новости СТВ в твиттере

Виталий Вульф – Элеоноре Езерской: «Элеонора, я же Вам говорил, что рыбу я не ем»

20.04.2011 - 14:47
Мне повезло – в 70-е годы я знала Виталия Яковлевича и даже, можно сказать, немного с ним дружила… Рассказывает Элеонора Езерская.

В те годы что мы знали о движении хиппи, об американском театре, о пьесах Теннесси Уильямса? Ничего. И вот Виталий Вульф приезжал к нам в Минск и тогда в минском Доме актера белорусской творческой интеллигенции поразительно интересно рассказывал об американском театре, о Художественном театре, о Бабановой, о Ефремове, Дорониной. Это были не лекции, это были поразительные рассказы.

Виталий Вульф

Сам Виталий Вульф – импозантный, очень, тогда еще, молодой. И со своими потрясающими рассказами не мог не привлечь внимания. И я решила с ним познакомиться. А для меня всегда хотеть означало мочь.

Виталий Вульф

Мой новый знакомый сразу согласился прийти в мой дом на обед. Хотя, признаюсь сразу, интерес ко мне как к женщине был на нуле. Но это было неважно. Виталий Вульф так рассказывал, так говорил. А я всегда любила принимать гостей даже в советские времена, когда вся еда была большим дефицитом. Но у нас, в Минске, уже тогда всегда можно было купить свежую рыбу – карпа. И на обед, я помню точно, Вульфу и моим гостям подавалась рыба карп. И я даже не обратила внимания, так Виталий Вульф потрясающе рассказывал, что Виталий Яковлевич к рыбе-то и не притронулся.

Виталий Вульф

Уходя, московский гость оставил свои телефоны и велел, когда я буду в Москве, обязательно звонить. И я звонила ему, потому что тогда в Москву ездила и летала очень часто. И мы часами могли говорить по телефону. Виталий Яковлевич был из тех, кто любил говорить по телефону.

А потом Вульф снова приедет в Минск, на этот раз с Ангелиной Степановой и МХАТовским артистом Игорем Васильевым.

Ангелина Степанова

Игорь Васильев

Они будут представлять пьесу, которую Вульф перевел. Уильямса – «Сладкоголосая птица юности».

Афиша

Виталий Вульф будет рассказывать о драматурге, об этой пьесе, а актеры – великая Степанова – будут играть сцены из этого спектакля.

Ангелина Степанова и Игорь Васильев

И снова у меня будет обед. И будет еще Игорь Васильев. И снова на обед – ну, вот так совпадет – я подам рыбу. И Виталий Яковлевич мне скажет: «Элеонора, я же Вам говорил, что рыбу я не ем». Я была так обескуражена, но, слава Богу, что для этого человека еда никогда не была главным.

Советские времена закончились, все мы поменяли маршруты. Я почти перестала ездить в Москву, а Виталий Яковлевич часто жил в своем любимом Париже, про который он знал все.

Несколько лет безвыездно читал лекции в Нью-Йорке, в Америке, в американском университете.

Виталий Вульф

А потом Виталий Вульф снова приедет в Минск. Прошло лет 8-10. Он приедет с рассказом о жизни Любови Петровны Орловой. Это будет, точно помню, в Доме офицеров. И после этого я, радостная, предвкушая встречу с человеком, который мне всегда так безумно нравился, приду к нему за кулисы. И, о ужас, я скажу: «Я – Элеонора». Он скажет: «Простите, я Вас не помню».

Я была так обескуражена.

Правда, человек, который проводил его эту встречу, видя мой шок, сказал: «Элеонора, не обращай внимания. Сегодня утром, когда я его вез с вокзала, он сказал, что уже лет 15 не был в Минске. А два года назад я его здесь принимал. Они вместе с актрисой Мариной Нееловой и Еленой Камбуровой рассказывали о Фаине Раневской».

Больше к Виталию Яковлевичу Вульфу я никогда не подойду и, будучи в Москве, никогда не буду ему звонить. Но от общих знакомых буду знать, что Виталий Вульф очень избирателен в своих друзьях, мало с кем общается. Что ближайший его круг общения – это театральный режиссер Борис Львов-Анохин, это Николай Цискаридзе, это семья Александр Лазарев и Немоляева Светлана.

Борис Львов-Анохин

Николай Цискаридзе

Александр Лазарев и Немоляева Светлана

Очень близким для него человеком стал Влад Листьев. А после его гибели его жена.

Влад Листьев

Влад Листьев

Семьей он так и не обзавелся. Был женат где-то в юности, очень давно. Говорят, вообще этот брак был фиктивным. Детей у него не было, но очень любил, как дочку, дочь своего близкого друга, который вместе с ним работал, переводчика. И внучку, маленькую девочку. Говорят, даже свое все имущество – а это большая квартира, это книга, картины Волошина – он, вроде бы, собирался завещать этой маленькой девочке.

У Виталия Яковлевича всегда был довольно сложный характер. Я знаю, не все его любили. И даже были такие люди, которые шипели ему вслед: «Он же не театровед». А Виталий Вульф так много знал.

Виталий Вульф

Сегодня, когда больше нас окружают люди с высшим образованием, но без среднего, очень жаль, что нет и Виталия Вульфа – энциклопедически образованного человека, который так много знал о театре, об искусстве.

И пусть Виталий Вульф меня потом забыл. Общаться с ним все равно когда-то было великим удовольствием.

Виталий Вульф