, вместе с отступавшими немцами. Соединиться с Красной Армией не разрешали... Труднее всего бросать могилы наших товарищей, которые останутся теперь одинокими и никто не придет их навестить»

Долгие годы информация о спецгруппах была засекречена. Однако и сегодня, когда о многом можно говорить, всей правды о деятельности чекистов во вражеском тылу уже не узнать. Ведь кроме сухих отчетов и цифр в архивах не осталось ни одного командира – того, кто владел всей информацией и мог обрисовать полную картину.

….Подсчитали и сколько погибло белорусских чекистов в составах спецгрупп – 360 человек, 254 получили тяжелые ранения и целых 8 спецподразделений органов госбезопасности пропали в лесах. То есть и по сей 60 чекистов значатся в списках без вести пропавших…

Автор: Горин Е.
Оператор: Дук А.
Режиссер: Грибко Е.
Инженер видеомонтажа: Алексеенко М.
Компьютерная графика: Максим Алексеенко, Алексей Анацкий

Директор съемочной группы: Геннадий Солдатов

Руководитель проекта: Людмила Ковалева

Загрузка...
X