Белорус Борис Маковский, избежавший расстрела: Я развелся с женой, потому что она хотела в Израиль

27.04.2011 - 09:38
Борис Маковский родился незадолго до войны. Был четвертым младшим ребенком. Когда ему исполнился годик, Жлобин был оккупирован немцами. Его отец Вологодский Семен Исаакович погиб в первые дни войны, защищая родной город. В сентябре 41-го фашисты организовали в Жлобине гетто, отгородив от остального мира военный городок. Туда попал и Борис вместе с мамой и другими братьями.

Почти 8 месяцев они находились в гетто. В 42-ом году Бориса, маму и других женщин с детьми посадили в машины. Их везли на расстрел. В момент, когда машины остановились на железнодорожном переезде, мама успела передать Бориса в руки женщине не еврейке Тине Маковской. Рискуя жизнью, она оставила его жить у себя. Дала свою фамилию. Он всегда считал ее своей родной мамой. 

Фото. Борис Маковский

Борис Маковский:
Она мне сказала об этом, когда мне было уже 16 лет. Но сказала неправду, не сказав, кто я есть. Она сказала, что ее вызвал бургомистр Жлобина и сказал, что у полиции есть ребенок, мать которого погибла. «Возьми его. Напиши обязательства, что будешь его воспитывать в новом духе».

Почему она не сказала Вам правду?

Борис Маковский:
Она не хотела, чтобы я считал себя евреем. И чтобы все считали меня евреем.

Фото. Борис Маковский

Вы с детских лет помните запах кофе. Что это за история?

Борис Маковский:
Меня прятали в пустой бочке. Она стояла на кухне, было вырезано отверстие. Я залезал в бочку и сидел там на стульчике. Немцы жили у нас в доме. Они налили в большую миску кофе, набросали туда хлеба, сели вокруг и ложками ели. Я вышел, услышал запах. Они посадили к себе на колени, дали ложку. Я вместе с ними ел.

Вы попали в число людей, которые выжили. Вы себя спрашивали, почему так случилось?

Борис Маковский:
Была такая мысль. Наверное, я Богом меченый. Хотя мое комсомольское, пионерское воспитание всегда говорило, что Бога нет. Потом я стал думать сам. Если Бог есть, и творилось такое, то что бы было, если бы Бога не было.

После окончания школы Борис, в отличие от ровесников, не рвался в большой город. Окончил училище и продолжал жить в Жлобине. У него была мечта: своими собственными руками построить дом. И он это сделал.

Борис Маковский:
После войны мать построила домик. Очень маленький. Становиться в очередь на получение жилья долго. Мне уже было 20 лет. Стоял вопрос, что мне надо создавать свою семью. А куда привести жену?

Дом строился несколько лет. Когда он был полностью готов, Борис Григорьевич женился. Жена подарила трех сыновей. Казалось бы, жить да жить, и добра наживать. Но отношения с женой стали портиться. Причиной всему стало желание жены уехать в Израиль. Но Борис Григорьевич эту идею совершенно не поддерживал.

Борис Маковский:
Почему я должен уехать? Мне и здесь неплохо. У меня тут знакомых и друзей много.

В семье стали возникать ссоры, и, в конце концов, супруги развелись. Жена с сыновьями уехала в Израиль. А Борис Григорьевич остался жить один.

Почему Вы не согласились с супругой и остались жить здесь?

Борис Маковский:
Может быть, и лучше было уехать. Мы жили 20 лет. И пока была жива моя мать, жена себя не проявляла столь агрессивно. А когда мать умерла, она стала считать себя большой хозяйкой. Денег я приносил мало, потому что заработные платы были такие. Хотя я работал всю жизнь. И сантехником, и печником.

Как сложилась судьба Вашей жены в Израиле?

Борис Маковский:
Она вышла замуж. Я там (в Израиле) бы один месяц. Там, наверное, ни чем не лучше, чем у нас. Знакомых никого нет. С кем там общаться? Для человека главное – это общение. Дети ко мне не приехали. Мы созвонились. Жена им сказала, что батька приехал просить у них денег.

Фото. Борис Маковский и его бывшая жена

Фото. Дети Бориса Маковского

Судьбы бывают разными: непростыми, трагическими, счастливыми… Какое заглавие Вы можете дать своей судьбе?

Борис Маковский:
Я не считаю, что у меня несчастная судьба. Трагическая – возможно. Конечно, если бы были живы мои родители, судьба была бы иной. У всех детей военных лет судьбы были непростые. У меня тоже.

Сегодня Борис Григорьевич на пенсии. Но в отличие от многих людей его возраста, он бодр и полон энергией. К тому же всегда рядом его верный друг ротвейлер Бой. Зимой работы меньше, а вот весной забот и хлопот больше. Говорят, что Борис Григорьевич выращивает самые вкусные в Жлобине помидоры и огурцы. Еще Борис Григорьевич очень любит готовить. Не зря говорят, что лучшие кулинары в мире – это мужчины. У него «золотые» руки. Сделать печку или камин – в этом деле ему нет равных.

Борис Маковский:
У меня есть мечта создать дом для пожилых людей. Если бы была такая возможность (или государство, или спонсор, или еще кто-то) предоставить жилье за арендную плату, мы бы платили и жили бы, как сами хотели. Должна быть общая комната, где бы люди могли собраться и обсудить свою жизнь. Будут там жить, питаться. У каждого своя комната. Я бы хотел, чтобы был создан проект такого дома. И такие дома были бы построены в каждом районном центре, может быть – в каждом агрогородке. Не на много, человек на 10.

Какая помощь Вам нужна?

Борис Маковский:
Проекты и финансирование. При чем, эти деньги государству вернутся. Потому что люди будут платить арендную плату.

Фото. Борис Маковский
‡агрузка...