Новости: На горизонте белорусско-российских отношений замаячил призрак торговых войн? (ВИДЕО)
новости СТВ в твиттере новости СТВ в инстаграмм

Вы здесь

На горизонте белорусско-российских отношений замаячил призрак торговых войн? (ВИДЕО)

31.05.2009 - 19:53
Здравый прагматизм в отношениях, к которому постоянно взывает российская сторона, все чаще напоминает счетоводческую паранойю.

Особо острые её фазы приходятся на период двусторонних встреч и переговоров. И если в феврале можно еще было надеяться на устойчивую ремиссию, то к концу весны наметился очередной виток навязчивых претензий, приобретающий угрожающие формы маниакальной одержимости.

Заявления о том, что благодаря низким ценам на газ Россия кредитует, и чуть ли не содержит Беларусь, уже набили оскомину. Да, до 2007 года мы дешевле всех в СНГ покупали голубое топливо, но это предусмотрено нашим Союзным договором. Равные условия хозяйствования касаются ведь в том числе и этого вопроса. Безусловно, доступные цены способствовали становлению белорусской модели экономики, но только ли в них секрет успеха? Возьмем шесть российских областей, покупавших газ по цене даже ниже, чем Беларусь — Брянскую, Псковскую, Тверскую, Новгородскую, Смоленскую и Рязанскую. И сравним социально-экономические показатели этих областей с белорусскими — хоть врозь, хоть все вместе. Результат на лицо, а у россиян могут возникнуть вполне резонные вопросы. Почему при той же цене на газ Смоленская область ровно вдвое беднее по покупательной способности населения, чем соседняя Беларусь? Почему безработица в Псковской области втрое выше, чем в Беларуси? Почему урожайность зерновых в Брянской области вдвое ниже, чем в схожей по природным условиям Гомельской области? Почему уровень жизни белорусов вдвое выше? Но будьте уверены, что и сегодня при нынешних ценах на газ сухие цифры статистики будут не в пользу соседних российских регионов.

- Россия сегодня исправляет финансовые ошибки периода, когда цены на нефть были очень высоки. Нефтедоллары складировались в стабфонде за рубежом — это порядка полутриллиона долларов США, при этом столько же российские предприятия одолжили у западных кредиторов под ставки в 3-4 раза выше своих. Поэтому Кудрину и надо отвлечь внимание на белорусско-российские отношения, - Михаил Ковалев — декан факультета экономики БГУ, д.э.н., профессор

Так что, российские политтехнологи олигархической верхушки не зря едят свой хлеб. На горизонте белорусско-российских отношений снова замаячил призрак торговых войн. Особенно печально, что происходит это аккурат во время мирового финансово-экономического кризиса, когда партнеры, и в первую очередь стратегические, должны подставить друг другу плечо.

Можно привести и другой пример прагматичной и дружественной политики. Только с 1997 по 2002 Соединенные штаты выделили Израилю в виде беспроцентных ссуд 17 миллиардов долларов. Более поздние сведения засекречены, но по некоторым данным речь идет о 3 миллиардах долларов ежегодно. Кроме того США постоянно отправляют Израилю так называемые «избытки вооруженных сил», в разряд которых часто попадают новейшие образцы вооружения. Возмущенные арабы всегда могут апеллировать к США против Израиля, и обычно их выслушивают. При этом Израиль считает США своим союзником. А вот наш союзник, причем стратегический очень любит периодически выставлять нам счета, намерено замалчивая о своих выгодах. Экономических и не только.

Военка — это вообще та сфера, где какие-либо экономические манипуляции не уместны. Сегодня у России за Смоленском только Беларусь. Самым важным эксперты считают нахождение на нашей территории двух военных объектов — радиолокационной станции «Волга» в Ганцевичах, и узла связи ВМФ России в Вилейке, который ретранслирует радиосигналы для морского и подводного флотов на Атлантику и Средиземноморье.

Еще один объект - радиолокационная станция под Барановичами – станция предупреждения о ракетном нападении, в частности, с территории Германии, Франции, Великобритании. Чем грозит России потеря или передислокация этих объектов, кроме конечно затрат в 30 миллиардов долларов, спрогнозировал известный российский генерал-полковник Леонид Ивашов. Прежде всего, это утрата надежного союзника и интерес к его потенциалу противника, сокращение подлетного времени натовской авиации для ударов по Москве до 20 минут, разрыв экономических связей в оборонно-промышленном комплексе и утрата части комплектующих для военных систем, ослабление внешнеполитического потенциала России, падение ее престижа и союзнической привлекательности, ну и как итог деморализации населения России и утрата доверия граждан и военнослужащих, в частности, к российскому руководству.

И еще один момент – Калининградская область России. Сегодня не только военная, но и энергетическая безопасность региона зависит в основном от Беларуси. Подчеркну, что за свои военные объекты на территории Беларуси Россия не платит ни цента. Мы приняли такое решение. Но уж если говорить об экономике, то, например, те же Штаты тратят сотни миллионов долларов в год на каждую из стран, где располагаются их военные базы. Но в политике есть вещи боле важные, чем коммерческая выгода и мы это понимаем. Компромисс и взаимные уступки – вот, что отличает партнеров. Пока не выходит. Чего же ждать от меркантильно настроенного бизнеса, если даже дипломатия делит и проводит границы.

- Нет Союзного прилавка. Есть российский прилавок и есть белорусский. Просто кризис и товар не продается, - говорит Александр Суриков, Чрезвычайный и Полномочный посол Россиской Федерации в Республике Беларусь 

Вот таким простым и не хитрым языком можно объяснить протекционистские меры в отношении белорусских товаров на российском рынке. Взывать к равным правам и общему пространству, возводя заборы – это оригинально. Но в чем цена вопроса. Весь экспорт Беларуси составляет лишь одну двадцатую часть всего импорта России. Неужели такой объем белорусских товаров способен задушить российского производителя? Более того, сегодня каждое новое рабочее место на таком белорусском предприятии как МТЗ, создает 6-7 новых рабочих мест в России. При этом с нашей стороны и речи никогда не было о тех 6 миллиардах долларов серого импорта, который оседает в Беларуси с Черкизовского и других рынков. А Россия ставит вопрос о нашем сахаре и молоке.

- Мы перерабатываем нефть. Но ведь большая доля в МНПЗ принадлежит России и выгода от продажи нефти – выгода российского бизнеса, - говорит Михаил Ковалев,  декан факультета экономики БГУ, д.э.н., профессор

Российскому бизнесу вообще открыты все двери. Только за последний год лично встретились с Президентом Беларуси 7 российских губернаторов и 5 крупнейших российских бизнесменов. И если первые стремятся заключить контракты на поставку в свои регионы той же сельхозтехники, то вторые – выгодно вложить в белорусскую экономику свои капиталы. И надо заметить, что никого не пугает социальная ответственность – главное условие инвестпроектов, и ни у кого не возникает сомнений в эффективности таких инвестиций.

Понимают это не только на Востоке, но и на Западе. Европейские инвесторы и бизнесмены все более частые гости в Беларуси. Да и у международных финансистов нет сомнений в устойчивости белорусской модели экономики, к основным постулатам которой, кстати, начали обращаться даже самые убежденные рыночники. Нам не грозит дефолт, хотя бы только потому, что все наши валообразующие предприятия – государственные. А это не нравится. И особенно тем, у кого по-другому.

Конечно, мы хотим четко разделить стратегические интересы России и олигархические интересы России. Они живут, к сожалению, в одних кабинетах, но находятся, все же к счастью, в разных умах. Поэтому, только тогда, когда сама Россия станет независимой, суверенной и сильной, мы сможем найти единые подходы к строительству Союзного государства как два сильных, независимых и суверенных государства. А сейчас просто поддержав друг друга на экономическом поле, в будущем мы все окажемся в выигрыше. Ирина Юзвак, Николай Сенчило, на неделе о непростой математике невычисляемых понятий.

Загрузка...
X