новости СТВ в твиттере

Заменит ли президента Бразилии «правительство национального спасения», которое так необходимо?

21.05.2016 - 15:25

Новости Бразилии. Один за другим уходят в историю новые левые лидеры Латинской Америки: вот и бразильянке Дильме Руссефф не удалось воспользоваться последним шансом избежать импичмента. Новый вид путчей стал моден на Пылающем континенте — «переворот парламентский»: если убрать какого-нибудь лидера мешают законы, их переписывают тут же, на ходу.  

Левый реванш в Латинской Америке сменился махровой реакцией. Правые берут верх, где мытьем, где катаньем, порой на выборах, а часто верхушечным переворотом. Вот этот вот последний вариант можно наблюдать в Бразилии.

Дильма Руссефф, президент Бразилии:
Временное правительство никто не выбирал. Мы будем бороться за свое возвращение, за поддержку парламента. В Латинской Америке родилась новая форма госпереворотов. Военные путчи вышли из моды, теперь свергают законную власть парламенты, которые легко обходят отсутствие законов и сами на коленке пишут правила.

Дельма Руссеф и ее предшественник Лула да Силва — представители «ласковых левых», предпочитающих офисные кресла и парламентские мандаты сражениям на баррикадах. У «бархатного социалистического переворота» есть как достоинства, так и недостатки: контрреволюция тоже может быть «бархатной», а защитить своих лидеров улица не может.

Руссефф и Лула дали жилье, работу и надежду 40% бразильцев, которые прежде прозябали в беспросветной нищете.

За это пришлось дорого и солидарно платить всем гражданам. Бразилия — самая дорогая страна в Южной, а, может, и в обеих Америках. Экономика начала зримо буксовать: кризис, впрочем, теперь всюду, но никому нет дела до далеких краев. Вот и бразильцы злятся, что худо им здесь и сейчас. В общем, импичмент Руссефф вызвал зубовного скрежета и аплодисментов почти поровну:

видят в ее увольнении и катастрофу, и спасение.

Нельсон Риенсо, бизнесмен:
Мне кажется, это переворот. Никаких предпосылок для импичмента нет, а его организаторы просто хотят славы и власти.

Антонио Карлос, пенсионер:
Те, кто пытаются остановить импичмент, только о себе и думают. За пару лет надо Бразилию вытащить из пропасти, куда она падает: к власти должны прийти активные, смелые люди.

Импичмент с трудом протолкнули через нижнюю палату, со скрипом и подтасовками — через верхнюю:

теперь Руссефф на протяжении 180 дней останется президентом без власти, а потом проголосуют за ее полное и окончательное увольнение. По всему судя, успешно проголосуют, и гонимая бразильянка уже собрала свои вещи.

К кормилу вместо нее пришли экспериментаторы:

они готовятся делить государственную собственность, резать бюджетные расходы, пилить и делить — за полтора века местной истории правые никогда себе не изменяли.

Иштван Каснар, экономист:
Биржевые курсы припали, конечно. Правительство столкнулось с серьезным бюджетным дефицитом: значит, налоги придется повышать. Импичмент сам по себе пугает, но, если стратегия будет выбрана верно, можно ждать роста. Хотя, если ошибутся, катастрофы не избежать. У нас ВВП в прошлом году упал на 4%, производство сократилось почти на процент.

Тут необходимо правительство национального спасения.

Бразильская эта история сообщает нам, что у Штатов, наконец, появились досуг и желание заняться своим задним двором. Буш-младший в свое время увлекся планетарной экспансией: Ирак с Афганистаном отвлекли много сил, и латиноамериканская неоколониальная империя Штатов поползла клочьями. Ненавистники гринго брали власть в Венесуэле, Гондурасе и Никарагуа, в Эквадоре-Парагвае-Боливии, в Аргентине-Венесуэле-Чили.

Пламенный Уго Чавес пытался собрать из паззла континентальных национализмов новую Великую Колумбию,

если не политически, то хотя бы экономически. Венесуэла помогала деньгами и нефтью своим партнерам от Гаваны до Буэнос-Айреса. Команданте Чавеса больше нет, нет больше и денег, зато у янки появилась в регионе стратегия. Теперь Госдеп смело обещает венесуэльскому президенту, что он до конца года на своем посту не удержится.

Мягко или грубо от власти оттерли большинство левых, американский след виден и поражении на выборах киршнеристов Аргентины, в отставке Руссефф, в бунтах против Моралеса в Боливии. В средствах здесь не стесняются, а через 70 лет, после открытия вашингтонских архивов, можно будет узнать много интересного. О том, например, почему заболела раком сразу чуть не дюжина латиноамериканских президентов-революционеров: от аргентинки Киршнер до венесуэльца Чавеса.

Кое-что утекает в прессу теперь: Викиликс публикует документы, в которых

новый временный президент Бразилии Темер зовется «информатором и политическим агентом посольства США».

В общем, дошли руки до латиносов: жалко, конечно, ведь теперь на Пылающем континенте станет снова мрачно, жутко и очень-очень голодно. И еще другое беспокоит: те самые руки также и высвободились — за кого-то теперь возьмутся, когда очаги сопротивления в Западном полушарии подавлены?

Дильма Руссефф,