Сюда едут туристы из Австралии и Великобритании. Где строят туристическую тропу по низинным болотам Полесья?

07.02.2021 - 20:42

Новости Беларуси. Самая редкая певчая птица Европы – вертлявая камышевка. Беларусь является чуть ли не единственной страной в мире, где ее можно увидеть и услышать, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Республиканский биологический заказник «Споровский» – это почти 20 тысяч гектаров и дом для полусотни «краснокнижников». А еще родина ежегодного фестиваля «Споровские сенокосы». Правда, он не состоялся из-за пандемии.

Но все же крупнейший массив низинных болот Полесья манит туристов от Туманного Альбиона до Австралии. Пока природа спит под снежной периной, в заказнике полным ходом готовятся к новому сезону.

Почему новую экотропу строят по льду и зачем болото нужно «стричь»? Репортаж из первых уст у Кристины Протосовицкой.

Кристина Протосовицкая, корреспондент: 
Ради этого звука люди едут со всего мира?

Вадим Протасевич, директор республиканского биологического заказника «Споровский»:
Звук ладно, его можно услышать и по телефону или в интернете. А вот именно посмотреть вживую – ради этого да. Вертлявая камышевка как индикатор низинного болота, то есть первая покидает болото, если с ним что-то не так. 99 % популяции живет в Беларуси.

Это участок, специально сделанный для бердвотчеров, чтобы можно было наблюдать птиц, не идя в болото, и их не беспокоить там.

Кристина Протосовицкая:
Откуда приезжают для того, чтобы ее послушать?

Вадим Протасевич:
Большинство все-таки из Британии. У нас были даже люди из Австралии (он приехал именно ради наших видов). Очень много бельгийцев, голландцев, немцев много, шотландцы. В Шотландии у нас даже есть своя фан-группа.

Этот год был сложным в плане туризма. Но мы, в принципе, смогли достичь прошлогодних показателей, даже немножко больше – порядка полутора тысяч человек. Это именно специфических, бердвотчеров. Для Беларуси цифра немелкая, потому что еще пять лет назад бердвотчеров было два-три человека белорусов, остальные иностранцы.

Кристина Протосовицкая:
То есть у белорусов открываются глаза на собственную природу?

Вадим Протасевич:
Наверное, пандемия все-таки сработала по-своему. Люди не смогли никуда выехать и начали искать что-то внутри своей страны. И нашли.

Тропа, которая была построена в 2008 году, была неремонтопригодная. Мы ее в 2020 году демонтировали. Подготовили проект и сейчас начали строительство новой тропы. Это именно для привлечения туристов.

Подымаю его на большую высоту и вижу всю панораму, весь объект. Опять же, когда отбивали, в тростниках невозможно было, вели только по коптеру. Только зимой, мы летом ее никак не построили бы.

Мы, честно говоря, очень рады, что такая морозная зима – это просто сказка для нас в плане строительства тропы. Уже в мае у нас ввод в эксплуатацию.

Все, дальше пойдем по болоту. Оно сейчас замерзшее, так что можно не бояться.

Добрый день, ребята. Ну как? 
– Ну как, как. Видите, как? 
– Ну, получается же! 
– Работаем.

Вадим Протасевич:
Почему прошлая тропа была демонтирована? Потому что лаги деревянные были, они пришли в негодность. Эти же – срок службы около 100 лет. Они не разлагаются абсолютно, то есть, доска если пришла в негодность, ее можно будет легко поменять. Основа вся остается.

По такой технологии тропы еще в Беларуси не строились. Всегда применялась деревянная основа, которая 15, ну 20 лет от силы могла прослужить и приходила в негодность. Здесь же я уверен, что она меня переживет, эта основа.

От самого настила до уреза реки будут понтоны стоять. Дальше, где глубокая часть реки пошла, будет действующий паром для переправы наших туристов. Сзади, где стоил кол (это как отметка), будет смонтирована беседка, на воде будет стоять практически (в разлив примерно на полметра вода будет выше).

Кристина Протосовицкая:
Мы стоим на реке Ясельда? 

Вадим Протасевич:
Мы стоим на реке Ясельда. Мы сейчас по реке пойдем в ту сторону, вниз по течению, чтобы показать, как дальше маршрут будет проходить. Можно спокойно идти. Мы тут ходили еще до мороза, так что не страшно.

Вот, кстати, видите кучку – казалось бы, что это такое? Это ондатра натаскала себе. Кормовой домик ондатры.

Сказать, что мы недооцененные – я так не буду говорить, это будет неправильно. Потому что люди должны созреть. Оно придет со временем. И, честно говоря, все-таки должна быть инфраструктура.

Главное сейчас не упасть, а то он все заснимет.

Паром использовался еще на старой тропе. Сейчас мы его отреставрировали, он уже готов к работе. Во льду, понятно, сейчас никуда не поедет, но весной он начнет двигаться на тот берег.

Везде снег, но берег черный – почему, никто же не знает. Просто мы здесь кормим куропаток. У нас сейчас где-то часов в шесть вечера они приходят на кормежку. 29 особей.

Вадим Протасевич:
Примерно так, как мы сейчас едем, по-другому сложно. Ну, либо на лошадке какой-нибудь. 

Кристина Протосовицкая:
У вас персональное ралли. 

Вадим Протасевич:
Получается, мы вынуждены по таким дорогам добираться к местам проведения работ. Иногда туристов возим здесь весной, у них впечатлений куча, когда они едут по такой дороге с нами в машине.

Кристина Протосовицкая:
К вам корреспонденты зимой приезжали когда-нибудь? 

Вадим Протасевич:
Вы знаете, зимний экскурс корреспондента – вы у нас первая. 

Кристина Протосовицкая:
Эксклюзив СТВ? 

Вадим Протасевич:
Да, эксклюзив СТВ, получатся.

Это была идея зеленых инвестиций, и так и получилось. Мы сейчас получаем денежку и ее инвестируем опять в природу. Все заказники Брестской области учредили свой фонд, и станция принадлежит фонду. Они накапливают денежки. Скажем так, каждому заказнику могут помочь в чем-то.

Этот участок, 130 гектаров, мы готовим полностью под кошение, чтобы в 2021 году его пустить в работу. И тоже здесь рядом есть госпредприятие, которое заберет это сено на корма себе. Вы знаете, в чем дело? В том, что оно реально экологически чистое. Тут нет никаких удобрений, ничего не внесено абсолютно. У нас порядка, наверное, 100 тонн раскупили местные жители. 

Кристина Протосовицкая:
Я в шутку назвала это болоторезкой. Для чего это нужно? 

Вадим Протасевич:
Это не болоторез, это агрегат с большими зубами, лесохозяйственный мульчер.

Иван Федосюк, тракторист: 
Мощность… 175 лошадей. Хватает мощности, но есть еще и мощнее. Косим, прессуем, мульчируем.

Нужно для того, что мы просто потихоньку отвоевываем у этих зарослей наше болото открытое. Если ничего не делать, это болото зарастет кустами и потеряет свою ценность.

Сохранить и не дать исчезнуть природной уникальности – это и есть один из главных ориентиров современной Беларуси. Заказник «Споровский» – лучшее тому подтверждение. Уже в мае у них начнется новый сезон, а это значит, еще на тысячи подкупленных сердец туристов станет больше.

Loading...


Иногда принципиально просят девушку или молодого человека. Для чего нужен экскурсовод и каких гидов любят туристы?



Новости Беларуси. Для чего нужен экскурсовод? Об этом в студии «Большого города» рассказали Алексей Русакевич, директор информационно-туристского центра «Минск», и Сергей Бусько, экскурсовод, председатель Республиканского общественного объединения «Белорусское общество экскурсоводов и гидов-переводчиков»

Екатерина Забенько, ведущая:
Экскурсовод нужен, чтобы рассказать о каком-то привычном, банальном месте намного больше и шире, чем можно себе представить, подчеркну, не только туристу, но и жителю Минска, который проводит здесь всю свою жизнь, ходит по этим аллеям иногда и каждый день.

Алексей Русакевич, директор информационно-туристского центра «Минск»:
Я сейчас, может, больше скажу, что обычная обзорная экскурсия по городу приезжают гости к минчанам и вместе с ними едут. После экскурсии они выходят и говорят: мы 50 % того, что было на экскурсии, не знали.

Сергей Бусько, экскурсовод, председатель Республиканского общественного объединения «Белорусское общество экскурсоводов и гидов-переводчиков»:
Сейчас очень популярная концепция интерпретации наследия. Экскурсовод уже не говорилка, которая передает факты. Мы создаем образ города и связываем эти факты, мы создаем феномен. Есть хорошая книга Томаса Бона, немецкого историка. Парадокс, что немец написал одну из лучших книг по истории Минска «Город солнца». Действительно, Минск, концепция города-Солнца, сама феноменология Минска – именно это мы создаем. Мы создаем эмоцию, образ. Мы не даем факты, их может дать любой желающий, даже человек с путеводителем. Мы создаем феномен города, показываем, почему даже спальные районы Минска уникальны, почему кладбище башенных кранов в Шабанах тоже интересное и уникальное. Сюда приезжают посмотреть на типовой проект на улице Васнецова, потому что это первый типовой проект, архитекторы Санкт-Петербурга приехали просто посмотреть на обычную панельку, хотя для тех, кто там живет, это обычная панелька, а люди едут смотреть.

Екатерина Забенько:
Еще важно так вкусно преподнести те же общедоступные факты, с которыми мы сталкиваемся, чтобы это было интересно туристам. Например, что в Минске растет 844 тысячи деревьев, причем каждое четвертое из них – липа. Или о том, что огромное количество цветочных клумб в Минске, если их все соединить, то это будет 10 футбольных полей. Подчеркну, что эта информация общедоступна, но даже об этом многие минчане не знают.

Алексей Русакевич:
Сейчас подготовлена стратегия формирования собственного стиля Минска, его узнаваемого облика для туристов до 2035 года. В рамках этой стратегии будет разрабатываться бренд. Первые шаги, которые мы делали, в прошлом году проводили конкурс «Минск твои яркие ассоциации», был опрос на сайте горисполкома. Ассоциации разные  что у иностранных туристов, что у белорусов. Кто-то ассоциирует Минск с Ратушей, кто-то с воротами в город, привокзальной площадью, кто-то с библиотекой, кто-то представляет Минск как зеленый город-парк. Благодаря этому мы не можем сказать, что есть определенный символ Минска. Минск многоликий – это и проспекты, парки, это и Минск-Арена, можно назвать стадион «Динамо» как достопримечательность. На основании этого и построена стратегия представления для иностранных туристов.

Екатерина Забенько:
То есть, как бы нам хотелось, по чему Минск был бы узнаваемым в глазах зарубежных туристов?

Алексей Русакевич:
Тут мы чуть-чуть разделили. Если говорим Минск город-герой, то ассоциируемся с Музеем истории Великой Отечественной войны, со стелой «Минск город-герой», это больше идет для туристов из России, китайских туристов. Если мы говорим, что Минск это ворота в Восточную Европу, то это для западных туристов. Можно даже преподнести Ратушу, излюбленное место западных туристов.

Екатерина Забенько:
21 февраля отмечаем Всемирный день экскурсовода. Как планируете отмечать?

Сергей Бусько:
Работать.

Екатерина Забенько:
Слава богу, что работать, потому что мы с вами уже обсудили то, что мало у каких экскурсоводов в период пандемии еще осталась та самая прекрасная работа.

Сергей Бусько:
Одна экскурсия в месяц стандартная квота.

Екатерина Забенько:
По вашему мнению, каких экскурсоводов, кроме профессиональных навыков, любят туристы и есть ли предпочтения у экскурсоводов в отношении тех же туристов? Может, из каких-то стран, городов, даже белорусских глубинок впечатляет больше то, что вы рассказываете, нежели людей, которые приезжают из столиц с богатым архитектурным наследием?

Сергей Бусько:
Хороший вопрос. С одной стороны, когда мы говорим о предпочтениях, к 2019 году, до нашего сложного 2020-го, у нас произошла определенная специализация. Большая часть экскурсоводов определилась с рынком, с которым работает. Были те, кто работал с прибалтами это постоянные связи, старые добрые цепочки ответов, пожеланий, рекомендаций. Люди приезжали из одной страны и уже по инерции шли к определенному экскурсоводу, в определенные туристические фирмы, тем более фирмы давали цепочки, регионально направленные. С другой стороны, наши гиды-переводчики работали по странам. Соответственно, у них четко зафиксированы Турция, Израиль и так далее. Если мы говорим о русско-белорусской язычной среде, то, конечно, Российская Федерация в целом как сегмент, туристы достаточно благодарные, зачастую даже дополнительно благодарные. Если мы говорим о белорусских туристах, то есть специфика работы с предприятиями. Одна ситуация, когда работа с корпоративной группой, другая работа с индивидуалами. В последнее время экскурсоводы предпочитают работать с индивидуалами. Это вопрос даже не столько материальный, сколько вопрос удовлетворения после выполненной работы. 

С индивидуалами вы можете пройти там, где большой группой не пройдете, вы можете уделить им больше внимания, оговорить те вопросы, которые являются ключевыми, вы чувствуете себя полноценно, насыщенно информационно. Вы сделали то, что хотели и как хотели. Есть отдача. Вы смотрите человеку в глаза, разговариваете, это гораздо эффективнее. Вы можете показать Минск так, как вы хотите. С большой группой это тоже иногда получается, но не всегда, потому что группа это набор индивидуальностей, и они разные. Это не всегда срабатывает. Мы работаем со всеми. Это нас учили, этим мы стараемся делиться с людьми. А о качествах… Иногда просят экскурсовода-девушку, иногда молодого человека. У нас у туризма женское лицо. Большая часть наших экскурсоводов это прекрасный пол, сильная половина тут, скорее, в меньшинстве, где-то один к трем. Так исторически сложилось. Когда мы говорим о качествах, конечно, поставленная речь, жестикуляция, образность ряд качеств, которые отличают человека любой профессии в гуманитарной сфере. Это как данность.

«Часть коллег – профессиональные историки, краеведы». Откуда экскурсоводы узнают факты, которых нет в интернете? (читать далее)