А. Лукашенко: Нам всегда было непросто сотрудничать с новой Россией, но другой нет

07.12.2010 - 15:26
Главным событием первого дня Всебелорусского народного собрания стало выступление Президента. Оно длилось более трёх часов. В своей речи Александр Лукашенко коснулся всех сфер жизни страны. Глава государства подвёл итог прошедшей пятилетки, и отметил, что проводимая в стране работа в прошлом по своим масштабам и сложности не идёт в сравнение с тем, что предстоит сделать.

Александр Лукашенко:
Подводя черту главному разделу сказанного, хочу сказать следующее. Я очень много наговорил вам, но не новых терминов и тезисов, я вам сказал то, о чем уже говорим последние два года, готовя вас к новой пятилетке, весь наш народ. Нано-, биотехнологии, космос, высокие технологии и так далее. Почему? Объясняю.

Вы знаете, что мы были финишным производством в Советском Союзе. В этом есть великое достоинство и очень доброе в нашей экономике. Финишное производство — это работа не только на внутренний рынок, а он в Советском Союзе был не слабым по уровню, но и на экспорт. Через нас шло сырье, узлы, комплектующие, и мы здесь создавали конечный продукт. Это требовало высочайшей квалификации рабочего персонала, инженеров, конструкторов и так далее. И это все в нашей стране было создано. Это великое — то, что мы получили от Советского Союза и от прошлых поколений.

Но ведь и экономика работала на ту большую страну. Она была органической частью, она не может и не могла существовать без России, без Украины, без Казахстана. Потому что там производились основные узлы для финишного производства. И многое, что мы производили, да и производим сейчас, это не для внутреннего потребления Беларуси. Но была одна страна, все было взаимоувязано.

Если мы карьерные самосвалы поставляли в Россию, если мы поставляли в Казахстан, нам не надо было заботиться о высоком уровне сельскохозяйственного производства, выращивать 10 миллионов тонн зерна, возделывать кукурузу, открывать новые отрасли, нам не надо было создавать сахарное производство и так далее. Потому что мы с Кубани взамен на эти самосвалы, тракторы и прочее получали пшеницу твердых сортов. Мы достаточно из Ставрополья получали кукурузы, из Украины — сахара и так далее. Все было взаимоувязано.

Но Советский Союз развалился. И мы остались фактически на этом «финише». А «старт» там, в России, в Украине, в Казахстане, где эти производства начали рушиться. Стала проблема: как получить трансмиссии, еще что-то там, двигатели. Вы помните первые годы моего президентства, когда я, забирая от лекарств, ехал на ярославский завод, им давал деньги (там все приватизировалось в это время), чтобы они производили для нас двигатели. Я просил и рабочих, и руководителей: не уходить из Беларуси. Таким образом, мы не экономику даже спасали, мы спасали людей наших, потому что жить-то надо было, а другой экономики не было, экономики, не завязанной на наши ресурсы и сырье.

Она была правильно создана здесь (я уже это говорил и за это не критикую), но она была создана для той великой страны. И тогда, когда все начало рушиться, нас не очень-то слушали, как сохранить кооперацию. Все было поставлено на то, чтобы разделить, поделить, порезать на куски, да и не один раз. И тогда встал вопрос выживаемости. Мы могли купить эти двигатели не в Ярославле. Мы могли их купить в Детройте, но они стоили на порядок больше. И все не так было просто — переориентироваться с рынка на рынок было очень сложно. Но мы, вы это помните, шли вперед, сжимая зубы, затягивая пояса, мы знали, что у нас другой экономики нет. И нам 5 — 10, а может, и 15 лет придется жить на этой экономике. Вот в чем причина, а не потому, что «Лукашенко держится за все советское». Я держался за людей, потому что им надо было жить и зарабатывать.

Но прошло полтора десятка лет. И кризис показал, что мы создали экономику, которая более–менее держит государство и людей. Она способна удержаться. А как быть дальше? Опять надеяться на эту экономику? Нет. И вот, когда я говорю, что мы создали 130 новых предприятий в прошлой пятилетке, мы уже не ждали этой пятилетки, где будет поставлена вот эта задача, о которой я сказал, — создавать новые предприятия, завязанные на собственные ресурсы и сырье. У нас его хватает. Я перечислил даже не все, я новые ресурсы назвал и сырье. Надо новые создавать, но 130 — уже в прошлой пятилетке мы создали. Мы модернизировали старые советские предприятия, а их там около 300, которые уже работают хорошо.

Я приводил эти примеры, и они нам пригодятся. Но завтра на этот ресурс рассчитывать нельзя. Мир развивается быстро и интенсивно. Посмотрите вокруг, что происходит. Поэтому нам нужны новые технологии, которые смотрят в новый век. И не надо думать, что мы все сами изобретем. Мы модернизировали, строя новые предприятия, используя технологии, станки западных стран, мировых предприятий. И сегодня они в тяжелом положении — они продают эти станки и технологии дешевле, чем было. А у нас не хватает денег, мы готовы бы купить, но не хватает денег. Вот поэтому я заимствовал, заимствовал и заимствовал. Я просил деньги и у России. Я прошу у китайцев, у которых под 2 триллиона золотовалютных резервов. И спасибо, что они дают. Не на проедание, а на то, чтобы купить новые технологии и новые производства построить, которые будут смотреть в новый век.

Нам надо создавать экономику, экономику, если хотите, безопасности. А безопасность в том, если у нас будет свое сырье. Но разве это нормально, что мы каждый раз под Новый год... У людей праздник, а у нас — от Президента до руководителя департамента, всех министерств, «корячимся» в Москве или еще где–то, выпрашивая ложку дегтя или баррель нефти, или кубометр газа? Это ненормально. Поэтому сегодня поставлена задача, и вы видите, что она реализовывается.

Не потому, что Россия плохая. У России множество проблем, огромное количество. Правда, мы им всегда по-братски говорим: «Мужики, скажите, что надо? Мы готовы подставить плечо». Как в эти пожарные времена. У нас же не легче было, но мы сняли половину нашего МЧС и предложили России: «Давайте мы вам поможем. Вы горите, а у нас душа болит от этого». Мы готовы делать все. И этот тезис не подходит...

Мы смирились. Ну ладно. Но это же ненормально: за пятилетку в 4 раза повысилась цена на газ. Какая конкуренция на общем рынке, в том числе на российском? Я сколько раз говорил: дорогие мои, если вы ввели ограничительные меры на поставку нашей продукции в Россию, вы не только нас ударили. Вы ударили себя. Потому что наша экономика, наши предприятия дают предприятиям России работу, где работает до 15 миллионов россиян (мы оттуда берем сырье и комплектующие). Вы нас рубите — вы рубите этих людей. Второе. Если мы не работаем на вашем рынке, то мы не заработаем деньги для того, чтобы уплатить вам за нефть и за газ.

А ведь по газовой торговле, природному газу Беларусь является третьим государством, третьим рынком — после Европы, Украины мы идем. Это тоже надо понимать. Поэтому давайте вместе кооперироваться, давайте работать!

И говоря о России, вопрос ведь не в личном, что «вот, Лукашенко такой, вот он конфликтный, такой-сякой». Нет, вопрос не в этом. Вопрос только в экономике. Я готов терпеть все: грязь, что угодно ради своей страны, ради людей. Но я не могу согласиться, когда мне под Новый год в два раза повышают цены. Как тогда строить государство для народа? Надо от этой практики отходить. Мы готовы к этому, и мы готовы были всегда. Нам всегда было непросто сотрудничать с новой Россией, но другой нет. Это и наша Россия, там живут русские люди, наши люди, и мы готовы с ними работать. Но мы никогда ни от кого не потерпим, пока я Президент, чтобы нас пинали, чтобы нас толкали, чтобы нам «били в морду». Этого никогда не будет, для этого вам надо избрать другого Президента! И я буду бороться за свою страну, чего бы мне ни стоило!

И если мы едем в Венесуэлу, это не потому, чтобы уколоть Россию. Если мы качаем нефть по трубопроводу Одесса-Броды, через Украину — это не потому, чтобы как–то ее унизить и так далее. У нас выхода другого нет! Мы с удовольствием бы по имеющимся трубам качали эту нефть вместе с россиянами, перерабатывали ее и продавали. Мы газ готовы качать. Зачем этот «Норд стрим», если мы построили газопровод Ямал — Европа и рядом положили фундамент для другой нитки (еще во времена Рема Вяхирева, когда развалился Советский Союз, я с ним ходил по грязи и строил этот газопровод еще мальчишкой-Президентом). Мы построили для второй нитки. «Нет! Через Беларусь не будем класть, ненадежный партнер. Давайте через Балтику, там надежнее». Ну что ж, это право тех, кто производит этот газ. Но мы тоже вправе искать альтернативу, и мы ее найдем. Нашли по нефти, найдем и по природному газу!

Надо понимать одно — мы не нахлебники, мы ни у кого ничего не просим и просить не будем. Я вам сказал, что за пятилетку в 4 раза природный газ подорожал и в 2 раза — нефть, поставляемая в Беларусь. Но не стали на колени, не рухнули, в землянки не поползли. Выдержим! Выдержим всё! Но и россиянам надо понимать, что у них нет более надежного друга, у них нет более важной задачи, чем удержать, если хотите, Беларусь в своих стратегических интересах. Мы ведь этого не отрицаем. Мы к этому готовы и всегда публично об этом говорим: здесь, на западных рубежах нашего некогда общего, я и сейчас считаю, Отечества, мы всегда были и будем надежной опорой россиянам, русским людям. Для нас нет разницы — белорус, русский, татарин, украинец, поляк, еврей, который живет здесь или в России. Мы готовы выполнять свои функции по обеспечению самого святого сегодня — безопасности государства.

Экономику надо строить, исходя из собственных ресурсов, а у нас их предостаточно. У нас сегодня лес — 33%. Мы половину только перерабатываем, не успеваем. Перестаивает лес. Лес спелый, мы его не можем переработать, а потребность колоссальная — от бумаги до мебели. Мы ж это умеем все делать. Так почему не делаем в таком объеме? Уже начали. 7 или 8 мощнейших деревообрабатывающих предприятий мы модернизируем в течение первых двух лет пятилетки.

Мы построим новое предприятие, которое будет завязано на наших ресурсах. В каждом районе (если в пятилетку не успеем, то через пятилетку обязательно это сделаем, проекты есть, образцы построены) будет построена теплоэлектростанция. Мы недавно в Пружанах, по–моему, показывали, в Вилейке подобная есть, в Осиповичах — это пилотные проекты. Мы поставим 150 — 160 таких небольших станций.

Спрашиваю председателя Пружанского райисполкома, какая сейчас проблема. Человек ожил. «Нам, — говорит, — люди не предъявляют никаких претензий, будь то тепло зимой, будь то теплая вода, сколько надо — столько дадим». Даже не все тепло мы оттуда забираем, это тоже большой недостаток, особенно летом в воздух его выбрасываем. А что используем в виде сырья для отопления? Мусор, отходы. Все горит. И мы должны эти станции не только построить, но мы их должны освоить в будущей пятилетке и свои такие станции производить. А если котел не умеем этот делать, мы его купим. Но все остальное мы должны делать сами, такая задача поставлена. Это тоже.

Мы многое можем. И мы это сделаем, чего бы нам ни стоило!

А. Лукашенко: Мы должны избавиться от ущербной лакейской психологии зависимости от кого-то более сильного

А. Лукашенко: Для Беларуси минимально необходимая численность — 20 миллионов человек, а оптимальная — 30 миллионов

А. Лукашенко: Я не раз предлагал сделать, как на Западе — дать зарплату в 2-2,5 тысячи долларов, но и платить за все самим

А. Лукашенко: Роскоши раздавать льготы направо и налево не позволяют себе даже очень богатые страны

А. Лукашенко: Увеличение реальных денежных доходов к 2016 году сделает доступным строительство жилья за счет собственных и заемных средств

А. Лукашенко: Сегодня уже можно констатировать, что остановлено бегство умов из страны

А. Лукашенко: Приоритетное направление работы Правительства — к 2015 году обеспечить 30% энергии из собственных источников, оставшиеся 70% диверсифицировать

А. Лукашенко: Мы сегодня уже создали завод, который в состоянии сам производить уникальные космические аппараты

А. Лукашенко: Нам необходимы европейские стандарты. Это вопрос репутации Беларуси
Люди в материале:
Loading...