Энтузиасты из Бреста превратили здание консервного завода в арт-пространство

25.11.2019 - 22:02

Новости Беларуси. Этикетки советской консервации, чугунная плитка и заводской пресс. В Бресте на месте бывшего консервного завода создали новое многофункциональное арт-пространство «Консерва»,  сообщили в программе Новости «24 часа» на СТВ. Выставки современного искусства, форумы для интеллектуалов, творческие мастерские профессиональных креативщиков. «Начинка» нового места сейчас на стадии разработки.

Кристина Протосовицкая увидела «Консерву» изнутри.

Кристина Протосовицкая, корреспондент:
Здание бывшего консервного завода 20 века – сегодня в него пытаются вдохнуть новую, культурную жизнь. До главной туристической артерии города всего 2 минуты ходьбы. Вполне возможно, что это место станет новой точкой притяжения гостей.


Первоначально здесь был винно-соковый завод. Потом здание выкупили, какое-то время сдавали. А несколько лет назад собственники всерьез задумались о его судьбе. Мозговой штурм проходил прямо в бывшем красном уголке завода. Там и родилась идея сохранить эстетику места и передать его дух.



Теперь в бывших цехах консервного завода, где варили яблочное повидло выставочный зал площадью чуть меньше баскетбольной площадки. Пространство уже работает первые арт-объекты заняли свои места.

Планируется, что здесь будет выставочный зал, офисы, фудкорт. При этом арт-зона должна легко трансформироваться. Будь то для модного показа или фестиваля уличной еды.

Екатерина Павлович, инициатор проекта «Консерва»:
Культурные дрожжи – это что я хотела бы видеть, это те офисы креативных индустрий, которые мы сделаем на верхних этажах. Я считаю, что только при консолидации общих сил ребят из разных сфер деятельности может что-то классное получаться – здесь арт-резиденцию создать, где все могут достучаться до друг друга. 

Планы есть и на развитие квартала, который образуют площади «Консервы».

Максим Веремеюк, архитектор:
Потенциал этого места колоссальный, потому что он, во-первых, располагается в неспосредственной близости с пешеходной улицей Советской. Это центр города, и на данный момент там мало что расположено, и мы можем очень гибко развивать эту территорию. Вообще, в мире есть подобные аналоги. Мы смотрели в Нью-Йорке, один из основных аналогов – это в Таллине.



За этот год туристический поток в безвизовой зоне «Брест» вырос вдвое. И кто знает, может, новая точка на туристической карте тысячелетнего города привлечет еще больше гостей.

Loading...


Пейзажи Шагала: что сохранилось в Витебске? «Можем определить место, где он стоял, благодаря зданиям на заднем плане»



Ноябрь 2017 года. На аукционе Сотби идут ожесточенные торги. Частные коллекционеры и лучшие мировые музеи сражаются за один-единственный лот – картину «Любовники». На столетнем холсте – на первый взгляд – незамысловатый сюжет. Автор изобразил себя в объятиях возлюбленной. Спустя несколько минут, шедевр уйдет с молотка за рекордные 28,5 миллионов долларов. В такую баснословную сумму покупатели оценят работу крупнейшего художника-авангардиста XX века. Его имя – Марк Шагал.

Тамара Карандашева, искусствовед, эксперт комитета Марка Шагала:
Марк Шагал, действительно, явление в искусстве XX века, потому что тот масштаб деятельности в искусстве, который он охватил, освоил, открыл миру, пожалуй, ни один художник XX века этого не сделал.

Марк Шагал раз и навсегда впишет родной Витебск в историю всего мирового искусства. Именно с его легкой руки в 20-ые годы провинциальный город превращается в столицу авангарда. Шагал соберет вокруг себя культовых художников, а их передовые идеи станут отдельным культурным феноменом. Через несколько десятков лет искусствоведы назовут это явление «витебской школой».

Ольга Акуневич, заведующая Витебским художественным музеем:
Феномен «витебской школы», когда Шагал, Малевич, Лисицкий и целая плеяда других художников, конечно, связан с именем Марка Шагала. Он бросил клич, и сюда в город приехали художники.

Узкие улочки и деревянные постройки. Со времен Марка Шагала в Витебске осталось не так много. Но даже спустя век, в этих местах читаются образы, запечатленные рукой мастера на знаменитых полотнах.

Виктор Борисенков, фотограф, краевед:
Одна из самых известных картин Марка Шагала – «Синий дом». Само название, которое характерно для Витебска. Мы можем как бы определить то место, где он стоял, благодаря тем зданиям, которые находятся на заднем плане: Ратуша, Костел Святого Антония, Воскресенская церковь. Эта картина сейчас находится во Франции, в музее изящных искусств.

Имя Марка Шагала станет в один ряд с великими художниками ХХ века, а его почерк невозможно перепутать ни с чем другим. 

Как Шагал приезжал в СССР и почему не побывал в Витебске: «В 85 лет для него бы это был большой шок»

Тамара Карандашева:
Привлекает, прежде всего, своей необычностью. Потому что есть полет, люди летают у Шагала от счастья. Это свобода.

Михаил Цыбульский, кандидат искусствоведения, доцент кафедры изобразительного искусства ВГУ им. П. М. Машерова:
Работы витебского периода – такое красивое романтическое ощущение горда.

Туристы и многочисленные поклонники таланта Марка Шагала и сегодня стремятся во что бы то ни стало отыскать те самые улочки Витебска, которые вдохновили художника.

Виктор Борисенков изучил «шагаловские места» вдоль и поперек. 

Виктор Борисенков:
Неудивительно, что к нам, в Витебск приезжают туристы со всего мира, люди, которые интересуются творчеством художника. Чтобы посмотреть на шагаловский Витебск.

За моей спиной мы видим пустырь, а когда-то здесь стояла прекраснейшая церковь, которую художник очень много рисовал на своих картинах. И этот храм, который, наверное, больше всего присутствует на картинах мастера. Спасскую церковь мы видим у художника над городом, когда летит художник со своей музой – женой Беллой, мы видим Спасскую церковь.

Звезда Шагала зажжется в июне 1914 года, когда пройдет его первая персональная выставка.

Елена Ге, старший научный сотрудник музея Марка Шагала:
Он знакомится уже с теми будущими известными художниками авангардного направления, как Брак, Делоне и другие. И он понимает это искусство, он изучает его. В его работах того периода 10-ых годов можно видеть элементы кубизма, там можно видеть элементы орфизма, фовизма.

Художник опасается, что его взгляды идут вразрез с советскими реалиями. Тем более, что первый тревожный звонок уже прозвенел. Оставаться в городе дальше было небезопасно. Тогда художник еще не знал, что покидает Витебск навсегда. Родной город Марк Шагал будет помнить до конца своих дней. 

Виктор Борисенков:
Много ли осталось зданий, которые Шагал рисовал на своих картинах? Вообще-то, очень мало. Но одно из этих зданий – это руины бывшей богадельни Ильинской церкви. Например, картина «Над Витебском», где мы видим летящего еврея в небе, который показывается из Ильинского храма. Такая серия работ, посвященная именно этому ландшафту, этому ракурсу объясняется тем, что Шагал снимал комнату недалеко отсюда. Здесь он написал свою знаменитую картину «День рождения», где он изобразил себя вместе с Беллой.

Старое еврейское кладбище, которые не раз изображал Марк Шагал на картинах, исчезло с лица Земли.

Виктор Борисенков:
«Мое сердце сжимается, когда мне приснится моя матушка или когда я вспомню, что нынче день её смерти». Так Марк Шагал написал о своей матери. Не менее трогательные слова и об отце он написал в своей книжке воспоминаний. Мы сейчас стоим как раз на том месте, где было еврейское кладбище. Я думаю, что Марк Шагал не приехал в Витебск, уже будучи во Франции, по той причине, что он знал – могилы его родителей уже не существует. Это кладбище было уничтожено после войны, в 50-ые – начало 60-ых годов. И сейчас на этом месте пустырь.