Азербайджан – страна, которую нужно распробовать. Сложный рецепт современности: пряный вкус Востока и, на любителя, – ноты Запада

01.06.2013 - 21:36

Азербайджан – этакое связующее звено между западной и восточной цивилизациями. Страна, в которой насчитываются едва ли не все климатические пояса, существующие на Земле. Больше полувека искусствоведы пытаются найти разгадку, почему на картине Сальвадора Дали «Геополитический младенец, наблюдающий за рождением нового человека» женщина указывает пальцем на Баку. Возможно, это случайность, но вполне может быть, что художник вложил в это тайный смысл?

Гобустан – летопись на скалах. Археологический заповедник расположился к югу от Баку. Здесь начинаешь верить в реальное существование машины времени. На этом месте почти все так же, как и 15 тысяч лет до нашей эры.

Секрет звучания этого камня в том, что он полый. Вообще, древние люди, которые проживали здесь, обычно приходили сюда, играли свои мелодии, танцевали яллы и шли на охоту. Она обязательно была удачной.

Шамиль Алибейли, журналист:
В 80-х был норвежский путешественник Тур Хейердал, проводил исследования и выдвинул теорию, что скандинавы имеют кавказские корни, то есть выходцы викингов. То есть, место, где вы стоите – это родина викингов.

В Гобустане насчитывается с десяток стоянок древних людей и больше 6 тысяч наскальных рисунков. Художества – как будто вчера из-под пера азербайджанских предков. Хотя поговаривают, что еще в середине прошлого века для того, чтобы петроглифы выглядели четко, музейные работники начищали их зубным порошком.

Из Гобустана на Марс. Азербайджанский. Геологи НАСА, изучающие природу Красной планеты, сделали вывод, что грязевые вулканы Азербайджана схожи по своему строению с возвышенностями Марса. В стране насчитывается 350 из 800 существующих на Земле грязевых вулканов. Своеобразный мировой рекорд. Действовать они начали примерно 25 миллионов лет назад.

Еще на подъезде к Янардагу, в переводе с азербайджанского это «горящая гора», кажется, сейчас точно встретим аварийную службу газа. Запах раскочегаренного бабушкиного примуса.

А это, в прямом смысле слова, вечный огонь. Языки пламени из земли вырываются здесь как минимум несколько тысяч лет, причем при любой погоде.

Один незаинтересованный скептик, с которым нам довелось побеседовать, уверял, что в горе закопали газовую трубу. Мы пытались разыскать следы «горящего» надувательства, но все старания тщетны.

Нишат Исмайлов:
И лет 10 назад было так, и год назад. И сегодня оно выглядит одинаково. Ничего здесь не изменилось.
Очень сильная энергетика здесь ощущается. Явно чувствуется.

Точного научного объяснения этому природному феномену нет. Понятно одно: где-то в недрах – залежи природного газа.

Очевидны невероятные запасы. Нефть и газ – вот уж действительно современный клад, который всегда в цене.

Первый нефтяной бум пришелся на середину XIX века. В Баку пробурена первая в мире нефтяная скважина, пущен на воду первый в мире танкер, впервые в мире начата добыча нефти в море.

Саида Ханзадеева, научный сотрудник Музея истории Азербайджана:
Сюда хлынули нефтепромышленники со всех стран, приехали сюда, в частности, Нобели. Но, надо сказать, они приехали в Азербайджан не за нефтью. Альфред Нобель был изобретателем динамита. Он основал завод, который выпускал ружья. Ему нужны были приклады для ружей. И поэтому его братья приехали сюда в поисках лесов для изготовления прикладов для ружей. Но, увидев, что здесь нефтяной бум и нефтяные участки продают довольно дешево, они здесь остались.

Место, которое Нобели взяли в аренду, называется символично – Черный город. Сейчас, конечно, здесь работают совершенно другие качалки. Организовав нефтебизнес, предприимчивые европейцы сколотили неплохое состояние. Так что в Нобелевской премии, помимо «динамитного», есть и известная доля бакинского «нефтяного» капитала. Это 12%.

В начале XX века на долю Баку приходилось больше половины всей добываемой в мире нефти.

Валех Алескеров, вице-спикер Милли Меджлиса Азербайджанской Республики:
Если посмотреть на карту перспективных нефтегазоносных структур Азербайджана и, в частности, азербайджанского сектора Каспийского моря, многие десятки структур, к которым еще никто не подходил даже, никто даже не проводил самых элементарных исследований.

Проезжая Баку вдоль и поперек кажется, что нефть добывают здесь повсюду. Качалки стоят прямо в огородах и у стен жилых домов, виднеются в море. Как с миру по нитке. А между тем ежегодно в Азербайджане добывается примерно 42 миллиона тонн нефти, больше трети отправляется на экспорт.

Кстати, бензин в Азербайджане чуть дешевле, чем в Беларуси. За литр 92-го нужно отдать, в долларовом эквиваленте, 70 центов. И это в стране, где даже в нефти купаются. Устроить заплыв в нефтяном бассейне можно в городке Нафталан.

Еще несколько столетий назад путешественников удивляла липкая черная жидкость, которая буквально фонтанировала из здешней земли. Тогда нефть активно добывали из колодцев, в них заливалась вода, черное золото всплывало и добытчики черпали его сумками из тюленьей кожи. Марко Поло писал, что эта консистенция хорошо горит и излечивает верблюжью чесотку. Медицина шагнула вперед, и теперь дипломированные знахари обещают: все будет в шоколаде.

Интизар Вадшалиева, главный врач оздоровительного центра Нафталана:
Нафталан добывается из-под земли на глубине 300 метров. В состав нафталана имеются почти все элементы из таблицы Менделеева. Имеет большой лечебный эффект.

На нефтяные спа-процедуры приходят на костылях (здесь даже открыли для них музей), а уезжают пританцовывая. Артрит, кожные заболевания, невралгия. В советские времена в черных купелях оздоравливалась политическая элита, постоялицей местных санаториев была и Алла Пугачева.

Наталья Иванова, туристка (Россия):
Как говорится, слух донес. Сюда приезжали люди, отдыхали, им очень понравилось. Сюда уже второй раз приезжаем. Сразу чувствую облегчение, снимается зуд, красота. Вообще, очень хорошо. И, мне кажется, легкость какая-то. Как шоколадка я.

А вот Ясемен Гасымова, которая уже давно разменяла второй век, к пусть даже природной терапии равнодушна.

В свои 118 лет бабушка, простите за подробности, еще не потеряла ни одного зуба. У пенсионерки трое детей, а вот сколько внуков, правнуков и праправнуков Ясемен затрудняется ответить. Сбилась со счету.

Ясемен Гасымова, 118-летняя жительница села Дялляр:
Эликсир молодости? В том, что я хорошо жила. Хорошо одевалась, ела. В магазинах я ничего не покупаю. У нас все продукты натуральные. Зелень, овощи и фрукты с огорода, держали все время скотину. Вся молочные продукты свои. И вообще в жизни было много радостей.

На этой земле родился человек из книги рекордов Гиннеса, азербайджанец Ширали Муслимов, проживший более 160 лет. Дедушка полтора столетия проработал чабаном. А в возрасте 136 лет даже женился на молодухе 57 лет.

Понятие «красная свадьба» (это когда молодожены вместе ни много ни мало, а век) тоже пошло отсюда. Вообще Азербайджан всегда славился долгожителями. Впрочем, Беларусь тоже не отстает: у нас больше полутысячи пенсионеров, которым за 100.

Ясемен Гасымова, 118-летняя жительница села Дялляр:
Единственная мечта: у меня есть правнук, и я хочу дожить до того, как моему правнуку сделают обрезание. И хочу, чтобы это было в их новом доме, который сейчас строят рядом с моим.
А про Беларусь я слышала в годы Великой Отечественной войны. В то время немцы хотели оккупировать Беларусь, слышала, что там шли суровые бои.

Парадоксально, что бабушка Ясемен слышала только это про Беларусь. Хотя она же говорила, что шоппинг ей чужд. В сельские магазины не ходит. Но буквально за углом – приятная неожиданность – магазин «Двери Белоруссии».

Родные намеки, оказывается, в Азербайджане встречаются гораздо чаще, чем можно было предположить.

А вот Рафаэль, как только узнал, что мы из Беларуси, сразу пустился в воспоминания 30-летней давности.

18-летняя белоруска Наташа из армейского прошлого. Оказывается, Рафаэль служил 2 года под Борисовом. Первые увольнения и первая любовь. Но, Рафаэль признается, нежные чувства не выдержали расстояния. Ностальгическое отступление – и назад, в реалии бакинского трафика.

Вот они – горячие азербайджанские водители. Наверное, всего по трем городским нотам можно определить – это Баку. Клаксоны не умолкают. Причем сигналят по поводу и без. Рафаэль уверяет, что это еще затишье.

Рафаэль Шракзаде, таксист:
Закон запрещает по городу, когда едешь, сигналить. Штраф будет где-то 40 манат.

А вот бакинский пешеход самый отчаянный в мире. Первая встреча с ним случилась в крайней левой полосе. С нашей легковушкой поравнялась женщина с ребенком. И это не исключение. Такие, по нашим меркам, нарушители, встречаются по всему Баку. Вот привычка ходить, где удобно.

На билбордах, причем по всей стране, изображен бывший президент и отец нынешнего главы государства Гейдар Алиев. Для азербайджанцев Алиев-старший – национальный герой. Его именем названы улицы, парки, международный аэропорт в Баку, повсеместно возвышаются монументы. При Институте истории Национальной академии наук есть целая кафедра изучения наследия Гейдара Алиева. Он ушел из жизни 10 лет назад, но все эти годы в Азербайджане, да и в других странах, 10 мая отмечают день рождения лидера.

Гюнель Рагимова, сотрудник музея зала памяти Г. Алиева в Милли Меджлиса Азербайджанской Республики:
Его возвращение к власти спасло Азербайджан от угрозы уничтожения и вошло в нашу историю как День национального спасения.

Переломное время – начало 90-х. Сразу после развала СССР Азербайджан имел все шансы стать несостоявшимся государством. Алиев правил железной рукой – такая емкая характеристика часто фигурирует в политических статьях. Национальная копилка начинает пополняться благодаря тому, что есть под ногами. К этому времени добыча углеводородов «глохнет», работа на перерабатывающих заводах спущена на тормоза.

Чем богаты, тем и рады, но все гениальное не просто. Гейдар Алиев начинает работать над «контрактом века».

Зияд Самедзаде, председатель комиссии по экономической политике Милли Меджлиса Азербайджанской Республики:
Гейдар Алиев добился подписания контрактов с зарубежными компаниями, приток инвестиций в Азербайджан значительно увеличился, начался процесс реформирования экономики, переход к рыночным отношениям. Конечно, Гейдар Алиев, в отличие от многих руководителей нефтяных стран, не дал возможности приватизировать стратегические нефтяные ресурсы.

Расим Мусабеков, депутат Милли Меджлиса Азербайджанской Республики:
Одним из важных сегодня правлений является развитие ненефтяного сектора экономики Азербайджана. И, наконец, очень важная программа – это трансформация черного золота в человеческий капитал.

Политическую эстафету уже 10 лет как принял Ильхам Алиев. Он продолжает курс своего отца. Кстати, нынешней осенью в Азербайджане пройдут очередные президентские выборы.

Али Гусейнов, председатель комитета по вопросам правовой политики Милли Меджлиса Азербайджанской Республики:
Мы конституционно отменили лимит двухразового избрания президента. Это искусственный лимит, который в моем понимании нарушает права избирателей выбирать того, кого они хотят.

Милли Меджлис – азербайджанский парламент, он однопалатный. 125 депутатов заседают в здании на одноименной улице Парламента. А это самый большой из четырех залов.

Член Милли Меджлиса Азербайджанской Республики:
На галерке у нас специальные места для прессы. Есть дни, когда любой гражданин Азербайджана может записаться и участвовать, наблюдать сессию Парламента.

У каждого депутата свое место, рассадка согласно электронным билетам.

Член Милли Меджлиса Азербайджанской Республики:
Сиденье регулируется вперед, назад, по высоте и так далее. Максимально все направлено на продуктивную работу, чтобы была осанка, работа.

А вот пенсионерка Таиса Сергеевна заманчивые своды созерцает лишь с порога своего итальянского дворика. Хотя и живет в центре Баку.

Таиса Гулеева, жительница Баку:
Наш двор с 1957 года считается аварийным, но до сих пор мы все живем.

Элитная недвижимость против раритетов. Эти дома в скором времени собираются принести в жертвы небоскребам. Малоценные квартиры – так их окрестили чиновники – снесут.

Пенсионерка охотно пускает в дом. В четырехкомнатных апартаментах живет 6 человек.

Таиса Гулеева, жительница Баку:
У меня дочка с внучкой. Здесь моя комната. Без окошек, без дверей.

Во дворе замечаем счетчики. Такие же, как и в белорусских квартирах.

Таиса Гулеева, жительница Баку:
От того, что у меня семья большая, коммунальные зимой выходят дороже, в пределах 100 манат, а летом, конечно, немножко дешевле. Могу всю пенсию отдать на коммунальные.

Такой вот старинный бакинский «пентхауз». Неудобно, все-таки незваные гости, но с личными вопросами лезем в карман.

Таиса Гулеева, жительница Баку:
В виду того, что я работала с маленькой зарплатой (тогда была у нас зарплата – 75 рублей), исчисления идут из 75 рублей. За это у нас сейчас зарплата – 120 манат.

А это одно из самых популярных мест в Баку. Пятикилометровому Приморскому бульвару больше 100 лет. Сейчас набережную продолжают реконструировать, в планах ее еще удлинить в пять раз. На это мэрия выделяет 500 миллионов долларов.

Вечером на бакинской набережной можно встретить не скрывающих своих чувств влюбленных. А ведь еще несколько лет назад открыто целоваться на улицах было запрещено – каралось это штрафом. Такие нравы. Однако время даже в строгие мусульманские законы вносит коррективы. Потому за поцелуи теперь не оштрафуют, а лишь попросят вести себя скромнее.

Улькяр Мустофаева, врач-гинеколог частной клиники Баку:
Самые лучшие годы жизни у меня были там.

Гинеколог-онколог Улькяр признается: 11 лет назад уехала учиться в Беларусь не только из-за того, что там хорошее образование. Она бежала и от строгих нравов. Теперь в городской моде – европейский style, реже встречаются горожанки в чадре.

Диктует азербайджанскую моду и первая леди страны Мехрибан Алиева. Изысканные наряды периодически дают повод для упреков, мол, негоже для мусульманской страны такая откровенность. На встречу с нами Улькяр свободно пришла в дерзком мини.

Улькяр Мустофаева, врач-гинеколог частной клиники Баку:
У каждого человека есть своя альма-матер. Витебский медицинский университет – наша альма-матер.
Обучение и база у университета очень хорошая.

Получив профессию врача, она вернулась в Баку. Но для того, чтобы устроиться здесь на работу, еще несколько лет назад молодому врачу нужно было подтвердить иностранный диплом. Теперь проще – появился закон о признании вузовских аттестатов. Улькяр работает в частной клинике и получает 500 евро в месяц.

Улькяр Мустофаева, врач-гинеколог частной клиники Баку:
Если одна, без семьи, конечно, нормально. Пока на все можно найти деньги. А если семья, дети, тогда будут проблемы.

Кардиограмма столичной жизни читается по архитектуре. Восточная самобытность и западный лоск.

Жительница Баку:
Баку вообще с того времени очень сильно изменился. Вы, наверное, сами тоже заметили.

Город в строительных лесах. Так называемые нефтедоллары превращаются в городской монолит. Экономика на виду.

Современный символ Баку – «Пылающие башни». Трио небоскребов видно из разных точек города, ровно так же обозревается и открытая в 2010 году Площадь государственного флага, что на столичном побережье Каспия. Ровно девять месяцев 162-метровый флагшток был самым высоким в мире (его даже успели занести в Книгу рекордов Гиннеса), но в мае 2011 в Душанбе появился соперник на 3 метра выше.

Исторический конкурент стеклянных новостроек – Девичья башня. Сейчас ее реконструируют. Доподлинно неизвестно, когда именно она здесь появилась, но легенд, связанных с ней, ходит много.

А вот караван-сарай. У азербайджанцев это что-то наподобие дворца. И чай здесь подают в рюмках.

Азербайджанец:
Так называемый армуд-стакан. Секрет его в том, что долго остывает.

Раньше в этом сооружении останавливались попутчики, в стойлах оставались на ночлег верблюды, хозяева отправлялись в номера наверх. Во дворе, где мы и расположились, обычно проходили трапезы.

Азербайджанец:
Настоящий азербайджанец за вечер может выпить стаканов 10.

В Азербайджане чай – это не сигнал гостю выдвигаться к порогу. Это традиция. Горячий напиток подают перед переговорами и перед обедом. Вечером компании тоже собираются за рюмкой чая в чайхане. Все это заедается восточным вареньем.

Азербайджанец:
Инжировое варенье.

Выпив с десяток стаканов душистого чая, удивляемся стране огней дальше. Старый город. Побываешь здесь и сцена из «Бриллиантовой руки», когда в панике Андрей Миронов бегает по закоулкам, кажется не такой уж и смешной. Это не потеряться в трех соснах. Заблудиться на одинаковых улицах ничего не стоит. Кстати, знаменитые эпизоды с арбузной коркой, переломом и заморской куртизанкой, «черт побери» снимались здесь. Каждый бакинец с закрытыми глазами отведет на знаменитое место.

Пока мы снимали киношные декорации, познакомились с любопытными бакинцами.

Азербайджанец:
Беларусь – это, первым делом, батя, Лукашенко, вторым делом – Минск. Что еще для меня Беларусь? БАТЭ.
Вообще все молочное в Беларуси очень вкусное. Покупаю в гастрономах, везде у нас продается белорусское.

47-летний Аслан – хозяин двух квартир на втором этаже. Одну сдает квартирантам за 200 долларов. Работает не отходя от дома, охраняет свою, музейную, территорию.

Маленькая однокомнатная квартирка, зато вид из окна стоящий. Впрочем, за него и готовы платить по 4 тысячи долларов за метр.

Аслан:
Красить? Государство сделает бесплатно.

Художник Али Шамси за декором фасада следит сам. Авангардные детали возле его обители – как самостоятельный музей современного искусства. Его дом соседствует с Дворцом Ширваншахов. Резиденция правителей, построенная в начале XV века.

Произведения Шамси есть у многих мировых лидеров. Но самая большая коллекция у Ильхама Алиева. Художник поясняет: президенты предпочитают городские пейзажи.

Белорусские пейзажи Али никогда не рисовал, хотя был однажды в Минске. Но в творческий маршрут нашу страну азербайджанец уже вписал. В Минске в командно-инженерном институте МЧС учится его сын.

Али Шамси, художник:
Он любит, как Леонардо да Винчи, строить мосты. Он очень доволен этой страной. Это добрая страна, говорит, энергия, люди добрые, отзывчивые. Там классно.

Серьезное сотрудничество у Азербайджана и Беларуси уже давно. Дипломатическим отношениям 20 лет.

Николай Пацкевич, Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Беларусь в Азербайджанской Республике:
Сегодня товарооборот в ненефтяном секторе уже в этом году подходит к 300 млн долларов. Конечно, преобладает экспорт белорусский.

Ариф Мехтиев, председатель Общества дружбы Азербайджан-Беларусь:
У нас очень хорошие существуют отношения межгосударственные. У нас существует личная дружба президентов наших стран. Наши народы очень близки по своему менталитету.

Али Гусейнов, председатель комитета по вопросам правовой политики Милли Меджлиса Азербайджанской Республики:
Я рад тому, что в вопросах развития промышленности и особенно сельского хозяйства, создание в области сельскохозяйственной индустрии, в последний год Азербайджан углубленно изучает опыт Республики Беларусь и собирается уже по госсоглашениям его внедрять.

Пожалуй, самый масштабный совместный проект – Гянджинский автомобильный завод. На двух линиях здесь собирают белорусские тракторы и автомобили «МАЗ».

Фахраддин Сулейманов, главный инженер Гянджинского автомобильного завода:
Качеством мы довольны. Не только мы, и наши потребители. Поэтому с каждым днем у нас заказов еще больше.

За годы сотрудничества уже собрано четыре тысячи тракторов и три тысячи «МАЗов». По стране работает 7 круглосуточных сервисных центров. Азербайджанцы набили руку и готовы разнообразить «меню» для заказчиков. В планах поставить на поток коммунальную технику и строительные подъемники.

Кямран Назаров, директор Гянджинского автомобильного завода:
Эту технику знают очень многие поколения. Техника очень надежная, техника удобная. И, конечно, в плане цены и качества.

А эти дома появились на пустыре возле города Исмайллы буквально 4 месяца назад. Агрогородок.BY. Белорусские инженеры разработали спецпроект.

Павел Корольчик, заместитель директора ОАО «Гроднопромстрой»:
Это наш первый опыт строительства таких объектов в Азербайджане. Учтены особенности менталитета азербайджанского народа, как они умеют жить, как они хотят жить. То есть сами комнаты приспособлены под их жилье, под их жизнь.

И космосом едины. В 2013 году впервые Азербайджан запустил свой телекоммуникационный спутник.

В ночь с седьмого на восьмое февраля с космодрома Французской Гвианы спутник связи «Azerspace-1» отправился на орбиту. Его цель – предоставление цифрового телерадиовещания, доступа к сети Интернет, передачи данных, а также обеспечение закрытой правительственной связи. Спутник будет покрывать регионы Восточной Европы, Северной Африки, Центральной Азии, а также Кавказа и Ближнего Востока.

Али Аббасов, министр связи и информационных технологий Азербайджанской Республики:
Мы установили, что есть хорошие возможности в сотрудничестве в области использования космического пространства. С белорусской стороны мы будем иметь систему обработки космической информации, полученной от низкоорбитальных спутников, а в дальнейшем еще мы можем использовать кое-какие компоненты уже на борту.

Осваивать космос азербайджанцы планируют и в дальнейшем. До 2016 года хотят запустить еще два спутника.

А эти два спутника жизни к семейному сотрудничеству пришли еще 19 лет назад.

Ирина и Вагиф Юсубовы:
Нашли общий язык. Претензий, заявлений, жалоб не имею.

Белорусско-азербайджанский тандем. Ирина и Вагиф познакомились в России – там будущий муж служил на подводной лодке. В 1997 году переехали сюда, в отчий дом на остров Артем.

Ирина Юсубова:
В Азербайджане много бывает бытовой техники белорусской. Например, холодильник, чайник у меня белорусские. Много косметики.

Впрочем, акция «Купляйце беларускае!» в азербайджанской рекламе не нуждается. Лифты, холодильники, стиральные машины, лекарства, продукты – десятки товаров, которые реально пользуются спросом. В рейтинге привлекательных белорусских позиций у многодетной семьи Юсубовых еще и отдых. Для них Каспийское море – не курорт. В отпуск выезжают в Беларусь. Там и родня Ирины, и экзотический для Вагифа тур.

Вагиф Юсубов:
Нравится. Там зима – зима. А тут зимой и летом одним цветом.

Для азербайджанца лес в диковинку. Здесь он занимает всего 11% от общей площади страны. И встречается чаще на окраине республики.

Заглянув в святую святых семьи (спальню), замечаем на тумбочке Библию. Вообще в стране 99% жителей исповедуют ислам. Но, тем не менее, Азербайджан называют страной четырех религий. Пожалуй, это еще одна черта, которая объединяет азербайджанцев и белорусов, – толерантность. Что для Востока точно – дело тонкое.

Архиепископ Бакинский и Азербайджанский Александр:
Многонациональность – это наше богатство. Здесь у нас на одной улице, в одном доме, часто на одной лестничной площадке проживают люди разных национальностей.

Шейх уль-ислам Аллахшукюр Пашазаде, председатель Управления мусульман Кавказа:
Испокон веков удобное географическое положение способствовало развитию толерантности в Азербайджане. Люди разных вер всегда относились друг к другу терпимо. Между конфессиями серьезное сотрудничество. Часто советуемся, часто участвуем в строительстве церкви, помогаем друг другу. Это касается и синагог, и католических церквей. Это нас сближает.

«Мой родны кут, як ты мне мілы. Забыць цябе не маю сілы». У Бакінскім славянскім универсітэце побач з азербайджанскім «салам» гучыць «добры дзень».

Азербайджанка Альбина Сеидова сама когда-то закончила Белорусский педуниверситет. 5 лет изучала «родную мову», теперь учит иностранному языку поколение «next» Кавказа. Занятия проходят два раза в неделю.

Альбина Сеидова, директор центра белорусского языка и культуры Бакинского славянского университета:
Гэты цэнтр існуе ўжо з 2010 года. Ёсць жадаючыя, якія хочуць вывучаць беларускую мову. У нашым цэнтры аксама знаёмяцца з культурай Беларусі, з традыцыямі.

«Дзеканне», «цеканне», «асіміляцыя» азербайджанцам дается непросто. К тому же не в их правилах склонять слова. Конечно, облегчает изучение то, что многие бакинцы, особенно старой закалки, знают русский. Хотя и он постепенно выходит из обихода.

Жамилов Мухтар, студент Бакинского славянского университета:
З пісьменнікаў предпочитаю Максима Танка. «Ave Maria» – то, что он написал.

Как у нас Слуцкие пояса, так и персидский ковер в Азербайджане – национальное достояние. В Баку даже строят для азер-бренда музей. Кстати, он тоже в виде тканого изделия.

Асе Ширалиева, заместитель директора Государственного музея азербайджанского ковра и прикладного искусства:
В Азербайджане занимались ковроделием еще до нашей эры. В ковровом искусстве у нас в Азербайджане обычно использовали натуральные краски.

Такой персидский ковер – удовольствие не из дешевых. Один квадратный метр стоит от 550 долларов. На этом ковровом комбинате произведение искусства по-настоящему рождается. Сперва технологи разрабатываю эскиз, потом изготавливаются нитки и уже после этого ткачихи воплощают задумку.

Есть здесь и учебный цех. Говорят, ремеслу сюда приезжают обучаться даже дочери послов и зажиточных азербайджанцев.

А мы отправляемся в центр персидской культуры – горный поселок Лагич, где на каждый метр города приходится по мастеру.

Жители села Гандоп:
Мы возвращаемся из Лагича. Сами из села Гандоп, которое находится в горах ниже. Ездили подковывать лошадей и осла.

Южный склон Кавказского хребта. Полторы тысячи над уровнем моря. Горы как будто расступаются внезапно, открывая вид на небольшое селение, – средневековый город.

Мощеные улицы, каменные здания и инженерная «загадка» – древнейшая канализация. Построили ее еще тысячу лет назад. В Лагиче кажется, что ты затерялся во времени. Заблудился как минимум на лет 100. Возвращают в реальность вывески «Интернет-кафе», супермаркет, а банкомат в горах и вовсе как футуристический элемент.

Это не постановочные национальные номера. В праздники ремесленники, как и столетия назад, собираются вместе на пригорке, поют песни на лагичском диалекте, который, кстати, даже азербайджанцы не понимают.

Азербайджанец:
Медными и кузнечными изделиями славился Лагич во всем мире. Было 200 мастерских только по медным изделиям. А вообще у каждого квартала было свое ремесло.

«Лампы Алладина», самовары, клинки, украшения. Торговые лавки – рай для шопоголиков.

Медных дел мастер Азаде сейчас делает петли для дверей. Судя по тому, что на работу уходит по 50 килограммов меди, заказов хватает. Благодаря такому бизнесу ремесленник содержит семью из 5 человек.

Азаде Манафов, ремесленник Лагича:
С 5 лет я работал в этой мастерской. В общем уже 48 лет. Делаю все: медные посуды, самовары. В среднем в месяц 500-600 манат зарабатываю. Нормально живем. Магазины, все есть.

Лошади на Кавказе, особенно в горных районах, есть почти у каждого жителя. Сейчас древние традиции коневодства восстанавливают на государственном уровне. В 2007 году приняли программу по развитию этого направления.

А здесь возрождают старую азербайджанскую игру «Човган». В нечто подобное играют и в других восточных странах. Наездники с клюшками гоняются за мячом.

Али Татлыев, президент клуба «Човган»:
Патриотизмом занимаемся. О бизнесе не думали. Просто хотим показать, что это на самом деле азербайджанская игра, древняя игра. С этого мы начали.

В Лагич каждый год, по официальным данным, приезжает 35 тысяч туристов. Для экстремального турне и привыкшего к своему укладу жизни изолированного города иноземцев хватает. Добраться до горцев непросто. Опасный серпантин: с одной стороны – впритык к трассе отвесные скалы, с другой – глубокий каньон. Да и приключенческих соблазнов хватает. Например, как висячий мост. Пользуются им десятилетиями. Длина хрупкой конструкции – 200 метров. Высота – страшно представить.

Немножко страшновато, но ничего, назад тоже придется возвращаться. Говорят, что впереди кто-то даже живет, но давно не проверяли.

Действительно, дорога протоптана. Ширина рассчитана по-старинке, на ишака.

Проехать на машине, в принципе, можно (через горную реку), но если она не полноводна. А это лишь несколько месяцев в году. Отправляем на разведку нашего проводника. Столичный горец рьяно исполняет нашу просьбу, подтверждая устойчивое выражение «горячий кавказский мужчина».

Селение где-то в километрах 10. Мы решили дождаться выполнения госпрограммы по строительству дорог и добраться туда уже на машине, но в другой раз.

Конечно, проехав по регионам Азербайджана, невооруженным глазом видно: пришло время перемен. Улучшаются трассы, развивается инфраструктура. Кстати, почти в каждом горном селении есть школа и больница, а во многих городских поселках открыты большие спортивные центры. На периферии люди в основном занимаются скотоводством, земледелием и торговлей. По дороге масса магазинчиков и кафе, этакий придорожный сервис по-азербайджански. Предлагают то туши барана или шашлык, то горное зелье.

Эльмира:
Я встаю в 5 утра, готовлю тесто и уже с заготовками прихожу к печке.

Хлеб с пылу с жару. В уличной печке тандыр готовится минут 15. Стоит свежая выпечка на наши деньги 6 тысяч. Только на продаже хлеба Эльмира зарабатывает около 10 евро в день. А еще женщина продает домашний овечий сыр.

Вообще, национальная кухня в стране разнообразна. Много, конечно, общевосточных блюд: это и плов, и долма, и шашлык. В Азербайджане же его делают только из баранины.

Настоящий кавказский мужчина должен уметь резать барашка. Насколько кощунственным это ни казалось бы, но для Востока дело обыденное. Шокировало, что это даже не пугает маленьких детей, которые гуляют рядом. В каждой семье в Азербайджане барана приносят в жертву хотя бы раз в год. Обычно это бывает на праздник Курбан-байрам.

Магсад Рагимов:
Замороженное мясо я последний раз видел, когда мне было 5-6 лет. После этого я не видел. А сейчас, дай Бог здоровья, нет надобности.

Михаил, мясник:
Сколько приходится за день убивать барашков? 8-10.

Мясник, представившийся Мишей, хладнокровно разделывается с будущим шашлыком.

Магсад Рагимов:
Обычно берутся барашки до 2 лет.

Баранину подают на стол с разнообразной зеленью, овощами, а еще по вкусу добавляют азербайджанский деликатес – гранатовый соус.

Азербайджан – страна, которую нужно распробовать. Сложный рецепт современности: пряный вкус Востока и, на любителя, – ноты Запада. На стыке двух цивилизаций живут люди, которые едва ли не сразу говорят иноcтранцу «gözüvü yeyim», что в дословном переводе – «я хочу съесть твои глаза». На самом деле это азербайджанское выражение симпатии. Вот уж действительно – страна контрастов.

Новости по теме
‡агрузка...