Новости: Российский эксперт: Если завтра исчезнет союзное государство, мы сохраним наши отношения со всеми белорусскими предприятиями
новости СТВ в твиттере новости СТВ в инстаграмм

Вы здесь

Российский эксперт: Если завтра исчезнет союзное государство, мы сохраним наши отношения со всеми белорусскими предприятиями

07.04.2011 - 13:53
В декабре 1991 года резиденция Вискули в Беловежской пуще станет самой часто упоминаемой в мировых СМИ точкой на карте мира. Именно там всего три человека подпишут бумаги, которые, казалось, навсегда разрушат самую большую на тот период страну в мире. Но уже совсем скоро станет понятно – разрушат на бумаге.

26 мая 1995 года. В деревне Речка Гомельской области Президент Беларуси и глава правительства России убирают пограничный столб. Тогда исчезновение границы между Беларусью и Россией увидели не только ликующие народы, но и Запад, где убедились окончательно – интеграции на обломках Союза всё-таки быть.

В апреле 1996 года Лукашенко и Ельцин встретятся в Москве. Договор о Сообществе Беларуси и России станет первым и в то же время самым основательным фундаментом будущего Союза, договор о котором подпишут ровно через год. В 1999 году формулировка станет идеальной: «Союзное государство».

Экс-глава правительства Беларуси до сих пор хранит эти бесценные фотографии. Ощущение, если не эйфории, то явно чего-то сверхважного, тогда не покидало ни на минуту. Правда скрежет зубов противников, говорит Сергей Линг, было слышно даже через пятиметровые стены Кремля.

Сергей Линг, премьер-министр Республики Беларусь (1996-2000):
У нас ориентировка взята на социально-ориентированную рыночную экономику, у них - либеральная, у них шоковая терапия, у них захват собственности. У нас есть порядок, контроль, подавляется коррупция.

Подписание договора о Союзном государстве в 2009 году до сих пор окутано тайной. Почему оно переносилось? Официальная версия – серьёзная простуда Ельцина. Но по стране тогда начинают гулять слухи – мол, сама формулировка «Союзное государство» пугает многих в России. По другой версии, на Федерацию давил Запад: якобы молчание об операции на Северном Кавказе обещали в обмен на отказ от союза.

Сергей Линг:
На Западе поняли, что может родиться серьёзнейший конкурент. Россия, Беларусь, Казахстан, если Украина присоединиться — это будет 90% того, что было в Советском Союзе. И наш пример очень заразителен для остальных. Я думаю, на  Беларусь давят, чтоб мы не подавали пример такой интеграции. Если бы Запад не был занят своими внутренними проблемами и кризисными явлениями, они бы вряд ли так легко допустили создание Таможенного союза и ЕЭП.

Сергей Шахрай, заместитель председателя правительства РФ (1991-1992, 1994), руководитель аппарата Счётной палаты РФ:
В апреле 92 года я написал проект договора о Таможенном союзе, в 94 году внёс его в наш Парламент для обсуждения. Таможенный союз тогда был невозможен из-за неготовности налоговых систем и таможенных органов. Сейчас поняли, что всё-таки плюсов больше.

В середине 90-ых либеральное крыло экономического толка во главе с Чубайсом противится любой интеграции. Сергей Шахрай, который фактически и написал договор о Союзе 97 года, называет путь Таможенного союза правильным. По тарифам, отчислениям в бюджет и пошлинам договорились всего за пару лет.

Сергей Шахрай:
Очень трудно шли вопросы валюты, таможенного, налогового законодательства. Потому что это не декларация для избирателей. Это деньги завтра с утра. В чей бюджет они пойдут? Вокруг этих формулировок споры велись и на экспертном, и на политическом уровне. В парламентах, особенно в российском, тогда шла острая внутриполитическая борьба.   

Беларусь во времена Советского Союза - известный на весь мир сборочный цех, ежегодно отправляющий в бюджет страны больших советов по 3 миллиарда рублей в год. С развалом СССР исчезают связи и рынки. Возникла необходимость не только производить, но и продавать. Причём конкурентоспособное.

Белорусский Президент едет в регионы России, посещает крупные предприятия и договаривается о покупках и поставках. Но такая самостоятельность Президента соседней, пускай и уже Союзной страны, устраивает далеко не всех в российской элите. В конце 90-ых визиты Александра Лукашенко в Ярославскую и Липецкую области просто срывают.

В 98-ом Александр Лукашенко всё-таки попал на завод. Случилось это после личного письма Ельцина с приглашением посетить Ярославль в любое время.

На сборочном конвейере Ярославского моторного завода производят по 200 двигателей в сутки. И 70 из них уходят на Минский автомобильный завод. Результат договорённостей прошлого века налицо – МАЗ и сейчас крупнейший партнёр моторного завода. В 99-ом сертификаты под ЕВРО-2 в Ярославле получали фактически для Минска. Потом был ЕВРО-3, теперь в исследовательском центре испытывают двигатель стандарта ЕВРО-4.

Алексей Курилов, главный конструктор по исследованиям и испытаниям ОАО «Автодизель»:
У  нас намечены первые поставки этих двигателей опытно-промышленная партия на май-июнь. Начиная с осени, мы готовы поставлять серийно эти двигатели для комплектации автомобилей МАЗ.

ЯМЗ должен был произвести качественные двигатели европейского уровня и поставить их на МАЗ. МАЗ же сделал машины не хуже, дешевле зарубежных аналогов и поставил их в Россию.  

Владимир Руденко, начальник управления стратегического анализа рынков ООО «Силовые агрегаты – Группа ГАЗ»:  
Деньги были не очень большие, но они реально помогли «Автодизелю» выпустить на рынок дизели с улучшенными характеристикам. Они помогли удержаться на рынке и соответственно МАЗу как потребителю двигателей. Если завтра исчезнет союзное государство, то мы сохраним наши отношения со всеми белорусскими предприятиями.

Таможенный союз и ЕЭП в перспективе следующего года обещают рынок в 170 миллионов человек, свободное перемещение товаров, приход новых инвесторов и сокращение отрицательного сальдо внешней торговли вдвое. И если в этом году поднимутся пошлины на авто – это факт, в следующем – отменятся пошлины на нефть – тоже факт.   

Александр Шатько, депутат Парламентского Собрания Союза Беларуси и России:
Россия борется за свой автомобильный рынок, мы боремся за углеводородное сырьё. Уступки приходится делать. Это нормальное здоровое ведение политики. Это борьба за своё государство, за свои преференции.

Геннадий Зюганов, председатель ЦК Коммунистической партии Российской Федерации:
Надо помнить, что на территории Беларуси проходят два нефтегазопровода, которые отчуждают значительные земли, но Беларусь с нас не берёт за это. Российское руководство и правительство должно понимать, что вопрос не в цене на газ и нефть, а вопрос в сумме цен, что нам гораздо выгоднее продавать Беларуси нефть и газ по льготным ценам. В итоге и мы получим льготную цену на трактор, на самосвал. Ваша промышленность даёт примерно 15 миллионов рабочих мест в РФ. Мы имеем единое оборонное пространство. А на территории Беларуси две крупные военные наши базы.

События с 2005 года объективно войдут в историю Союзного государства как время выяснения отношений. Эксперты тогда констатируют, проблемы бывают в любой семье. Молочная, сахарная, тракторная, несколько газовых войн и пошлины на нефть. Белорусские делегации встречали Новый год в «Газпроме», сидели под кабинетом санитарного врача Онищенко, выясняли, кому переехали дорогу наши тракторы и даже подавали иск в суд СНГ. Конфликты не раз дойдут до высшего уровня.

Иван Бамбиза, заместитель Государственного секретаря Союзного государства:
Иногда российское правительство принимало решения, которые не давали возможности и на коммунальном уровне, и на федеральном уровне участвовать в госпрограммах по реализации и нашей сельхозтехники, тракторов и автомобилей. Сегодня мы создаём единые санитарные нормативы, стандартизируем наше производство.

Загрузка...
X